Аватар пользователя Дарья Юровская

Нож острый

«А вот вам здрасьте!» — по-одесски промолвили Печерский и Шевченковский райсуды столицы и закрыли дело против обвиняемых в разгоне Евромайдана в ночь на 30 ноября. Этот судейский жест доброй воли вызвал у меня в памяти события, совсем не связанные с Киевом, но напрямую относящиеся к способности милиции и прокуратуры что-либо расследовать и обнаруживать виновных.

«Беркут», лупящий полусонных студентов у стелы Независимости, уже давно не верх ужасов. За последующие два с половиной месяца случалось и пострашнее. Похищения, прицельные гранаты и пули по протестующим, медикам, журналистам. И самое худое — смерти.  

Но дело о разгоне Евромайдана 30 ноября оставалось единственным случаем, когда прокуратура назвала имена ответственных за нарушение закона, пусть даже в статусе подозреваемых. Два чиновника — тогдашний глава Киевской горгосадминистрации Александр Попов и заместитель секретаря Совета нацбезопасности и обороны Владимир Сивкович, и два милиционера — начальник милиции Киева Валерий Коряк и его заместитель Пётр Федчук. 

Требование «найти и наказать виновных в применении насилия» — ежедневный рефрен иностранных политиков, он есть в каждой из резолюций Конгресса и Сената США, Европарламента и Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

Предположим, что ищут.

Кто и как именно — естественно, «тайна следствия». Но здесь не суд. Мне и косвенные улики годятся. А то и вовсе отвлечённый пример. Среднестатистический участковый, конечно, будет маловат, а вот среднестатистический подполковник  — вполне «референтная группа».

Я даже дам милиции фору — пусть это будет подполковник из подразделения попроще столичного «следствия», например, из Управления общественной безопасности ГУМВД Украины в Харьковской области.

Вот, например, этот — начальник отдела организации службы и обеспечения массовых мероприятий Тарабанов Сергей Юрьевич.

12 января. Харьков. Два митинга — Евромайдан и Антимайдан — у памятника Ярославу Мудрому. Петарды и дымовые шашки со стороны второго в адрес первого. Погони евромайдановцев за теми, кто бросает. Одного из метателей поймали и позвали милицию. Шум, гам, тарарам, разошлись*В дополнительных материалах внизу статьи есть полное видео инцидента..

И тут подполковнику Тарабанову пришлось столкнуться с определённой служебной задачей. На земле, где ещё минуту назад была стычка, лежал нож. 

Внимание Тарабанова на холодное оружие обратили сотрудники спецподразделения «Грифон»*Вообще задачей спецподразделения «Грифон» является охрана судов. Для охраны порядка на массовых мероприятиях милиция, если требуется, должна усиливаться «Беркутом».   .

Подполковник нож увидел. И зачем-то наступил на него. 

Неизвестный мужчина в спортивной куртке подошёл к Тарабанову, обронил несколько слов, подполковник убрал ногу с ножа. 

Неизвестный мужчина в спортивной куртке поднял оружие и положил его во внутренний карман.

Несмотря на крики многочисленных свидетелей, подполковник дал неизвестному уйти и даже немного проводил его. 

Задача для первого класса школы милиции. Тема «Как должен вести себя работник милиции, если он обнаружил на земле оружие».

Правильный ответ:

«Работник милиции, который выявил оружие, которое лежит на земле, соответственно с требованиями п. 3.2.9 «Инструкции по организации реагирования органов внутренних дел на сообщения о криминальных правонарушениях, других правонарушениях, черезвычайных ситуациях и других событиях», утверждённой приказом МВД Украины от 22.10.2012 №940 «Об организации реагирования на сообщения о криминальных правонарушениях, других правонарушениях, черезвычайных ситуациях и других событиях и обеспечении оперативного информирования в органах и подразделениях внутренних дел Украины», должен сообщить об этом в ближайшее подразделение милиции и обеспечить охрану места выявления оружия».

Казалось бы, несоответствие действий налицо. Доказательства однозначные и красноречивые.  

Главное управление МВД в Харьковской области в первый же рабочий день — 14 января — назначает служебную проверку.

На уточняющий вопрос, сколько продлится разбирательство, в управлении сообщают, что по правилам на это отводится месяц.

Рискую прослыть занудой, но сообщают мне это 17 января, ни словом не обмолвившись о том, что уже на следующий день после старта внутримилицейского расследования все документы были собраны и отправлены в прокуратуру Харьковской области.

Прокуратура, ознакомившись с результатами служебной проверки, 15 января открывает уголовное производство по части 1 статьи 367 УК Украины — «служебная халатность».

УК Украины объясняет эту статью так: 

«Неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к ним, причинившее существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан, или государственным либо общественным интересам, или интересам отдельных юридических лиц».

Наказание по статье — штраф от 50 до 150 необлагаемых минимумов доходов граждан (то есть от 850 до 2250 гривень), или исправительные работы на срок до двух лет, или ограничение свободы на срок до трёх лет с лишением права занимать определённые должности на срок до трёх лет.

У данного уголовного производства есть одна особенность — в нём нет подозреваемого. Дело заведено по факту «ненадлежащего выполнения обязанностей», а не против того, кто их не выполнял.

По информации прокуратуры, милицейское начальство со своей стороны по результатам служебной проверки объявило Тарабанову выговор за нарушение служебной дисциплины, «выразившемся в непринятии всех необходимых мер по задержанию гражданина».

Изящно, не правда ли?

То, что дело заведено «по факту», позволяет подполковнику и дальше быть ответственным за «обеспечение общественного порядка» во время массовых мероприятий.

По долгу службы Тарабанов регулярно появляется на сборах харьковского Евромайдана у памятника Шевченко и следит за порядком на митингах противников евроинтеграции.  

Предполагать, каких ещё правил и требований относительно своей работы может не знать подполковник Тарабанов и в каких случаях он опять не примет «надлежащих мер», проще говоря, оценить его профессиональный опыт, крайне сложно. 

Милиция  своих не сдаёт. Органы настолько тверды и решительны в этом намерении, что засекретили даже элементарную информацию. На официально оформленную просьбу предоставить биографическую справку, где была бы указана дата поступления на службу и обозначены должности, которые когда-либо занимал Тарабанов, Харьковское областное управление МВД ответило так.

«Согласно статьям 6 и 7 Закона Украины «О доступе к публичной информации» биографические данные Тарабанова С.Ю. относятся к публичной информации с ограниченным доступом, а именно к конфиденциальной информации, которая может распространяться только в определённом Тарабановым С. Ю. порядке и по его желанию».

То, что подполковник Тарабанов в числе других сотрудников «блока общественной безопасности» получил грамоту Украинской православной церкви и грамоту Харьковской епархии, видимо, конфиденциальной информацией не является. Или подполковник не возражает, чтобы граждане об этом знали, и разрешил пресс-службе написать об этом на официальном сайте.

Фото с официального сайта Управления МВД в Харьковской области

Фото с официального сайта Управления МВД в Харьковской области

Прокурорское следствие будет длиться не меньше двух месяцев, в прокуратуре рекомендуют звонить в середине марта.

Это, как помнит внимательный читатель, была задача для первоклассников.

После событий 12 января были у меня, как у гражданина, и другие вопросы к милицейскому руководству. Например, кто этот человек в спортивной куртке?

Он был рядом во время потасовки евромайдановцев и метателя петард. Его едва не смял «Грифон», но неизвестный очень быстро показал бойцам «красную книжечку». 

Это милиционер? А у него, когда он в штатском, есть пистолет? А он знает «Инструкции по организации реагирования органов внутренних дел на сообщения о криминальных правонарушениях, других правонарушениях, черезвычайных ситуациях и других событиях»? А другие инструкции? И будет ли он надлежаще исполнять свои служебные обязанности? И какие шансы получить ответ хоть на один из этих вопросов?

Задачка про подполковника — пример, на первый взгляд, неказистый.

Ножик был крошечный, никто не пострадал, даже задержанный метатель петард получил в суде почти минимальный штраф — 680 гривень (в распоряжении судьи была «вилка» от 595 до 1020 гривень). 

Но именно отсутствие «отягчающих обстоятельств» позволяет этой истории недвусмысленно показать, как понимают слово «ответственность» в милиции.

Никак. Весь личный состав — от мала до велика. 

Этого понятия просто нет. Не заложено ни в базис, ни в надстройку. 

Нет такой графы. Некого туда вписать. 

Невозможно искать то, чего нет. 

Вот ответ — себе и международной общественности.

***

Заглавная иллюстрация — Ismael Vargas.

Редактор: 
Аватар пользователя Andrejka
21 февраля 2014 - 14:58

А откуда стало известно, что даннный нож - оружие?

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.