Аватар пользователя Остап Дроздов

Посреди класса

UA RU

ZBRUČ

Не люблю делиться личным. Как только я это делаю — невольно появляется ощущение уязвимости и неприкрытости. Поэтому я всячески избегаю разговоров о внутренних переживаниях и пережитом опыте. Опыт приходит вследствие травмы. А травма стремится спрятаться куда-нибудь поглубже, потому что делает тебя слабым в глазах безжалостных авторов на интернет-форумах и прочих троллей.

Поэтому то, что я сегодня расскажу, прозвучит впервые. Решение рассказать свою частную историю я списываю на львовскую фиесту, которая нахально нежит, расслабляет и даже отупляет. В эти жаркие дни, когда твоя тень лежит распластавшись на обморочном асфальте и не хочет даже двигаться следом — тянет разоблачиться. Хотя бы в тексте.

...Я ненавидел математичку даже не за её логопедический изъян (она шершаво выговаривала буквы «с» и «з»). И не из-за неспособности человеческим языком объяснить тему урока. А из-за того, что она завышала оценки моему однокласснику. На том основании, что его отец был секретарём райкома. То ли ген репрессированных во мне сработал, или врождённая зацикленность на справедливости — но в тот день я слетел с катушек.

Математичка опрашивала нас по какой-то дебильной формуле, которая никогда в жизни не понадобится. Меня, чистокровного гуманитария с ярким воображением, сия чаша миновала, но и без моей лепты половина класса отвечала неважно. А сынок секретаря райкома не ответил вообще! Зеро! Он провалился. Столь явно и столь сладко для всего класса, что не заметить это эпохальное событие было бы преступлением.

Что сделала математичка? — всем поставила нехорошие оценки, а сынишке секретаря райкома не поставила вообще ничего. Никакой оценки вообще — ни хорошей, ни плохой.

Это была пощёчина. Я не мог этого вынести. Хотя — мог бы спокойно вздохнуть и порадоваться, что меня сегодня не спрашивали. Я почувствовал, как холодок наполняет мой пищевод и тяжёлым комком подкатывает к горлу. От ярости, от ощущения жгучей несправедливости, от нежелания закрывать глаза на очевидное я стал покрываться гусиной кожей. Я не видел ни земли, ни неба, ни обшарпанных стен класса. Я впервые ощутил в себе вихрь, который нёс меня против моей воли.

В конце урока я подбежал к парте сыночка секретаря райкома, схватил его дневник и швырнул его на учительский стол с ультимативным возгласом: «Прошу поставить ему двойку!». Голос запинался, некоторые слоги были целиком проглочены, но горящие глаза выдавали внутреннюю бурю, раздиравшую 10-летнего борца за справедливость.

Математичка демонстративно отодвинула дневник, ещё раз проигнорировав реальность. Я снова бросил дневник, прямо под перо чернильной ручки математички. Дальше всё произошло в доли секунды.

Математичка своим любительским маникюром крепко впилась в мою руку и дернула. Я с разгону въехал лицом в стену. Тупая боль чуть правее носа. Когда я отлип от стены, огонь атаковал мою правую щеку, и мне показалось, что сейчас меня, как надувной шарик, наполнит чем-то горячим и прозрачным — и я упрусь в потолок. Синяк моментально разлился на пол-лица. Мне казалось, что весь я — сплошной синяк и что он светится всеми цветами радуги в радиусе 100 километров.

Град слёз хлынул из моих глаз. Обливаясь солёным потоком, я выбежал из школы. Мозг хаотично производил варианты поведения. Бежать домой? А что я там скажу? Меня математичка побила? А кто поверит? И как я (отличник, у которого сегодня не спрашивали ту злосчастную формулу) вообще влип в эту историю?

Впервые в жизни я решил идти напролом.

Дома я всё рассказал, выслушал лекцию на тему «зачем ты полез с этим дневником», но завершил беседу своим вердиктом: «Я туда не вернусь». Мы поехали в криминалистический центр снимать побои.

Я был счастлив, что меня поддержали. Я вдохновлялся борьбой за себя, попутно упиваясь ощущением жертвы. Я понимал, что из этой ситуации выйду другим человеком. Синяк уже не так болел. Я чувствовал, что грядут сногсшибательные события.

На следующий день директор школы, милиционер-инспектор и представитель районо организовали послеурочные сборы. Меня поставили в середину класса. На это собрание я шёл с внутренним ощущением геройства. Я даже не предполагал, что произойдёт что-то похожее на ад.

Я посреди класса. В лицо мне смотрели 25 пар глазок будущих украинских патриотов, избирателей, набожных людей.

Словно сговорившись, каждый ребёнок поднимался и, глядя мне прямо в глаза, говорил: «Остап бегал на перемене и нечаянно ударился о дверь. Учительница тут вообще ни при чём».

Каждый ребенок, один за другим, по очереди поднимался и уверенно утверждал: «Остап говорит неправду».

И так 25 раз.

25 раз меня распяли. Раздавили. Убили.

На 25-м я почувствовал, что в середине класса стою уже не я — а песчинка, насекомое, недоразумение, пресмыкающееся, выскочка, паразит, молекула, изгой, атом.

Меня уничтожили не директор и не математичка. Меня уничтожили 25 детей, которые, в отличие от меня, остались детьми — а значит, им прощается всё.

Я стоял в середине класса и не чувствовал ни своих ног, ни своего тела, ни румянца, который диким пламенем вырывался из-под синяка на пол-лица.

Послеурочные сборы закончились миром и согласием. Математичка победно направилась домой готовиться к завтрашним урокам. Директор безразлично пошёл в свой кабинет, где он обычно закрывался и занимался никто не знает чем. Милиционер вернулся в райотдел с ощущением зря потраченного времени на малолетнего выскочку, которому недостаёт родительского ремня. Представитель районо покинул собрание с убеждением, что из меня вырастет страшный человек. А 25 моих невинных убийц, беззаботно подпрыгивая, пошли домой играть и радоваться жизни.

Всю дорогу домой я молчал. Прокручивал памяти 25 выстрелов, и каждый из них был в висок — в тот самый, залитый синяком, добытым случайно во время перерыва. Математичка здесь ни при чём.

Меня перевели в другой класс. Дети из предыдущего класса перестали со мной говорить. Только одна девочка мне на перемене принесла яблоко и рассказала, что накануне послеурочного собрания директор и математичка обзвонили всех родителей и попросили спихнуть всё на меня.

Информация мне очень помогла — я окончательно укрепился в своей правоте. Она и поныне со мной.

...Эта школьная история — переломная. С тех пор я свято убеждён, что слово большинства — ничто. Прошло 20 лет, изменилась целая эпоха, исчез Советский Союз и появился «Фейсбук» — но до сих пор систематически кого-то ставят в середину класса и уничтожают своей солидарностью.

Это очень сладкое и очень сталинское слово — солидарность. В западных государствах, где царит культ уважения к человеку, солидарность становится протоплазмой гражданского общества. Но в нашем обществе, которое вышло из советского мрака уравниловки и статистического учёта человеческих душ, солидарность становится протоплазмой нетерпимости, расправ и репрессий. Граница между средой единомышленников и обязательным для всех единомыслием — стёрта. Лозунг выживания «будь, как все» трансформировался в неототалитарный лозунг «будь со всеми». Вот тебе список общеобязательных священных коров (Шевченко, Франко, Лина Костенко и др.), вот тебе список общеобязательных пантеонных героев (Мазепа, Бандера, УПА и т.д.), вот тебе список общеобязательных врагов (постоянно обновляется) — пожалуйста, живи, поклоняйся, чти и ненавидь — только не думай, не перезагружай, не переосмысливай. Ты с нами вместе, не так ли?

Сектантское мышление берёт верх, потому что оно — наиболее солидарное. Так называемый патриотический Львов — это бенефис коллективного «мы». Оно взяло от советской эпохи основную её характеристику — монолитность перед лицом врага. Такое впечатление, что их каждый вечер обзванивает кто-то, кто слышит свою вину и пытается её спихнуть на кого-то. Это коллективное самозащитное «мы» — герметичное, сектантски ленивое. С дальтоническим, монохромным пониманием своего города и своей страны. Опасливое к проявлениям индивидуальных мироощущений и не готовое к многоцветному спектру. Враждебное к проникновению бациллы инакомыслия в среду, которая должна мыслить так же слаженно, как и маршировать.

Как-то я был на митинге трёх оппозиционных сил. Так вот, знаменосцы двух партий махали своими флагами произвольно (так сказать, «либерально»). А вот знаменосцы третьей, трёхперстной, даже своими партийными флагами размахивали синхронно. Дьявол кроется в мелочах. Манера размахивания флагами, конечно, никогда не станет темой ничьей диссертации. Но угадайте с трёх раз, кто из этих трёх партий имеет бо́льшие шансы оказаться в середине класса, а кто — в роли расстрельной команды.

Именно эти «синхронные патриоты» требуют от всех публичных людей Львова примкнуть к коллективному «мы» и ретранслировать именно его дискурсы. Они иногда прямо так и говорят: ты можешь чувствовать что угодно, ты можешь у себя дома матом крыть Украину за невозможность добиться правды и дороговизну жизни — но публично ты должен (слышишь, должен!) впадать в патриотический экстаз, класть руку на сердце во время исполнения гимна и требовать от Донбасса чистого, как слеза, украинского языка. Слышишь, должен — потому что ты с нами вместе.

...в 10 лет у меня не было выбора. У моих 25-ти солидарных одноклассников — тоже. Сейчас большинство из них даже не вспомнят той драматической истории одного выскочки. Однако я даже им благодарен — они, не осознавая этого, подарили мне лучшие мгновения моей жизни. Кто так же стоит сейчас посреди класса — меня поймёт.

Иллюстрации: Питер Брейгель (ст), Иероним Босх
Источник: ZBRUČ
Перевод: Зураб Аласания, Mediaport™
 

Редактор: 
Аватар пользователя Yulia Konotoptseva
16 августа 2013 - 12:00

Такой спорный меседж. С одной стороны – он прав, вроде как. Не сливаться с толпой, не бояться высказать мнение против общего и т.д. Ну и «борец за справедливость» - это близко. Моей маме на родсобр учителя жаловались – ваша Юля указывает учителю, какие оценки ставить. А я всего лишь (как и этот «посреди класса») пыталась «бороться за справедливость». Если б кто тогда подсказал, что есть субъективное мнение, что ребенку может что-то показаться, что другой ребенок не виноват, что его мама-папа «большие люди» и учитель их боится. Короче говоря, много в тексте спорного, не говоря уже о моральной стороне дела.

Аватар пользователя Зураб Аласания
16 августа 2013 - 12:53

Хм... Много спорного, говорите, Юля, а аргументы с примерами — все за и в подтверждение написанного.

Аватар пользователя saura
saura
16 августа 2013 - 13:02

Зураб, а чому, якщо схочеш почитати в оригіналі (українською) видає шикарний месідж "Доступ запрещён" )))
Надсилаю скріни:
http://floomby.com/s1/HYC5Q6
http://floomby.com/s1/VYC5SF

Аватар пользователя Зураб Аласания
16 августа 2013 - 13:09

Простите, Saura, чисто техническая лажа ((( Оригинальный текст можно прочесть по ссылке внизу текста, прямо на источник ZBRUČ, эта ссылка точно работает.

Аватар пользователя Зураб Аласания
16 августа 2013 - 13:45

Всё, починили и верхнюю ссылку.

Аватар пользователя Людмила
Людмила
16 августа 2013 - 18:35

Можно подумать, что его не мать носила.... Перед Богом все равны. Я бы отнесла эту историю на полку к другим похожим.
Например, к историям о национальной и сексуальной принадлежности.
Нетерпимость к фальши и страху. А что может быть хуже молчания? Стадное чувство предательства, лжи...
Я - за Остапа. Молодец!
В моей школе похожий же климат царил. Однажды мы всем классом, кроме комсорга, прогуляли урок истории, убежав в кинотеатр на фильм "Пусть говорят". Директриса вызвала всех родителей с детьми и ... последняя ее фраза впечаталась, как зомбирование: "Черный ворон не дремлет, черный ворон все видит!" Нам, десятиклассникам, не понятны были эти слова. Подумаешь, урок прогуляли. Но, думаю, они прозвучали больше для наших родителей. А школа рядом с обкомом партии находилась... На комсорга мы не в обиде были, она не могла подвести своих родителей, тогда еще характеристики давали для поступления в ВУЗ. За этот поступок не приняли в комсомол 5 человек из класса, которые были не молчунами - 4 мальчика и я в том числе. А это значило, что дверь в ВУЗ закрыта... Но в техникуме я больше получила на вечернем отделении, учась со взрослыми уже студентами и работая.
Жаль, что сейчас погрязли во лжи и вседозволенности. За державу обидно!

Аватар пользователя Людмила
Людмила
16 августа 2013 - 18:38

Да, забыла отметить, потрясающие иллюстрации подобраны! )

Аватар пользователя Зураб Аласания
16 августа 2013 - 21:05

Спасибо, Людмила (урчит довольно, как кот после сметаны :О)

Аватар пользователя Маша
Маша
16 августа 2013 - 22:51

Все очень правильно, если бы...Просьба Остапа поставить сынку партработника двойку вызывает у меня смутное беспокойство. Как-то это неправильно, не по-мальчишечьи (или по-мальчуковски?:). И пусть простит меня гуманитарий с ярким воображением, но справедливость таким образом не восстанавливают. Даже 10-летние мальчишки. Может, попробовать тот же рассказ, но с честным началом?

Аватар пользователя Зураб Аласания
16 августа 2013 - 23:45

Зачем, даже если Вам кажется, что было не так? Публицистика допускает литературное сочинительство, это ведь не жанр информационного факта. Но я, на само деле, не считаю сцену выдуманной: зная многих галичан вообще и львовян в частности — вижу, насколько крепко в них заложены ценности, которые определяют поступки. Подобные тем, что описал Остап.

Аватар пользователя Yulia Konotoptseva
17 августа 2013 - 08:29

Я как-то невнятно выразилась, наверное. Спорна сама ситуация, такое поведение, этот поступок и т.д. Я не говорю, что осуждаю или поддерживаю - я сама в похожих ситуациях была. Тогда мне казалось, что я права, сейчас не всегда так кажется. Но тут, наверное, и Вы правильно заметили, Зураб, это разные ценности. "справедливость" или "честь", что важнее и т.д. Похоже, у нас таки разница в менталитете с ними размером с пропасть...
Еще я тут подумала и меня "осенила" одна интересная мысль. Есть такая тренинговая технология (формирование команды), когда команда решает совместно задачу, дает ответ, а потом каждый отдельно с закрытыми глазами голосует за этот групповой ответ. И еще у меня не было так, чтобы с первого раза вся команда проголосовала единодушно. Всегда есть, как минимум, один человек, который не поднимает руку со всеми. Что это? Получается, что это социальная роль, что из любого коллектива выделяется такой человек, и что это естественный процесс ))) но мысль такая, плохенькая, я еще ее подумаю ))

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.