Волшебник из Вашингтона Алексей Печеров: «Я жил и в трущобах, и в лучших отелях мира»

Мне не привыкать смотреть на мир и людей снизу вверх, но на Алексея Печерова… Он единственный харьковский баскетболист, который играет в НБА – за «Washington Wizards». В Харьков приехал ненадолго – на чемпионат по стритболу и, конечно, к родным. При встрече ему сразу хочется сказать: а давай присядем. Высоченный, спокойный, уверенный в себе, но при этом ни тени высокомерия: я такой, какой есть.

- Как и с чего всё началось? Ты помнишь тот день, когда ты впервые взял в руки баскетбольный мяч?
- Я начал заниматься в 2000-м году. До этого я занимался шесть лет футболом. Для меня тогда было время футбола, очень хотел стать известным футболистом...

- Полевым игроком был или в воротах стоял?
- Центральным полузащитником. И у меня довольно хорошо получалось.
- Ну, ещё бы... С твоим ростом и твоей массой!
- Я и забивал много мячей, но в последний год игры я вдруг очень вырос – на одиннадцать сантиметров буквально за четыре месяца. И сразу сложновато стало играть. Ну, а дальше всё чистая случайность. Мы поехали с родителями отдыхать в Евпаторию, и там подошёл ко мне замдиректора по спортивной работе Харьковского спортивного интерната и пригласил прийти в интернат, попробовать свои силы в каком-то виде спорта. Больше всего меня завлекали в волейбол, но почему-то к нему душа не лежала. И попал я к Кулибабе Валентину Дмитриевичу и начал заниматься баскетболом.

- То есть всего девять лет как ты стартовал – и уже достиг таких высот?
- Да, как-то так получилось.
- Удача, везение или бешеное желание добиться цели?
- И удача, и везение, и желание. Очень много маленьких составляющих, из которых составляется большой успех. Прежде всего, трудолюбие, желание достичь чего-то.

- А когда ты только попал к Кулибабе, ты ставил такую цель – НБА?
- Как только я пришёл к нему, он стал мне рассказывать, что меня ждёт в будущем. Что начнут звонить какие-то люди, начнут мной интересоваться. А я вообще не понимал, о чём он говорит, потому что и мяча баскетбольного ещё в руках толком не держал. По кольцу бросать не умел – да вообще ничего не умел! И тут тренер, взрослый человек, рассказывает мне какие-то фантастические истории. Я сначала ничего этого не воспринимал, но с каждым днём занятий баскетболом этот спорт мне нравился всё больше. Я старался тренироваться побольше, после занятий оставался – и где-то через полгода, может, через год я уже попал во взрослую команду. И тогда я решил для себя, что хочу играть на высоком уровне.

- Как тебя в БК «Киев» переманили?
- Играя в «Политехнике», мы были в разных городах, играли с разными командами, у меня получалось неплохо – вот меня и заметили. Потом пригласили в молодёжную сборную Украины – на тот момент молодёжку направили на турнир в Америку. Именно в то время меня заметил Волков. Меня стали приглашать в «Киев», но я ещё годик поиграл в «Политехнике», не стал сразу соглашаться.
- Ты колебался?
- Ну, страшно как-то было уходить из своего родного города. В 2003 году меня начали звать, а в 2004-м я наконец совершил этот шаг. Перешёл в другую команду.
- Твои ощущения тогда: ты перерос «Политехник» и дорос до БК «Киев»?
- Каждый молодой игрок по-своему амбициозен. Каждый человек определяет и свою цель, и ту планку, на которой сейчас находится.
- Тяжело было первое время в Киеве? Разница ощущалась?
- Когда тебе восемнадцать лет и ты оставляешь всё... Ты жил всю жизнь с родителями, которые опекали, охраняли, поддерживали, ты всегда рос в тепличных условиях – и в восемнадцать лет ты решаешь переехать в другой город, где ты будешь сам по себе, где ты никого не знаешь... Это всегда тяжело. А когда ты приезжаешь в другую страну, не зная языка, не зная ничего, где ты сам по себе – это тяжело вдвойне. Но ты понимаешь, для чего ты это делаешь. Вот лично я это делаю... Для меня это, прежде всего, вызов – и не столько другим, сколько себе. Доказать, что ты ЭТО можешь. А большая цель, как правило, требует больших жертв. Но что касается моего случая – прошло какое-то время и я начал понимать, что вокруг такие же добрые и хорошие люди, как и дома. И как только ты это начинаешь понимать – твоё пребывание становится намного легче.

- А сколько у тебя длилась акклиматизация в Америке? Когда ты понял, что тебе уже более-менее уютно в этой стране, в этом городе, в этой команде «Washington Wizards»? Когда ты понял, что ты уже без усилий понимаешь, что тебе говорят на английском языке?
- Месяца три-четыре... Ну, полгода максимум. Но всё равно, когда приезжаешь в Украину, тут чувствуешь себя намного теплее и комфортнее. Хотя все люди, которые меня окружают в Вашингтоне, очень добрые, позитивные. Они мне помогают каждый раз, когда мне нужна их помощь. И это делает моё пребывание в Америке намного легче.
- У тебя там есть друзья?
- Есть, конечно... И американцы, и русские. Точнее, украинец и белорус.
- А где и как ты там живёшь?
- Я снимаю обычную квартиру, недалеко от нашего зала. Квартира достаточно большая для меня одного, три комнаты.
- А ты по Америке уже путешествовал? Или как-то локально это происходит – только Вашингтон и те города, где играете?
- Дело в том, что за сезон мы бываем в пятидесяти разных городах.
- А у вас есть время хоть мельком эти города осмотреть?
- Конечно! У нас есть свободное время, в которое мы можем походить, погулять, посмотреть... Да и даже когда из аэропорта едем до гостиницы – обычно через весь город, успеваем насмотреться. Так что посмотрел уже очень много.

- Ты в классе был самый высокий?
- Да. Только в шестом классе несколько одноклассников догнали меня в росте, но потом я опять их перерос.
- Ты и сейчас продолжаешь расти?
- Честно говоря, не знаю. Я на этом не зацикливаюсь. Я уже настолько вырос, что теперь два или три сантиметра значения не имеют. Я уже большой!
- Да уж... 2 метра тринадцать сантиметров и сто шесть килограммов...
- Уже сто десять.
- Ничего себе... Кстати, чем питаются баскетболисты?
- Пищей. Ну, наверняка каждый выбирает то, что нравится и что подходит. Я ем практически всё, только не люблю жирное, очень жареное и сладкое. Последнее даже не знаю почему. Столько раз видел, как люди смотрят на пирожное и просто умирают, так хотят его съесть. А я могу смотреть на это пирожное хоть час, хоть сколько. Конфеты, шоколадки – я к этому совершенно равнодушен.

- Сам готовить умеешь?
- Ну, скорее нет. У меня очень здорово готовит мама, постоянно что-то придумывает, удивляет всякими вкусностями. А я... Нет, ну пробовал, пожарил картошку с мясом. И понял, что это занимает слишком много времени. Когда приходишь с тренировки уставший, для того, чтобы приготовить какой-то ужин или обед, нужно потратить около часа, потом тридцать-сорок минут, чтобы поесть, и ещё после этого полчаса, чтобы убрать и вымыть посуду. Поэтому я просто решил, что это просто не стоит того, и легче пойти в какой-то ресторан и там поесть.
- А родители твои здесь?
- Да. Живут в Харькове. Раз в год я сюда приезжаю, второй раз – они ко мне… На самом деле, они мои самые преданные и верные болельщики, и я даже передать не могу, сколько денег уходит на телефонные переговоры. Мы созваниваемся минимум три раза на день.

- А теперь переходим к вопросам о личном… У тебя есть девушка?
- Сейчас нет. Просто баскетбол занимает 90% всего моего времени, а не каждая девушка это может понять.
- А вообще, какие девушки тебе нравятся?
- Вообще, высокие. Но это не значит, что маленькие не нравятся. На самом деле, для меня прежде всего ценны человеческие качества.
- У большинства спортсменов жёны – домохозяйки. А ты как на это смотришь?
- Положительно. Мне нравится, когда я могу зарабатывать на семью, а моя жена может отдавать себя воспитанию детей, заботе о доме… Нет, конечно, сидеть в четырёх стенах никто не должен. Если она хочет работать – я не против. Но можно нарожать много детей и заниматься их воспитанием – чем не занятие для женщины?

- И ты со своими два тринадцать, и я со своими метр пятьдесят пять знаем как никто другой, что этот мир заточен под среднего человека. Плюсы и минусы высокого роста?
- Ну, минусы пройдены, как только я переехал в Америку. Это здесь были проблемы и с одеждой, и с обувью – пятидесятый размер…А всё остальное – это плюс. Я горжусь своим ростом. И никогда не конфузился и не стеснялся.

- А самый большой конфуз, связанный с незнанием языка?
- Был во Франции, есть захотелось, зашёл в ресторан – с моим незнанием французского и минимальным английского. И попытался сделать заказ. А у них англоязычного меню нет. Вскоре весь ресторан на нас с сочувствием смотрел. Официантка начала на салфетке рисовать того зверя, которого я могу заказать. Я смотрю – кошка. Вообще расстроился. Ну как же так, думаю, такая милая девушка – и такое предлагает, и вообще, как можно кошек есть… Тут уже подскочила старушка седенькая, стала быстро говорить на французском, начали мы рисунок корректировать, ушки удлинили, хвостик подсократили – наконец стало понятно, что это кролик. После этого я купил словарь.

- А в Харькове ты где жил?
- На Рогани. Ну, на самом деле, потом, когда я уже уехал из Харькова, мне приходилось жить и в откровенных трущобах, то есть в таких общежитиях, где вообще жить страшно, а потом – и в лучших отелях мира… Мне теперь есть с чем сравнивать, и я знаю, что чего в жизни стоит, и чего я хочу.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.