«Живая сила» Чернобыльской зоны

Не так давно журнал «Корреспондент» обнародовал свою версию лучших украинских книг 2008-го года. В номинации «Документалистика» второе место занял сборник воспоминаний «Живая сила» Сергея Мирного, работавшего в Чернобыле в первые месяцы после взрыва реактора.

Писатель, сценарист, ученый-эксперт по радиационно-экологическим катастрофам, Мирный получил премии конкурсов «Коронация слова» и журнала «Киносценарий» (Москва) за сценарии о Чернобыле. Жанр своего нового произведения он определяет двояко: как «документально-комический роман» и как «Чернобыльские байки».

Согласитесь, читать комические рассказы о Чернобыльской катастрофе нам с вами немного непривычно. Мы свыклись с ней, как и со всеми остальными национальными трагедиями, традиционно вспоминаем в определенные даты, привычно скорбим и делаем грустные лица, автоматически раздражаемся, натыкаясь на льготы чернобыльцам, но в целом относимся как к хорошо забытой старой неприятности.

Я попросила нескольких друзей-филологов назвать литературные произведения, посвященные событиям на ЧАЭС, и общими усилиями мы вспомнили «Чернобыльскую Мадонну» Ивана Драча, «Марию с полынью в конце века» Владимира Яворивского и «Чернобыльскую тетрадь» Григория Медведева. Собственно, больше ничего о Чернобыле простой читатель и не вспомнит.

Таким образом, книга Сергея Мирного выполняет непопулярную, но необходимую функцию: напоминает, что Чернобыль был, что он стал водоразделом больших эпох, изменил сознание советского человека и покалечил судьбы многих. Симптоматично то, как автор говорит о Чернобыле: без официального пафоса, рассказывая простые жизненные истории – ведь жизнь в условиях смертельной опасности была нормальной для тех, кто находился в зоне в первые месяцы после катастрофы, да и значительно позже.
«Живая сила» – не художественное произведение, это сборник воспоминаний, составленный из рассказов разных лет. Закономерно, что текст «грешит» некоторой композиционной раздерганностью, повторами; часто встречаются отступления в чисто научную сферу – когда автор говорит о дозах радиации, особенностях облучения. Впрочем, возможно именно это заинтересует часть читателей.

Сергей Мирный полностью отдает себе отчет, что его книга увидела свет более чем через двадцать лет после аварии и что ее, возможно, будет читать молодежь, не имеющая представления о том, сколько республик входило в состав СССР и как звали Ленина, поэтому в сносках весьма рационально дает объяснения таким понятиям, как «исторический материализм», «невозвращенец» и даже КГБ. С другой стороны, счастливое поколение, не знающее этих слов, вряд ли оценит значение Чернобыльской аварии для распада советской империи, и в первую очередь для них автор постоянно возвращается к теме «коэффициента лжи» – ложь, отличающая идеологическую машину страны, имела так же мало общего с действительностью, как реальные дозы облучения с теми, которые показывались в официальных бумагах.

Но даже в этих условиях можно было выжить – и Сергей Мирный рассказывает об этом иронично и иногда натуралистично, что, возможно, вызовет у кого-то возмущение: как же, с иронией о национальной трагедии! Лично я скажу – хорошо, но мало :). Хорошо уже то, что рассказы Мирного возвращают событиям их жизненность, выхолощенную официальной пропагандой. Мало – ведь сам автор часто расшаркивается за «неформат», умалчивает, смягчает, фильтрует нецензурную лексику, мечтательно протягивая, не удержавшись: «Эх! Написать бы о Чернобыле – да на черноязе же, на чернобыльском этом настоящем, к зачатию то и дело восходящем языке!.. Вот это был бы такой кусок жизни как она есть – с мясом, с кровью…, что после него очень многие «сильные» вещи показались бы диетическими котлетками для никогда не живших по-настоящему…» (с. 241). Но – НЭК по вопросам морали не спит, так что вряд ли украинскому читателю светит подобная книга. Как, впрочем, и хоррор на тему Голодомора :).

…Книга Сергея Мирного оставляет и веселые, и грустные впечатления. Очевидно, что автор уже «отработал» тему двадцатилетней давности и готов идти дальше. Тем более, что о дальнейшей судьбе многих его персонажей хотелось бы узнать – ведь о реальных судьбах этих людей мы знаем так же мало, как можем назвать художественных произведений на тему Чернобыля…

Мирный Сергей. Живая сила (Чернобыльские байки). – Полтава: АСМИ, 2008.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.