Дело Гонгадзе приведет к расколу в руководстве страны?!

Расследование по делу Гонгадзе рождает множественные споры и комментарии. Может ли привлечение пленок майора Мельниченко к делу Гонгадзе спровоцировать конфликтную ситуацию в нынешнем руководстве государства, выясняли эксперты Центра исследований политических ценностей.

Александр Дергачев (ведущий научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины):
«Конфликтную ситуацию это не спровоцирует. Но напряжение может возрасти, поскольку под вопрос будет поставлена перспектива весьма заметных современных политических игроков. Скорее всего, сейчас речь идет о той части пленок, которая касается дела Гонгадзе. Очевидно, что это довольно опасно для Кучмы и его окружения, в том числе и для Литвина. По крайней мере, они могут быть непричастны непосредственно, но все же дискредитированы. Кроме того, может быть создан прецедент после дела Гонгадзе, в частности, могут стать актуальными другие сюжеты пленок».

Владимир Маленкович (директор Украинского отделения Международного института гуманитарно-политических исследований):
«Я думаю, что это может спровоцировать конфликтную ситуацию. В то же время, сейчас это не на пользу дела. Безусловно, там задействованы люди, которые работали с Кучмой, в том числе и те, кто сегодня находится в оппозиции».

Олесь Доний (председатель Центра исследований политических ценностей):
«Во-первых, привлечение пленок Мельниченко в качестве вещественных доказательств ударит по Владимиру Литвину, который является фигурантом подслушанных разговоров. Очевидно, что он как глава Администрации Президента Кучмы был посвящен во многие секреты, утаенные от общественности. Обнародование всех стенограмм записей Мельниченко может поставить крест на довольно амбициозном проекте «Третья сила» и на Литвине как реальном претенденте на будущее президентское кресло. Во-вторых, это рикошетом может ударить по некоторым лицам с ближайшего окружения Ющенко. Особенно по тем, кто на момент записей был вхож в окружение Кучмы (например, Зинченко, Червоненко, Волков, Андрей Деркач). Неизвестно, фигурируют ли они действительно на пленках майора, но такая вероятность есть, и это не может их не беспокоить. В-третьих, некоторые преимущества получают силы, которые все время были в радикальной оппозиции к Кучме (Соцпартия, БЮТ и радикальное крыло «Нашей Украины»). В следствии раскручивания скандала, возможно создание ситуативной коалиции Тимошенко – Мороз – часть «Нашей Украины» и усиление их влияния на Президента, его кадровую политику и на внутреннюю политику в Украине в целом».

Николай Михальченко (президент Украинской Академии политических наук):
«Привлечение пленок майора Мельниченко может спровоцировать конфликтную ситуацию в нынешнем руководстве государства, потому что будут рассмотрены оценки многих политических и общественных деятелей. Дело в том, что много из того, что есть на пленках Мельниченко, обществу неизвестно, точнее, известно только в интерпретациях. Поэтому рассуждать, кого именно это может коснуться очень сложно. А некоторые с наших государственных деятелей, даже высшего ранга, на этих пленках есть. Если их привлекать к расследованию дела Гонгадзе, а потом и шире, то дело коснется не только убийства Гонгадзе. И тогда, действительно, нам придется пересмотреть свою оценку очень многих политических и общественных деятелей, должностных лиц, чиновников».

Михаил Погребинский (директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии):
«На самом деле ни эксперты, ни общество не имеет достоверной информации. Поэтому сложно сказать к чему это может привести. В целом, всем известно, какие фамилии фигурируют на пленках Мельниченко. Абсолютно очевидно, что все, кто фигурировал на записях, проиграют от этой пиар-кампании, которую начинает Александр Мороз. Я думаю, что при таких условиях ему просто выгодно подняться над своими конкурентами на политическом Олимпе, в качестве наиболее последовательного, наиболее морального представителя новой власти. Какой-то революции в политикуме я не ожидаю. Это просто некое перераспределение влияния на общественное мнение. Любые намеки, которые уже есть у политологов или политиков, относительно перспектив некоторых политиков (в случае, если записи Мельниченко будут привлечены к делу, если общественность будет об этом знать и напоминать), то они не будут их иметь. Я считаю, что они и так не имеют каких-либо перспектив, в частности, на парламентских выборах. Мне кажется, что на самом деле никакой революции не будет, а будет попытка заинтересованных лиц (то есть, тех, кого нет на пленках) поднять себя и опустить других».

Виктор Небоженко (руководитель социологической службы Института стратегических исследований НАН Украины):
«Конфликта в государстве не будет. Существует другая проблема, и она очень серьезная. Я думаю, что именно это объясняет, не присущи никакому Президенту следственные функции. То есть, то, что лично Президент Виктор Ющенко решился на обнародование того, что пойманы убийцы Гонгадзе, говорит о том, что очень важно скоординировать деятельность силовиков и прокуратуры. Вот это может вызвать серьезные проблемы, потому что, предыдущая власть никогда не создавала возможности для координирования деятельности силовых структур и правоохранительных органов в борьбе с преступностью или коррупцией. Возникающие здесь конфликты могут, очень серьезно, отобразится на работе государственной машины. Но если говорить про какой-то политический кризис, то его не будет. Сам процесс доведения до суда будет долго затягиваться, в связи с тем, что пойманы убийцы Гонгадзе. Единственное, что может еще вызывать определенное напряжение – это появление следственных комиссий в Верховной Раде (по делу Гонгадзе) и, естественно, ситуация, когда часть политиков будет чувствовать себя не комфортно».

Дмитрий Выдрин (директор Европейского института интеграции и развития):
«В государстве конфликтной ситуации не будет. А у части элиты возникнет такая ситуация. У государства уже достаточный закал прочности, если дело касается государственных институтов. Но части элиты это коснется, безусловно. Той части элиты, которая практически уже не интегрирована в государственные институты».

Владимир Фесенко (председатель Центра прикладных политических исследований «Пента»):
«Привлечение пленок Мельниченко обязательно спровоцирует конфликт в государстве. Ведь возникнет много сложных и противоречивых юридических прецедентов. Давайте подумаем: «А в каком виде существуют эти «пленки»? Кстати, он говорил про винчестер. Возможно, еще в какой-то форме осуществлялась запись разговоров в кабинете Кучмы. Возникнет весьма сложная, противоречивая ситуация, которая будет касаться не только некоторых лиц, в той или иной степени связанных с делом Гонгадзе (Кучма, Литвин и много других людей, беседовавших на различные темы в кабинете Президента), но также и с делами, что имеют другие криминальные оттенки. Речь идет, в том числе и о лицах, которые сегодня присутствуют в новой власти».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.