Наталья Хорунжая: «Медведев будет оправдан. Он не нарушил закон»

Сергея Михайличенко, задержание и арест которого наделали много шума полгода назад, отпустили под подписку о невыезде. А Олег Медведев находится в СИЗО. Об этом «МедиаПорту» сообщила адвокат Медведева Наталья Хорунжая.

(Михайличенко обвиняли в организации нападения на депутата Московского райсовета Олега Медведева летом 2006-го года, его имя фигурировало в материалах дела о драке на Клочковской, 197 в декабре 2006-го, и об убийстве фермера Игнатенко в Близнюковском районе. Министр МВД Юрий Луценко призывал руководителей Харькова быть готовыми к новым допросам).

Прокуратура закончила следствие по делу о покушении на секретаря горсовета Геннадия Кернеса, мэра Михаила Добкина и на сына Кернеса. Медведева обвиняют по статье 115, ч.2, которая предусматривает от 10-ти до 15-ти лет лишения свободы или пожизненное заключение. На чем основаны и насколько обоснованы эти обвинения? Обсуждал ли Медведев планы покушение на Кернеса и Добкина и передавал ли деньги на их реализацию? Кому выгодно «дело Медведева»? Обо всем этом читайте в эксклюзивном интервью Натальи Хорунжей «МедиаПорту».

- Наталья Владленовна, до недавнего времени адвокатом Олега Медведева был Сергей Коробка. Почему его отстранили от дела и с чем связана смена адвоката?

- Насколько мне известно, он был отстранен от дела в связи с тем, что была произведена запись его разговоров. (Честно сказать, о чем был разговор, я не знаю). На этом основании адвоката отстранили от дела. Потом я заключила договор, но меня в дело сразу не допустили. Где-то в течение полутора месяцев работал по делу мой коллега, молодой адвокат, достаточно грамотный. Только к окончанию следствия по делу, когда Медведев без меня отказался подписывать постановление об окончании следствия по делу, следствие вынуждено было меня пригласить, т.е. меня допустили. Есть два постановления (показывает бумаги – Е.Л.). Одно - об отказе мне в допуске к делу. И вот есть бумага, где меня приглашают – вернее, не приглашают, а требуют, - чтобы я прибыла в следственный изолятор.

- В чем обвиняют Вашего подзащитного?

- Если коротко: попытка подготовки покушения на убийство, совершенное по предварительному сговору двух и более лиц особо опасным способом.

- Что значит «особо опасным»?

- По фабуле постановления о привлечении Медведева в качестве обвиняемого, якобы разрабатывался план покушения на руководителей горсовета способом опасным для многих людей: хотели организовать взрыв возле входа в горсовет и при этом не исключалось, что мимо будут проходить другие люди… Но фактически, кроме разговоров ничего не было: ни оружие не приготовлено, ни взрывное устройство – ничего этого не было. Были лишь одни разговоры, которые зафиксированы на аудио. Больше ничего, фактически ничего не было сделано.

- То есть этот разговор все-таки был?

- Отрицать сам факт разговора невозможно. Такая запись есть. Запись разговора есть. Но с моей точки зрения, она ни о чем не говорит и никак не может свидетельствовать о том, что Медведев готовился совершить преступление. Это бытовой разговор, с моей точки зрения. Причем данная аудиозапись не может являться доказательством по делу, поскольку она не является легализованной. Существует определенный порядок сбора доказательств. И если этот порядок нарушен, - а он нарушен, - следовательно, доказательство утрачивает свою силу допустимости и, как говорят юристы, данное доказательство является недопустимыми, следовательно из обвинения обязано быть исключено. Но не исключено. На этой только записи и построено все обвинение! Больше никаких доказательств в отношении Медведева нет! Единственное доказательство, на котором все обвинение построено, является недопустимым!

- Насколько я помню, на одной из пресс-конференций Геннадий Кернес, ссылаясь на эти же записи, говорил, что речь шла о покушении не только на него и Михаила Добкина, но и на сына Кернеса…

- Да, в постановлении о привлечении Медведева в качестве обвиняемого об этом идет речь, о том, что якобы у Медведева были намерения убить Кернеса, Добкина, а также сына Кернеса. Речь идет о трех лицах... Но убийство сына Кернеса, как написано в постановлении, должно было состояться впоследствии и, как тут написано, «причинить особые моральные страдания»… Даже не хочу озвучивать то, что здесь написано! Мне кажется, недопустимо и некорректно даже озвучивать то, что здесь указано!

- В постановлении о возбуждении уголовного дела говорилось о том, что помимо разговоров, записанных на диктофон, имел место факт передачи части суммы за выполнение заказа, аванса, скажем так, Медведвым человеку, который сделал эти записи.

- Такой момент есть. Медведев не отрицает, что он передал некоему гражданину определенную сумму денег. Но у них был совместный бизнес, и Медведев давал ему деньги исключительно для бизнеса. О том, что это были деньги на подготовку к совершению преступления, в данном случае речи нет.

- Если я Вас правильно поняла, Вы считаете обвинения, предъявленные Вашему подзащитному, надуманными. Есть ли какая-то версия у Вас или у него: кому и зачем нужно это уголовное дело?

- Мне очень сложно сказать…. Я думала об этом... Естественно, и следователь, который расследовал данное дело, и прокуратура, я думаю, понимают, что исключительно на словах невозможно построить обвинение: ну, не 37-й год и за слова не судят! Кому это нужно? Кернесу? Добкину? Я думаю, что у них и так достаточно популярности, и во всяком случае присутствует и охрана, чтобы чувствовать себя в достаточной безопасности... Зачем это надо? Я могу предположить. Но это мое только субъективное мнение. Я могу предположить, ссылаясь на уже отсутствующего сейчас господина Развадовского (Виктор Развадовский – бывший начальник ГУ МВДУ в Харьковской области – Е.Л.), который, помните, раззвонил, что был задержан Михайличенко? А ведь Михайличенко и Медведева пересекались пути - не будем вдаваться в подробности, речь идет о совершенно другом деле, но я думаю, что это звенья одной цепи. Но это – подчеркиваю - мое субъективное мнение.

- В том деле, по которому Медведев проходит в качестве потерпевшего, а Михайличенко – в качестве обвиняемого, Вы тоже участвуете?

- Естественно, я буду участвовать... Я могу вам сказать, что стало известно, что Михайличенко на свободе. Дело возвращено для проведения дополнительного расследования, а Михайличенко на свободе. Он был освобожден постановлением Червонозаводского суда. Но прокуратура подала апелляцию.

- Вернемся к обвинениям, предъявленным Медведеву. Когда я слушала записи, которые обнародовали господин Кернес и господин Шенцев, у меня не создалось впечатления, что эта запись смонтирована, как говорил господин Коробка, когда представлял интересы Медведева, – не слышно скачков интонации или фонового шума, и у меня не было ощущения, что угрозы в адрес Кернеса и Добкина – это просто фигуры речи. Мне показалось, что это больше, чем просто слова, произнесенные в сердцах. Что дает Вам основания утверждать, что если бы не появилось уголовное дело, то дальше этого разговора бы не пошло? Что планы не были бы реализованы?

- Давайте я начну с аудиозаписей. Было несколько фоноскопических экспертиз, которые выявили, что там присутствуют признаки монтажа. Последняя экспертиза сказала: нет, признаков монтажа не обнаружено. Я не такой уж большой специалист в этом плане, но тем не менее, могу Вам сказать из опыта всех дел: разве по цифровой записи возможно определить наличие механического монтажа? Насколько я понимаю, это невозможно доказать, и на сегодняшний день есть такие технические средства, что достаточно убедительно можно отредактировать и смонтировать любую речь, «а» и «но» поменять местами и придать сказанному совершенно иной смысл. Но еще раз я повторяю: о чем бы ни был разговор, чем бы ни была обусловлена беседа, но реально для реализации не было сделано ничего абсолютно. Деньги переданы? Медведев говорит: я ему передал для бизнеса. Тот говорит: для приобретения средств. На самом же деле не было никаких действий: приобрести оружие или конкретно планы разработать - ничего этого не было сделано! И рано или поздно, я абсолютно уверена, что это дело закончится прекращением либо оправдательным приговором!

- У Вашего подзащитного были проблемы со здоровьем. Если не ошибаюсь, когда был повторный арест, он находился на лечении. Как сейчас себя чувствует Медведев и где он?

- Он находится в СИЗО. И чувствует он себя не очень хорошо. Ему было проведено 15 операций. И на сегодняшний день состояние его здоровья таково, что снова требует оперативного вмешательства. Те операции, которые проводились в большом количестве, не завершены до конца, ему необходимо еще делать операции. И вот Вы задаете вопрос, где гарантия, что ничем бы не закончилось дело. Но Медведев уехал из Харькова! Он занимался своим здоровьем. Он даже не желал возвращаться сюда! Он постарался уйти от этого, восстановить здоровье и очень хотел обо всем этом забыть. И в то время, когда он находится в больнице, приезжают арестовывать его - человек лечится! Могла идти речь о том, что он продолжит (организацию покушения – Е.Л.)? Ну это, конечно же, глупо! И потом, и Добкин, и Кернес достаточно хорошо охраняемы. Неужели так просто, можно свободно зайти в горсовет, пронести какие-либо орудия, или даже установить возле горсовета? Нет там сотрудника милиции, нет охраны?.. Да человек будет проходить, просто кулек оставит у входа в горсовет, неужели его тут же не уберут?! А чтобы кто-то там взрывное устройство установил в течение дня или даже ночью, кто-нибудь в это верит?! Особенно в тех зданиях, которые хорошо охраняются, при наличии такой охраны и личной, и той, которая охраняет входы и выходы в горсовет. Каким образом это можно было сделать?!

- Вы сказали, что следствие по делу окончено. Где сейчас дело?

- Мне неизвестно. Я пыталась через своих помощников выяснить. Во всяком случае, насколько я понимаю, после окончания следствия по делу, следователь направил дело в прокуратуру области. Прокурор в течение 5-ти дней должен был либо утвердить обвинительное заключение, либо составить новое, и потом направить дело в суд. Но в суде по канцелярии оно не числится, из прокуратуры оно, по моим сведениям, ушло. Где находится дело - я не имею понятия. Хотя, во всяком случае, обо всех движениях дела меня, как адвоката, должны ставить в известность. И с момента поступления дела в суд в течение десяти дней, а по делам особой сложности - в течение тридцати дней, назначается предварительное рассмотрение. Я надеюсь, что меня об этом все-таки уведомят и предварительное рассмотрение дела не будет проведено без моего участия.

- Вы готовите какие-то ходатайства?

- Конечно же готовлю, но, понимаю, что мне откажут, как отказали в ходатайстве, которое я заявила после ознакомления с материалами дела - о прекращении дела и о немедленном освобождении из СИЗО Медведева. Такое же ходатайство я буду заявлять в предварительном заседании. Я понимаю, что суд его не удовлетворит, мы будем слушать это дело, но рано или поздно, я очень надеюсь, справедливость восторжествует. Медведев будет оправдан. Он не нарушил закон!

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.