Пенсионерка требует от коксового завода 8 миллионов гривень за ущерб здоровью

Харьковчанка Елена Решетько рассказывает: в 56 лет медики обнаружили у неё целый букет заболеваний. Руководство предприятия настаивает: у предприятия есть все необходимые разрешения, а то, что здоровье истца испортил именно коксовый завод, нужно доказать.

Елена Решетько о себе рассказывает: никогда в жизни не работала на вредных производствах. До выхода на пенсию была налоговым инспектором. В 2003 году её здоровье начало ухудшаться. Медики обнаружили у Решетько бронхиальную астму. Как раз в это время, говорит истец, после долгого простоя вновь заработал Харьковский коксовый завод, рядом с которым — в районе Новожаново — живёт пенсионерка.

Предприятие, построенное в 1932 году, занимается переработкой каменного угля — его сжигают в специальных печах без доступа кислорода. Елена Решетько заподозрила, что проблемы со здоровьем у неё начались из-за предприятия. В справедливости своих подозрений убедилась, говорит Елена, когда увидела перечень выбросов завода.

Елена Решетько, истец: «В акте проверок экологической инспекции всё перечислено. Например, углекислого газа они выбрасывают 35 тысяч тонн, в яме, самой глубокой яме города. То есть я живу в углекислом газе вместо кислорода. Синильной кислоты они выбрасывают больше тонны, которая поражает нервную систему, просто уничтожает».

В 2010 году Решетько вышла на пенсию и начала с предприятием борьбу. Направляла запросы в контролирующие органы, областную и Генеральную прокуратуры, в горсовет и Департамент здравоохранения. Пенсионерка пыталась узнать, есть ли у коксового завода все необходимые разрешения и не стали ли жители окрестных районов после того, как заработало предприятие, чаще болеть. Контролирующие органы и органы власти, утверждает Елена Решетько, либо не отвечали на запросы вовсе, либо говорили: у предприятия всё в порядке.

В мае 2012 года Елена Решетько обратилась в суд. Пенсионерка добивается закрытия завода. Требует компенсации ущерба здоровью — истец оценила его в 8 миллионов гривень. Елена Решетько уверяет: медики обнаружили у неё целый «букет» заболеваний, а ей всего 56 лет.

Елена Решетько, истец: «Поражения бронхо-лёгочной системы, это бронхиальная астма четвёртой степени, эмфизема лёгких, пневмосклероз, хронический бронхит, гипертоническая болезнь, нарушения эндокринной системы».

Сейчас иск Решетько к коксовому заводу рассматривает Октябрьский суд. Ответчики требования истца считают безосновательными. Заместитель главного инженера предприятия Сергей Егоров — он выступает от имени завода в суде — говорит: ни одна проверка не обнаружила предельно допустимой концентрации вредных веществ в выбросах.

Сергей Егоров, заместитель главного инженера Харьковского коксового завода: «На существующее положение все документы экологического характера, как по водоносному горизонту, так и по отходам, они существуют. Мы приложили все ксерокопии в цветном исполнении».

Сергей Егоров подчёркивает: нарушений не обнаружили даже те ревизоры, которые выезжали на предприятие по заявлениям Елены Решетько.

Сергей Егоров, заместитель главного инженера Харьковского коксового завода: «По её инициативе была привлечена к проверке, у нас есть такая, Всеукраинская экологическая лига, был представитель местного подразделения этой экологической лиги, он участвовал в проверке, мы его допустили полностью, везде, ко всем цехам, все документы показывали ему, везде пускали, он не смог найти никаких нарушений».

На первом заседании по сути, 6 сентября, суд рассматривал ходатайства истцов. Елена Решетько и её представитель попросили затребовать от коксового завода разрешительные документы — всего 32 наименования. Представитель ответчика Алексей Зинченко заверил суд, что большая часть документов у предприятия есть и они приложены к опровержению исковых требований. Несмотря на это, судья решила ходатайство удовлетворить.

А вот ходатайство о том, чтобы затребовать у контролирующих органов материалы проверок, а также договор аренды земли, судья отклонила — сочла, что они не имеют отношения к заявленным истцом требованиям.

В суде Елена Решетько попросила затребовать статистические данные из детских и взрослых поликлиник своего района. Истца интересовало, увеличилась ли за время работы предприятия детская и взрослая смертность, стали ли чаще болеть люди хроническими заболеваниями, расстройствами психики и поведения. Ответчики считают, что эти данные ничего не покажут, ведь на Новожаново работает много других предприятий, которые выбрасывают в атмосферу вредные вещества. Судья Виктория Труханович ходатайство отклонила.

Анатолий Реснянский, представитель истца: «Они (сторона ответчика — ред.), если бы действовали открыто, прямо и в правовом поле, они бы сказали: вот у нас все документы, вот у нас все разрешения, вот у нас прекрасная статистика, вот мы детям на оздоровление выделяем или что-то такое. Но они боятся статистики, потому что статистика — это уже не проблема Елены Решетько, это уже проблема целого района, это проблема четверти миллиона населения».

Сергей Егоров, заместитель главного инженера Харьковского коксового завода: «Какое отношение мы к этой статистике имеем? Она ни о чём не говорит. Как доказать влияние? Сначала нужно определить долю каждого предприятия. Выброс определить».

В конце вчерашнего заседания истцы подали новое ходатайство — потребовали привлечь в качестве соответчика другое предприятие — ПРАО «Термолайф». Оно находится по одному адресу с коксовым заводом и, по версии истцов, является с коксовым заводом одним потенциально опасным комплексом. Судья ходатайство удовлетворила и объявила перерыв до 20 сентября.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.