Начался суд по аварии во время ночных гонок на трассе под Харьковом (обновлено)

Суд над участником нелегальных ночных гонок, который наехал на зрителей у обочины, начался в пятницу. Перед зданием Харьковского районного суда в Покотиловке - пострадавшие в той аварии. Спустя три месяца трое из них все еще на костылях. Семнадцатилетней Марине Сухорутченко доктора даже не обещают, что ходить она будет, как прежде - не хромая.

Марина Сухорутченко, пострадавшая: «Мы сначала отошли дальше, потом подошли к старту, через некоторое время, чтобы было лучше видно. И получается машина пошла по противоположной и ударила нас в спину. Я не видела. А потом я просто ничего не помню – как везли, куда...»

Харьковчанина Александра Мастега - его обвиняют в нарушении правил движения, которое повлекло смерть, - в суд привозят из СИЗО. С места происшествия в ту ночь он убежал, но через день пришел в милицию.

Судья Владимир Россолов съемку в зале заседаний запрещает. Аргумент - журналисты необъективны. Чистосердечное признание обвиняемого он зачитывает без телекамер. По словам Александра Мастега, в ту ночь он выпил 5 бутылок пива, был уставшим, не справился с управлением, сбил девять человек.

Из чисто-сердечного признания обвиняемого Александра Мастега:
«после случившегося я вышел из автомобиля через правую переднюю дверь и подошел к пострадавшим, а потом услышал, что парень умер в результате наезда. Потом услышал угрозы в свой адрес, а я перепрыгнул через барьер и убежал в сторону Харькова».

Четверо из девяти пострадавших требуют возместить им материальный и моральный ущерб. Суммы - от 5 тысяч гривен до 30. Отец семнадцатилетней Марины Сухорутченко объясняет, почему просит компенсацию. Говорит, только на лечение дочери семья потратила больше трех тысяч гривен.

Николай Сухорутченко, отец пострадавшей: «Из-за этого ДТП она не прошла тестирование по географии. Если бы она прошла, если бы ни эта авария – она бы поступила на бюджетной основе. А так мы подали бумаги на контрактную основу, там год стоит 6 780 тысяч. Я считаю, что это тоже прямые затраты».

Семья погибшего о компенсации не заявила. Мать Дмитрия Тасуя каждый день ходит на кладбище, рассказывает отчим погибшего Александр Слободин. На гонки он поехал с друзьями: любил автомобили, учился в автодорожном техникуме.

Александр Слободин, отчим погибшего: «Я ему говорю: «ты же не долго?» - «Да нет, конечно». Покупался, оделся, говорит: «Мамка, я погнал». Ну, и все. Я проснулся где-то, мы в зале спали возле телевизора. Говорю жене: наверное, Дима звонит в дверь – иди, открой».

Двадцатитрехлетний обвиняемый в суде защищается самостоятельно. Пострадавшие уверены: суд будет на их стороне. Сомневаются только, что обвиняемый сможет выплатить компенсацию. Имущества у него нет, а машину, за рулем которой он был в ту ночь, водил по генеральной доверенности.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.