Ради премьеры заключенные харьковской колонии отказались от амнистии

Два часа философии и сарказма. В восемнадцатой колонии уникальная премьера –спектакль по кинопьесе Горина «Дом, который построил Свифт». Профессионал - только режиссер из театра-студии «Арабески». Актеры - осужденные, они же шили костюмы, делали декорации и выбирали пьесу. Правда, учитывая специфику актерского состава, режиссер Светлана Олешко вычеркнула из пьесы все женские роли.

Трагикомедия, два часа диалогов про неприятие обществом непохожего на других человека. Руководство тюрем, которое считало, что осужденные поставят что-нибудь легенькое, про быструю победу добра над злом, было шокировано. Но есть договор с театром «Арабески» - никакой цензуры. Спектакль готовили год, в зале тишина, без аплодисментов - значит полный успех.

Александр Радченко, осужденный: «Это очень редкое явление в массе осужденных. Тишина. Ее трудно поддерживать. Было тихо, для меня это много значит. Это лучше, чем аплодисменты. Значит, тебя слушают, значит, уважают, значит, на тебя обращают внимание».

После премьеры руководство колонии констатирует: времена «Мурки» и фени за решеткой закончились. Пришла классическая литература и качественная музыка.

Я свободен, я забыл, что значит страх.

Иван Ткаченко, заместитель начальника колонии: «Давайте отходить от гулаговских времен, тюремной субкультуры, воров, понятий. Этого нету. В других губерниях я не был, а в Харькове этого нет в колониях».

Светлана Олешко говорит, что в зале - идеальный зритель: открытый, тонкий, жадный к искусству. Актеры, занятые в пьесе, к самой идее театра за решеткой сначала отнеслись насторожено. Здесь - свои законы и иногда даже прикоснуться к другому, значит, нарушить правила. Поэтому из сценария убрали женские роли. Позже об этом пожалели. Осужденные настолько прониклись сценой, что даже просили руководство продлить срок.

Светлана Олешко, руководитель проекта: «Хлопців, які грали у виставі, у серпні місяці випускали, тому що була амністія, вони знали, що прем’єра запланована на листопад, і просто зверталися до співробітників з тим, щоб їх тут залишили до прем’єри».

Пятый год театр-студия «Арабески» работает с харьковскими колониями. Почему местное руководство разрешает ставить провокационные пьесы - до сих пор не поняли. Пятый год журналисты спрашивают главрежа театра - Светлану Олешко, зачем ей тюрьма. Светлана пятый год отвечает шуткой - тут всегда аншлаги.

Сегодня театр «Арабески» готовит еще две премьеры. И тоже не рождественские сказки - во Львове ставят «Фауста», в женской колонии Харькова - «Служанок» Жана-Жене.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.