Аватар пользователя Андерс Аслунд

Путину нужна (одна) победа

RU ENG UA

«Нам нужна одна победа (в оригинале Аслунда опущена фраза «одна на всех» — ред.), мы за ценой не постоим». Именно так звучит припев старой советской песни из кинофильма «Белорусский вокзал» о ветеранах Второй мировой войны. Вполне вероятно, эта строчка может пролить свет на политику президента Владимира Путина в отношении Украины. Последние события, включая захват российскими оперативниками управлений МВД в нескольких городах Восточной Украины, делают всё более очевидным: план Путина сводится к дестабилизации ситуации в регионе и использованию хаоса как повода для вторжения.

Российское вторжение на всю территорию Украины, в том числе и в столицу страны — Киев, исключать нельзя. Наступило время Западу прекратить свою «игру в жмурки» и ужесточить санкции против России, чтобы избежать катастрофы. 

Череда событий этого года сделали планы Путина очевидными. Несомненно, российский президент принял решение аннексировать Крым лично совместно с несколькими приближёнными к нему бывшими офицерами КГБ. Его право в принятии любых решений практически неоспоримо. Он успешно построил неофеодальную систему, основанную на кумовском капитализме, государственном капитализме и службе госбезопасности. Лояльность феодальных лордов щедро вознаграждается государством. Подобная феодальная система политически стабильна, но экономически закостенела, так как чужда реформам.

Украинский демократический прорыв и европейская интеграция представляют угрозу самому существованию системы Путина. Демократический прорыв бросил вызов власти в пределах его собственной страны, а Соглашение об Ассоциации, предложенное Украине Евросоюзом, уничтожит его неоимперский проект под названием Евразийский Союз, призванный объединить бывшие советские республики. 

Путин, прозорливый тактик и импровизатор, но слабый стратег, решил, что пора действовать. Как только новое демократическое правительство пришло к власти 27 февраля, неопознанные российские спецподразделения оккупировали крымский парламент, а на следующий день захватили крымские аэропорты. Спустя три недели Крым был аннексирован Россией посредством невероятного акта агрессии. И, вместе с тем, не менее 88% россиян поддержало инкорпорацию своего излюбленного места отдыха.   

После аннексии Крыма на Западе считали преимущественно, что Путин остановится. Но Путин рискнул отвернуть от себя 96% населения Украины. Демократия могла начать развиваться в стране, и Украина предпочла бы европейскую интеграцию. Крым не был победой, он оказался лишь аперитивом к ней. Чтобы победить, Путину необходимо было расширять агрессию. У него оставалось три альтернативы: контролировать, истощать или включать Украину в состав России.   

Официально Россия настаивает на принятии новой конституции Украины, которая бы нейтрализовала и федерализировала страну. Но Украине нет смысла принимать подобную «кастрацию». Путин живет в иллюзии, что Вашингтон и Брюссель диктуют правила Украине. Именно по этой причине он отказывается включать Украину в переговорный процесс и ограничивает его участием США и, возможно, Евросоюза. В то же время, Вашингтон и Брюссель никогда не примут предложенную Украине конституцию. Однако именно она продолжает оставаться официальной целью России. 17 апреля все четыре стороны конфликта планируют провести в Женеве обречённые на провал переговоры.

У Путина осталось всего две альтернативы. Он может дестабилизировать ситуацию в Украине за счёт диверсионной деятельности, используя торговые и газовые санкции для разрушения страны, а также для того, чтобы демократия перестала казаться привлекательной россиянам. В настоящее время этот сценарий реализуется российскими националистами-байкерами и военизированными «туристами», доставляемыми автобусами в Восточную Украину для того, чтобы спровоцировать беспорядки. 6 апреля вооружённая толпа в масках захватила здание Харьковского национального академического театра оперы и балета (ХНАТОБ), приняв его за Харьковскую облгосадминистрацию и продемонстрировав тем самым абсолютное незнание города. Вместе с тем, сепаратизм как-то не прижился в среде русскоязычного населения. Российские провокации уж слишком очевидны.

Это оставило Путину лишь одну приемлемую альтернативу: военное вторжение. В субботу, 12 апреля, небольшая группа, без сомнения, российских спецназовцев, в уже привычной нам униформе и с современным оружием — но без опознавательных знаков — оккупировала отделения милиции в нескольких городах Донецкой области. Точь-в-точь как это было с захватом крымского парламента.

До сих пор украинское правительство избегало ответного применения силы по нескольким причинам. Свергнутый президент Виктор Янукович позволил российским спецслужбам внедриться в систему Службы безопасности Украины и в оборонные ведомства, сведя к минимуму уровень доверия к ним. Москва хочет, чтобы трупы стали свидетельством низвержения Украины в хаос и узаконили интервенцию, которой Киев пытается избежать. В конечном счёте, Украина оказалась абсолютно неготовой к этой агрессии, ей необходимо время на мобилизацию. 

В настоящее время у Украины нет иного выбора, кроме вооружённого сопротивления скрытой военной агрессии. Путин пересёк Рубикон. Как отметил премьер-министр Польши Дональд Туск 13 апреля: «В последние несколько часов мы стали свидетелями развития худшего из всех сценариев, возможных в Украине». Оказалось, что все защитники и апологеты Путина лгут и не заслуживают элементарного к ним внимания.   

Остаётся открытым вопрос: намерен ли Кремль захватить всю — или только половину Украины. В начале ноября российское телевидение обнародовало карту, на которой видно, как именно «следует» разделить Украину. Согласно ложной утечке информации, в директиве госслужбы безопасности значится, что Россия намерена захватить 11 восточных регионов, а также Киев, то есть аннексировать более половины страны. Однако хорошо информированный экс-президент Польши Александр Квасьневский утверждает, что цель России — захват всей Украины.

Путин не только хочет победить в Украине, но и жаждет получить победу как можно скорее. Установленный им дедлайн — 25 мая, дата, на которую назначены президентские выборы. Путин утверждает, что в Украине нет законного или конституционного правительства, но в то же время он пытается сорвать выборы в Украине, которые дадут стране абсолютно законного президента.

Согласно результатам недавно проведённых социологических опросов, борьба за президентское кресло будет вестись между двумя опытными про-европейскими политиками — Петром Порошенко и Юлией Тимошенко. Вне зависимости от того, кто из них победит, новый Президент будет избран демократическим путём, в отличие от самого Путина. По этой причине он хочет быть уверен на сто процентов, что президентские выборы не состоятся, и самый надежный способ добиться этого — военное вторжение в Украину.

Такое умозаключение подводит нас к трём выводам. Первый — Путин не остановится до тех пор, пока не столкнется с непреодолимым препятствием. Второй — на текущий момент введённые Западом санкции провалились, так как не заставили Путина сменить выбранный им курс. К сожалению, Соединённые Штаты Америки и Европейский союз терпят поражение за поражением. И третий вывод — Россия и Запад стали заложниками принципа Талиона и не способны разорвать порочный круг: «око за око», «зуб за зуб». Ни у одной из сторон нет даже намёка на стратегию. Они бездумно бредут по дороге, не зная, куда она их приведёт.

Предположим, Путин развязывает войну в Восточной Украине. Глупо полагать, что какие-либо санкции могут его остановить. Более того, Путин вызывает у США, наверное, даже меньше доверия, чем его вызывал глава Советского Союза Никита Хрущёв у президента Кеннеди после рокового саммита в Вене в 1961 году. Это фиаско стало причиной Карибского кризиса. После российской войны в Грузии, которая была развязана в августе 2008 года, Запад немного пошумел и успокоился, закрыв глаза на российскую агрессию. И Путин надеется, что также произойдёт и в этот раз.

Принимая во внимание дефицит доверия, Западу просто необходимо незамедлительно ужесточить санкции, доведя их до уровня иранских. Предположительно, этого недостаточно для предотвращения войны в Европе, но тем не менее, пришла пора Западу показать, что он не спускает подобного с рук.   

Хорошая новость для Запада заключатся в том, что Россия крайне уязвима. Её ВВП составляет менее 3% в мировом объёме производства, или 6% бюджета НАТО. Её военные расходы — лишь десятая часть аналогичных расходов НАТО, а половина стоимости закупок оружия уходит на откаты. Россия слишком слаба, чтобы позволять себе такую роскошь, как агрессия. Кроме того, у неё нет союзников.

Слабость её экономики потрясает. Неустойчивость рынков в марте, частично вызванная угрозой санкций, повлекла за собой снижение прогнозируемого уровня ВВП России примерно на 2%.

Уровень оттока капиталов достиг 64 миллиардов долларов в первом квартале текущего года и уже равен 3% ВВП. Более того, этот показатель будет повышаться и достигнет по итогам года 150 миллиардов долларов. Это напрямую повлияет на инвестиционный климат в России, на уровень потребления в стране и, соответственно, на рост экономики. 

Курс рубля обвалился, уровень инфляции повысился. Центробанк России вынужден повысить процентные ставки на 150 основных пунктов. На фоне агрессии в Украине и жёстких санкций со стороны Запада, в этом году Россию ожидает снижение ВВП не на 2%, а на 4%. 

Будет нанесён удар по уровню жизни в России, одному из столпов популярности Путина. Возможно, есть пределы допустимого Путиным экономического ущерба. Запад должен проверить эту гипотезу, предъявив ему по-настоящему внушительный счёт, в котором значится весь спектр возможных санкций. И, конечно, в самые сжатые сроки Западу следует поставить Украине оружие.   

Западу не стоит переживать о том, сохранит ли Путин своё лицо. Он к этому привык и умело восстанавливает утраченный имидж, искусно импровизируя и манипулируя. Он не приносил официальных извинений за российские злодеяния в Чечне. Напротив, он радовался им, как победе. Он позволил расстрелять сотни детей, взятых в заложники в Беслане в сентябре 2005 года, а затем использовал эту трагедию, чтобы укрепить свой авторитарный режим.

После того как президент Обама унизил его, отказавшись проводить двусторонние переговоры на высшем уровне в Москве, и пригрозил начать бомбардировку Сирии, Путин повысил ставки, озвучив блестящую идею — уничтожить химическое оружие в Сирии. Для Путина неприемлема ситуация, когда все стороны остаются в выигрыше. Настоящая победа для него — это поражение противника.

Западу нужно признать, что у него нет иного пути — только остановить Путина. И чем быстрее это произойдёт, тем меньшей будет плата. Самая банальная историческая аналогия — недостаточность усилий Запада для противодействия нацистской Германии в 1938 году.

Источник: The Peterson Institute for International Economics

Перевод: Анастасия Манина, MediaPort™

Редактор: 

Тема

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.