Аватар пользователя Елена Львова

Риторический вопрос

— Я знаю, какое будет решение, — спокойно заметил прокурор. И тут же об этом пожалел.

Адвокат, сидевшая напротив него, моментально оживилась:

— Да?! Откуда?
— Ну, я думаю, что знаю, — пошёл на попятную собеседник.
— Фух! — адвокат засмеялась и с наигранным облегчением вытерла воображаемый пот со лба.

Мы сидели в коридоре в ожидании приговора по делу директора АТП, предоставившего автобус для подвоза «титушек» для разгона евромайдановцев возле Академии внутренних войск в феврале 2014-го. Суд, как всегда, опаздывал.

Я слушала прокурорско-адвокатский разговор, делая вид, что полностью поглощена содержимым своего телефона. Но тут не выдержала:

— И какое же будет решение? Расскажите!
— Зачем?
— Как зачем? Интересно, насколько развита у вас интуиция!
— Нет, не хочу, — отнекивался прокурор.

Адвокат пришла ему на помощь, сменив тему. Но ненадолго. Спустя несколько минут они уже говорили об апелляции на приговор. Прокурорской апелляции. Ни у него, ни у неё не было сомнений, что защите обжаловать приговор не придётся. Она, похоже, ему даже сочувствовала. От него веяло какой-то спокойной обреченностью человека, понимающего всю бесперспективность своего занятия и смирившегося с этим…

Наконец, нас пригласили в зал. Судья начала читать приговор. Я слушала и чем дальше, тем лучше понимала, откуда у этих двоих такая уверенность в будущем приговоре.

Если коротко, картина складывалась такая. Есть двое потерпевших — журналист и оператор «СТБ», которые пострадали во время съёмки в результате разгона акции евромайдановцев под АВВ.

Есть директор АТП, который дал автобус для перевозки «людей». Его обвиняют в пособничестве препятствованию журналистской деятельности и хулиганству. Обвинение говорит: на автобусе этого АТП перевозили «титушек». Это подтверждают пострадавшие и ряд свидетелей. Даже водитель признаётся, что перевозил людей с палками.

Но о связи и сотрудничестве директора АТП с «титушками» ему ничего неизвестно. И никому неизвестно. Ни свидетелям, ни пострадавшим, ни самому обвиняемому. Директор АТП говорит: автобус предоставил по просьбе профильного департамента горсовета. Там часто просили предоставить транспорт: для милиционеров просили, для детей просили, для журналистов просили.

Дать автобус для «титушек» — не просили. Кто просил автобус в тот день — не помнит. Кого перевозил автобус — не знает. С пострадавшими не знаком. О том, что они пострадали, узнал из СМИ. Кто те титушки, которые напали на оператора «СТБ», — неизвестно ни пострадавшим, ни свидетелям, ни обвинению. Были ли это те, кого привезли на этом автобусе, или другие — тоже. И так далее, в том же духе.

Вердикт суда: признать невиновным.

У меня нет вопросов к судье. С такой доказательной базой оправдательный приговор — единственно возможный.

У меня вопросы к следствию. Много вопросов, простых и наивных. Почему потерпевших только двое — Маша и Саша, съёмочная группа «СТБ»? А все остальные, кто там был, что? Остались целы и невредимы? Почему так мало свидетелей? Почему подозрение предъявили только одному перевозчику, ведь «ангелов-спасителей, с прекрасными лицами и пытливым, испепеляющим взором» подвозили не на одном и не на двух автобусах. Почему не установлены личности хотя бы части людей в коммунальных жилетах с битами? Неужели вовремя подавшийся в бега Роман Добрянский — единственная ниточка, которая может на них вывести? Почему милиция, оттеснившая евромайдановцев, ультрас, журналистов и просто зевак от АВВ, беспрепятственно пустила внутрь периметра людей в балаклавах и с битами?

У меня ещё много таких вопросов, простых и наивных. Но есть один, самый главный: кому и зачем нужны такие процессы по резонансным делам? Процессы, в которых оправдательном приговоре не сомневается ни защита, ни обвинение. Этот вопрос не простой и не наивный. Он риторический. И это меня огорчает больше всего.

Оригинал: Facebook

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.