Аватар пользователя Лариса Нарыжная

Стратегия города: каким хотят видеть Харьков

Харьков получил план на пять лет вперёд — в мэрии приняли Стратегию развития города до 2020 года. Предполагается, что она поможет презентовать город как истинно европейский — и поможет разговаривать с иностранными инвесторами на более понятном им языке. Если, конечно, воплотится в жизнь.

Многостраничный документ — с прописанными «плюсами» и «минусами» по всем сферам жизни, сценариями развития, проблемами и ожиданиями — Харьков получил «третьим по вертикали». Осенью аналогичным планом действий обзавелась Харьковская область, а ещё раньше Кабмин одобрил стратегию развития страны в целом.

«Главная цель разработки и принятия Стратегии развития города Харькова до 2020 года заключается как в расширении рынков сбыта продукции и установлении новых кооперационных связей, так и в широком привлечении инвестиций в промышленность, жилищно-коммунальную инфраструктуру, энергетику, другие сферы реального сектора экономики», — так сухо описывают её предназначение в пояснительной записке к сессионному решению.

Основная задача «евро-стратегии» — найти деньги: возможности города не безграничны — значит, нужно искать дополнительные варианты, привлекать инвесторов или на чём-то экономить.

Многие источники практически не задействованы, объясняла ещё в сентябре на презентации документа начальник управления инвестиционного развития и имиджевых проектов горсовета Виктория Грецкая-Миргородская. Это и ресурсы Государственного фонда регионального развития, и международная техническая помощь, и кредиты международных организаций. Доступ к ним, подчёркивали в горсовете, вполне можно получить — имея стратегию развития и конкретные проекты.

Ещё летом вставить свои «пять копеек» в документ приглашали всех желающих — в результате, как заявляют в мэрии, к обсуждению присоединились больше 700 горожан, в проект внесли больше двух с половиной сотен идей и предложений.

«Нам было важно узнать, каким сами харьковчане видят будущее города, какие проблемы необходимо решать в первую очередь. Мы пошли на открытый диалог с самой активной частью жителей Харькова, провели 11 круглых столов. В результате были определены его главные проблемы и точки экономического роста. С помощью экспертов мы также установили конкурентные преимущества города и его слабые стороны», — поясняла Грецкая-Миргородская.

Авторы учитывали наработки из проектов USAID и Евросоюза, Канады и Швейцарии — главным образом, по региональному развитию, — а потом весь массив идей обсуждали на форумах и конференциях. «Портрет» будущего Харькова разработчики Стратегии описали в шести словах — по буквам украинского варианта написания «Харків»: «харизматичний, активний, рішучій, креативний, інтелектуальний, відповідальний».

«Харьковчане желают видеть город европейским, с уникальной архитектурой, комфортными и безопасными условиями проживания населения, которое обеспечено рабочими местами», — отмечают в мэрии, цитируя данные исследований, которые легли в основу Стратегии.

Исходя из этого, в «плане действий» прописаны шесть основных целей развития города:

  • социальная уверенность и здоровье населения;
  • разумная экономика и обеспеченность рабочими местами;
  • экологическая уравновешенность и энергетическая эффективность;
  • современное пространство и обеспеченность инженерной инфраструктурой;
  • инвестиционная привлекательность и муниципальный бюджет;
  • эффективность управления и гражданское общество.

Каждая из целей прописана: с имеющимися проблемами, ресурсами, заданиями и отдельными действиями. К примеру, к «безопасности и комфорту» относят и создание муниципальной милиции, и электронную запись в поликлиниках. К «разумной экономике» — инжиниринговые центры при университетах, индустриальные и научные парки, бизнес-инкубаторы. А к построению «молодёжного города будущего» — и профилактику ВИЧ/СПИДа, и возможность стажироваться в мэрии. Аналогичный принцип — по жилищно-коммунальному хозяйству, транспорту, спорту, образованию, инвестициям, промышленности.

Что до «европейскости», то здесь Харькову, исходя из документа, предстоит стремиться к идеалу по трём направлениям: «умный город», «зеленый» и «инклюзивный» — то есть, с развитыми технологиями, но при этом экологически безопасный и с достойными условиями для жителей.

При этом авторы предполагают три возможных сценария развития: пессимистичный — по принципу «шаг вперед, два шага назад», реалистичный («шаг за шагом») и оптимистичный («отрываясь от земли»). Опять-таки, для каждого учтены предпосылки и просчитаны последствия.

Однако позволит ли свежеиспеченная Стратегия действительно «оторваться от земли», или останется всего лишь красиво написанным документом — вопрос. При обсуждении на сессии горсовета единодушного одобрения не было, несколько депутатов указали авторам на отсутствие в документе конкретики.

«Для меня основным нерешённым вопросом остался такой: «Каким мы хотим видеть наш город через пять лет? Городом чего будет Харьков? С чем он будет ассоциироваться? — высказала свои сомнения одна из депутатов. — Ведь если мы говорим об Оксфорде, то понимаем, что речь идёт об университетах. Если о Лондоне — то о финансовом центре. Каким мы видим Харьков? К сожалению, ответа на этот вопрос Стратегия не дала…»

Довольно скептически отозвался об инвестиционном «куске» документа депутат Тарас Ситенко.

«У нас нет программы того, как мы будем привлекать инвесторов. Ничего не сказано о прозрачном рынке земли, коммунальной собственности, подключении к сетям», — заявил он, противопоставив Харькову Винницу как более дружелюбный, по его мнению, город для бизнеса.

То, что скепсис был присущ и другим их коллегам по депутатскому корпусу, подтвердило голосование: 63 «за», два «против», десять воздержались.

Впрочем, по словам доктора экономических наук Юрия Иванова, который «защищал» Стратегию на сессии, особая конкретика и не нужна.   

«Она разработана в чётком соответствии с законодательством и сориентирована на приоритеты, которые есть в государственной и областной Стратегиях-2020. В ней учтены подходы и стратегии 23 ведущих европейских городов, в том числе Берлина, Праги, Варшавы, — отметил Иванов. — Ни по нашему законодательству, ни по европейским  подходам конкретика в цифрах не предусматривается. Нужно обозначить приоритеты и цели, а затем разработать проекты и программы — уже под бюджет».

Вице-президент общественной организации «Товариство учасників руху» Виктор Козориз и глава координационного совета общественной организации «Зелёный Фронт» Олег Перегон инициировали обращение к Харьковскому горсовету: просили отклонить проект документа в нынешнем виде. Они считают его «сырым» и предполагают, что большинство депутатов документ даже не читали. 

«Проект готовился очень спешно, без серьёзного научного обоснования и профессионального обсуждения. То, что провели 11 круглых столов с участием представителей общественности, это, конечно, очень хорошо. Но ни по одному круглому столу не было составлено протокола, в котором были бы зафиксированы предложения и замечания общественности. Их никто не анализировал. То есть я понимаю, что эти мероприятия проводились для галочки, чтобы показать иностранным инвесторам, что, мол, мы и общественность привлекаем к этому процессу, это демократия. На самом деле большинство круглых столов были фикцией», — настаивает Козориз. 

По его мнению, одним из основных недостатков Стратегии стало отсутствие «чётких цифровых индикаторов, по которым можно было бы отслеживать те или иные стратегические цели».

«Скажем, у нас в Харькове высокий уровень уличной преступности, но в Стратегии не указано ни одного показателя, который бы характеризовал эту проблему. Например, сколько преступлений против лица совершается в расчёте на 100 тысяч населения, в каких районах города больше всего и так далее. Все эти цифры доступные, и они должны были быть в Стратегии. Тогда бы мы чётко понимали масштабы проблемы и то, какими методами можно её решить, а самое главное — какого показателя в той или иной цели мы хотим достичь», — считает вице-президент общественной организации. 

Работая над предложениями, общественники изучали опыт Львова: «Это город, который ещё несколько лет назад разработал и принял Стратегию своего развития. Тогда с помощью иностранных специалистов было определено, что для Львова стратегически важны две сферы — туризм и IT-отрасль. И за последние годы Львов действительно достиг заметных успехов в этих сферах, создав условия для развития туризма и IТ-отрасли. В поезде «Интерсити+», который курсирует по маршруту Киев — Харьков, на экранах показывают рекламу Львова и приглашают инвестировать в этот город». 

Стратегическое видение для Львова (перед составлением непосредственно Стратегии) разрабатывал эксперт долгосрочных стратегий, участник «Несторовской группы» Евген Глибовицкий. В комментарии «МедиаПорту» Глибовицкий пояснил, что может дать городу стратегия. 

«Стратегия определяет основные приоритеты, она практически синхронизирует действия всех субъектов. Она даёт возможность власти понять, куда происходит движение. Она даёт возможность бизнесу понять, какие есть перспективы и к чему себя готовить. Она даёт возможность жителям понять, на что ориентироваться. То есть всем, кому важна немного большая перспектива. Я бы сказал так: все, кого не поглощает ежедневное выживание, у кого есть возможность поднять голову и увидеть, что происходит дальше, практически нуждаются в понимании того, куда это движение идёт», — считает эксперт. 

У стратегии, подчёркивает Глибовицкий, есть критерии: «Это означает, что она должна быть подготовлена по какой-то методологии. У неё должен быть достаточный уровень проработки каждого вопроса. Для того, чтобы получить качественную стратегию, нужны значительные вложения. Это достаточно дорогое и длительное по времени дело». 

По оценкам Глибовицкого, львовская стратегия работает; то, каким мы знаем Львов теперь, по его словам, — последствия стратегического планирования и обсуждения 2007-2011 годов: «Во Львове было несколько групп обсуждений, которые пришли к разным выводам, и позже удалось эти разные выводы привести к общему знаменателю. Позже городская власть попробовала объединить результаты работы экспертов с политической повесткой дня. Многие, я в том числе, критикуют то, как они это сделали. Но в целом мне кажется, что эта работа была сделана неплохо. Позже и городские бюджеты, и конкретные решения исполкома уже практически отображали канву стратегии, которая была принята. Сейчас во Львове идёт вторая волна — обсуждения происходят по разным средам. Львов смотрит в свои 2020-е годы».

«Но и во Львове были свои трудности. К примеру, было два стратегических процесса в конце 2000-х. Первая стратегическая группа работала над видением устойчивого развития во Львове. По большому счёту это вопрос — как мы все получаем то качество жизни, которое хотели бы иметь. Параллельно работала группа американских и европейских экспертов, которые делали стратегию конкурентоспособности. И это стратегия, которая отвечает за вопрос, каким образом быть успешным. Иметь качественный уровень жизни и быть успешным — это разные вещи. И эти две стратегии дали прямо противоположные ответы на эти вопросы. Если мы хотим качества жизни, туризм не может быть приоритетом номер один. Если мы хотим конкурентоспособности, туризм является очевидным приоритетом. Согласование этих двух позиций заняло несколько лет. Для того, чтобы понять, каким образом, с одной стороны, не обрубать те перспективы, которые являются очевидными, а с другой стороны — сделать так, чтобы не все стали заложниками побочным эффектов туризма. Туризм является коррупциогенным, он создаёт коррупционные отношения на городском уровне. Рестораны и отели — они все занимаются тем, что собирают подписи чиновников. Это означает, что они могут быть очень благоприятной средой для развития коррупции», — объясняет эксперт. 

Евген Глибовицкий вспоминает ещё один риск — ресурсная ловушка. 

«Ресурсная ловушка — это когда есть один важный ресурс и более слабые институции, которые не дают справедливо обеспечить доступ к этому ресурсу. Был риск, что таким ресурсом станет историческая часть города, а распределение доступа будет решать по коррупционному принципу чиновник. Чтобы этого не случилось, в определённый момент решили, что должны быть и другие приоритеты, например, образование, IT, творческие и интеллектуальные услуги. То есть мы говорим о том, что Львов должен был понять, что не может быть только туризм, должно быть что-то ещё, что будет конкурентным и даст возможность городу расти в своём богатстве не за счёт ограничения своих перспектив. Другими словами, мы не должны сегодня получать блага за счёт нашего завтрашнего дня, что завтра для нас обернётся потерями или новыми рисками. При том, что я сам часто бываю критиком того, что происходит во Львове, в общем этот процесс прошёл достаточно успешно». 

Харьковские общественники, выступающие против Стратегии в принятой редакции, опасаются, что власти рассматривают документ о будущем Харькова всего лишь как возможность получения средств. 

«Одним из условий получения средств иностранных инвесторов или средств Государственного фонда регионального развития является наличие стратегического плана развития города. Вот и всё объяснение, почему на сессии во время утверждения Стратегия даже особо не обсуждалась», — подчёркивает Виктор Козориз. 

Стратегирование — одна из частей взаимодействия с властью города, в свою очередь отмечает Евген Глибовицкий. Это длительный процесс, который начинается, но не заканчивается: «Мы говорим о стратегии к какому-то году, но уже через год нам нужно смотреть на то, что изменилось, и двигаться дальше, а потом дальше и ещё дальше. Поскольку движение никогда не заканчивается, то и не заканчивается работа над стратегией». 

И в том числе от громады зависит, как стратегия будет воплощаться в жизнь. 

Авторы: Лариса Нарыжная, Анна Соколова

Фото: Павел Пахоменко

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.