Эдуард Лимонов: юбилей поэта, тунеядца и «экстремиста»

Сегодня исполняется шестьдесят лет Эдуарду Лимонову. Зарубежная пресса называет его русским писателем, российские газеты пишут о Лимонове, что он национал-большевик, там его подозревают в подготовке террористического акта. Автор скандальной книги "Это я - Эдичка", Лимонов встречает седьмой десяток за решеткой.

Поэт, авантюрист и тунеядец Эдик Савенко здесь шил брюки, пил и прожигал свои юные годы, на Поперечной улице об этом не прочитаешь даже на заборе. Про поэтов рабочий район и сейчас не интересуется. Теперь уже экстремиста Лимонова охраняют в Саратовской тюрьме, для друга памятник и память слишком разные вещи.
Борис Чурилов, друг: Я так понимаю, что в Путинской России лишние лозунги, наверное, не нужны, и его за это взяли. А пришить? Эду что угодно можно пришить.
Говорить об обвинениях в терроризме, предъявленных Эдичке демократическими российскими спецслужбами, по традиции лимоновского эпатажа, лучше всего здесь. Вот столбы, о которые по близорукости однажды разбил себе голову самый главный враг единства Могучей российской державы. Сорок лет назад это называлось «за измену родине».
Борис Чурилов, друг: Вот этот его авантюризм, это его, «А, что из этого получится дальше». Он очень живой человек. Когда его там брали на Алтае, я думаю, что он не воскликнул «блин» , я думаю это его «О! О! Ещё будет книга!»
В горячем цеху завода «Серп и молот» прогрессивные Лимонов и Чурилов читали Кафку на украинском языке. Вояжи а ля Москва-Париж-Москва и много собственных книг на разных языках Эдичку не испортили. Всегда сам себе главный герой: и проигравший, и одинокий, и заключённый.
Борис Чурилов, друг: Я думаю, что он сейчас, если его не допрашивают, он сидит и пишет, если у него есть бумага и карандаш.
Двадцать деревянных ступенек, и теперь чужая квартира. Слухи, но, говорят, в Харьков Лимонову въезд воспрещён. Как много оказывается можно успеть за шестьдесят лет. Даже, если ты давно уже не дома.
Борис Чурилов, друг: Если мы встретились после семилетнего перерыва ген-ген за кобеляками в Париже, то почему мы не можем встретиться. С Лимоновым я водки пить не буду, а с Савенко скорее всего попью.
Последние годы в Харькове Эдичка Лимонов провёл здесь, на сквозняке между площадью Тевелева и Дзержинского. Кафе «Автомат», «Кристалл» и «Пирожковая», даже вывески не изменились. Только маршрут молодого негодяя Лимонова сегодня от Конституции к Свободе. И здесь по брусчатке, и в Самаре по этапу. Это он – Эдичка.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.