О (не)любви к власти

Есть мнение, что журналист всегда обязан быть в оппозиции к любой власти. Мне, например, недавно в ответ на критику слишком уж безапелляционных нападок одной телепрограммы на правительство заявили: «Журналист априори должен быть в оппозиции к власти. А Довженко ее защищает… Во всем цивилизованном мире для критики государственных институций не обязательно получать точку зрения чиновников. Иначе ни один материал не выйдет в эфир и в печать».

Я, конечно же, «защищал» власть ровно настолько, насколько любую другую сторону, которой не дали нормально высказаться в проблемном сюжете. Однако тему стоит обсудить, тем более, что она обещает вновь стать актуальной после пятилетнего перерыва.

Согласно словарному определению, оппозиция есть партия, группа или другое политическое объединение, выступающие против господствующей политической силы (власти). Например, левые при власти – правые в оппозиции. Быть одновременно в оппозиции и при власти – ноу-хау украинских политиков. Понятия «оппозиционная пресса», «оппозиционный журналист» в цивилизованном обществе связаны именно с оппозицией в классическом понимании этого слова, а не с некой индивидуальной оппозиционностью. Под ними подразумевается открыто декларируемая, обычно – ценностно-философски обоснованная (пускай и связанная с партийной принадлежностью собственника) ангажированность в пользу политического лагеря, находящегося в данный момент меньшинстве.

Вопрос профессиональных стандартов в случае оппозиционного, как и партийного, средства массовой информации весьма скользок. Врать аудитории, конечно же, нельзя. Но всегда остается возможность что-то где-то подправить, сместить акценты, опустить факты и подробности, неприятные для оппозиции, и усугубить те, что неприятны власти… В общем, свобода маневра есть даже в рамках стандартов. В идеале новости остаются сбалансированными, для выражения же политических пристрастий остаются аналитика и публицистика. Ну и, конечно же, определенные предпочтения в подборе спикеров, гостей студии, персонажей для интервью и так далее.

Отмечу, что чем ярче выражена оппозиционность средства массовой информации, тем больше вероятность ограничения его аудитории убежденными сторонниками оппозиции, которые ищут в нем отрады и подтверждения, что они не одиноки. Следовательно, ожидать какого-либо прозелитического эффекта от них не стоит, поскольку не слишком озабоченных политически граждан откровенный агитпроп интересует редко. Посему умные издатели оппозиционных, - как, впрочем, и любых, - СМИ стараются выражать политическую позицию мягко и ненавязчиво.

В последние годы, в силу царившего в стране троевластия (президент, правительство и парламент), а также стремления собственников и руководителей центральных СМИ жить дружно со всеми головами этого «горыныча», оппозиционной журналистики в чистом виде у нас не было. Она существовала в особых формах – иронично-нигилистической (например, сайт «Обком» или творчество Татьяны Коробовой), культивирующей оппозиционность «против всех» и принцип «все они одинаковы», и кликушеской, представленной в основном маргинально-партийными и региональными медиа. Все остальные проявления оппозиционности были амбивалентными и являлись одновременно проявлениями лояльности к другому ответвлению власти.

Последним ярким примером оппозиционного СМИ в нашей истории был, пожалуй, 5 канал образца 2003-2004 годов. Созданный командой гонимых цензурой журналистов на деньги нашеукраинца Петра Порошенко, он отчетливо выделялся на фоне лояльных к режиму Кучмы СМИ, работавших по темникам. Команда канала сочетала партизанский задор с неплохим уровнем информационного продукта, что позволило 5-му прослыть эталоном свободы слова и окном в объективную реальность. Это не совсем соответствовало действительности, однако и боевым листком оппозиции в чистом виде канал не был, всегда стараясь предоставлять слово представителям власти. В конце концов реноме единственного оппозиционного канала помогло 5-му сыграть исключительную роль в событиях Оранжевой революции… После чего, с победой политической силы, которую представлял собственник канала, 5-й ушел вместе с генеральной линией партии сперва в мягкую, потом – в жесткую пропрезидентскую позицию, теряя по пути «сучки и задоринки» в виде несговорчивых журналистов-революционеров.

Кстати говоря, даже в преддверии революционных событий 2004-го, когда общество находилось в крайнем напряжении, а идеи свержения режима Кучмы витали в воздухе, оппозиционная пресса и телеканал не пользовались особой популярностью. Исключение составляла разве что газета «Сільські вісті», где идеология находившихся в то время в оппозиции социалистов преподносилась читателям в нагрузку к ценным земледельческим и животноводческим советам. В то время как остальные, такие как «Грани», «Без цензуры» и «Україна молода», достигали определенной целевой, однако далеко не массовой аудитории. Причем аудитории, которую уже не было нужды ни в чем убеждать.

Нынче уже можно с уверенностью сказать, что властью в нашем государстве являются президент Янукович, правительство Азарова и парламентская коалиция в составе Партии регионов, Блока Литвина и Коммунистической партии, оппозицией же – Блок Юлии Тимошенко и «Наша Украина – Народная Самооборона». Довольно определенно также можно сказать, что оппозиционных СМИ, по крайней мере, на данный момент, у нас практически нет. По крайней мере, среди действительно массовых изданий, телеканалов и радиостанций.

Здесь требуется еще одна важная ремарка: дело в том, что в цивилизованном обществе медиа делятся на лояльные к власти и оппозиционные (меньшая часть), а также нормальные, которые просто полноценно информируют, беспристрастно анализируют и подают все важные точки зрения, не испытывая особой благосклонности ни к одному из политических лагерей. В Украине такие СМИ есть, но мало, поскольку основными владельцами медиа являются олигархи, отстраивающие свои политические предпочтения в соответствии с конъюнктурой рынка власти. Более трех четвертей телевизионного рынка находится в руках бизнесменов, успевших задекларировать дружбу с Януковичем еще в ночь выборов. На рынке прессы все не столь однозначно, хотя и здесь значительная часть наиболее массовых изданий принадлежат все тем же Виктору Пинчуку и Ринату Ахметову. Единственное в Украине влиятельное информационно-разговорное радио – «Эра ФМ» - принадлежит регионалу Андрею Деркачу. Своеобразной «резервацией» относительно нейтральных СМИ является разве что интернет, хотя и там происходит постепенная коммерциализация и олигархизация.

У новоявленной оппозиции очень мало своих СМИ. У БЮТ это газеты «Вечерние вести» и «Свобода», пара сайтов и интернет-телевидение INTV, группа развлекательных радиостанций «ТАВР» (которую, впрочем, вряд ли можно использовать в политических целях); у НУНС – «Сільські вісті», «Україна молода», несколько сайтов, а если Петру Порошенко не найдут места в новой власти, возможно, 5 канал. Это очень, очень скромный медиаресурс. И хоть мне не раз приходилось хвалить Юлию Тимошенко за то, что она не подгребла под себя СМИ за годы пребывания у власти, ее уверенность в том, что таран для пробивания информационной блокады ей уже никогда не понадобится, теперь выглядит ошибочной.

По-видимому, основная часть СМИ в ближайшее время разделится на верноподданных и сдержанно лояльных. Верноподданнические позывы, не дождавшись формирования коалиции и назначения нового правительства, начали демонстрировать каналы и издания группы Рината Ахметова (ТРК «Украина», газета «Сегодня» и другие), а также новости канала «Интер», формально принадлежащего назначенному главой Службы безопасности Украины Валерию Хорошковскому. Например, «Украина» передает заявления нового президента в таком стиле: «Виктор Янукович заявляет, что у него хватит твердости и последовательности в отстаивании национальных интересов Украины в отношениях со всеми партнерами. Так лидер Партии регионов прокомментировал призыв действующего президента к своему преемнику. В отношениях с Россией - преданно обеспечивать процесс национального сопоставления. В заявлении Януковича, которого Центризберком огласил победителем выборов, говорится, что каждый его шаг будет направлен на укрепление независимости Украины и на построение сильного государства с высоким уровнем жизни людей». Не хватает разве что извечного подобострастного «Федорович» и эпитета вроде «дорогой»…

Остальные пока что ведут себя сдержанно. Проявить ориентацию от них потребуют позже, через несколько месяцев или год, когда начнется очередная избирательная кампания. В том, что рано или поздно это случится, нет никаких сомнений, непонятно только, как будет обеспечиваться лояльность – честным словом собственников или определенной централизованной цензурной системой наподобие темников.

Вернемся к изначальному утверждению: мол, журналист должен быть всегда в оппозиции к власти. Априори.

Что делать журналисту, если он в оппозиции к власти, но работает, например, на канале «Интер» или в газете «Сегодня»? Либо молчать в кулачок, никак не выражая своей оппозиционности и выполняя указания руководства, действующего в указанных собственникам рамках. Либо пытаться выразить свои взгляды в творчестве и быть уволенным, в лучшем случае – переведенным на социалку и культуру. Либо же увольняться по собственному желанию и идти работать в мелкотравчатые оппозиционные СМИ, если найдется место. Можно еще завести уютный бложек, или авторский сайтец, на котором распинаться для полусотни читателей.

Да и в нейтральных независимых медиа, пытающихся работать по стандартам, нет места журналистам с неудержимым стремлением артикулировать свою политическую позицию. Разве что, если таковые дослужились до уровня, когда могут быть интересны в качестве колумнистов, им могут разрешить написать пару колонок оппозиционного содержания, приписав в конце, что редакция не всегда разделяет мнение авторов. При попытке же выразить свои взгляды в продукте, требующего непредвзятости и баланса, - новостях, аналитике, интервью, - журналист получит по шапке или вылетит вон. И дело здесь не в политической позиции, а в глубоко неуместных попытках выразить ее там, где стоило бы держать при себе.

И особенно энергично вылетит из профессиональной редакции журналист, который в объяснениях начальству попробует мотивировать свои непрофессиональные действия тем, что «во всем цивилизованном мире для критики государственных институций не обязательно получать точку зрения чиновников. Иначе ни один материал не выйдет в эфир и в печать». Не осветить позицию одной из сторон конфликта, ссылаясь на свои оппозиционные убеждения и на то, что власть плохая, - это действительно круто. (Другое дело, если чиновник официально отказался комментировать – тогда можно просто упомянуть об отказе; хотя все равно материал без одной из сторон неполноценен.)

Журналист, стремящийся сохранить профессиональный непредвзятый взгляд и работать по стандартам, в ангажированном СМИ, - как «верноподданном», так и оппозиционном, - находится в намного более выгодном и перспективном положении, чем ангажированный журналист в независимом. За ним – принципы, на которых строится работа коммерчески успешных СМИ в большинстве развитых стран; его мотивы чисты и конструктивны, а аргументы в спорах с руководством – весьма убедительны. У него есть шанс если не полностью, то частично отстоять свое право на качественную и профессиональную работу, а следовательно – право аудитории получать достоверную, точную, своевременную и сбалансированную информацию.

Быть критичным к власти (как, впрочем, и к оппозиции), пристально отслеживать все ее действия, вытягивать на свет все, что она пытается скрыть, анализировать, критиковать, - но и хвалить! – ее заслуженно и аргументировано, - несомненная норма для любого журналиста, занимающегося освещением политических событий. Как и отстаивать свободу слова и свои собственные права.

Быть в оппозиции тоже не возбраняется, как и поддерживать власть. Главное – оставлять свои политические воззрения за порогом редакции и не позволять им влиять на качество продукта.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.