Суд поручил прокуратуре провести еще одну проверку по делу о взрыве в офисе Партии регионов

А были ли патроны? С бывшего телохранителя Евгения Кушнарева Игоря Бударного, обвиняемого в организации взрыва в офисе Партии регионов в марте 2006-го, может быть снято обвинение в незаконном ношении и хранении оружия и боеприпасов. Бударного задержали в сентябре прошлого года.

Игорь Болюх, первый зам. начальника УБОП (сентябрь 2007 г.): «25-го числа при проведении операции «Трал» сотрудниками УБОП был задержан гражданин, у которого при осмотре оказалось 8 патронов».

Позже сам Бударный заявил, что патроны были не его - их подбросили. Но понятой, который в зале суда забыл почти все подробности задержания, одно помнил точно: патроны у Бударного были.

Понятого научили давать именно такие показания, считает Андрей Турчин, тоже бывший охранник Евгения Кушнарева. Он говорит, что видел, как милиционеры инструктировали понятого перед началом заседания.

Андрей Турчин, экс-охранник Евгения Кушнарева: «Милиция поздоровалась за руку с понятым, с которым вроде как должны они были видеться максимум два раза. Один раз на месте преступления, второй раз, когда давали показания. Даже если я не слышал практически никакого слова, но форма объяснения эта вот для меня, ну я лично практически уверен, что это был, грубо говоря, инструктаж».

Был ли инструктаж, теперь должна проверить прокуратура. Если человек действительно давал показания под давлением, его слова не могут служить доказательством в суде.

Но адвокат Бударного Лидия Мелконян сомневается в объективности прокурорской проверки. Предыдущая, когда прокуратура проверяла, действительно ли Бударного били в СИЗО, была не полной, утверждает адвокат, - с ее подзащитным даже не пообщались.

Лидия Мелконян, адвокат Игоря Бударного: «Эти действия просто не проводились. Выводы сделаны на одних единственных показаниях работников милиции, которые заинтересованы в исходе дела и, естественно, сказали, что никаких телесных повреждений не причинено, в то время, как в материалах дела имеется заключение судебно-медицинской экспертизы, что у Бударного имелись телесные повреждения, однако не установлены обстоятельства, при которых он их получил».

Правозащитник Аркадий Бущенко говорит, в его практике как минимум в каждом втором случае обвиняемые заявляют о «незаконных методах ведения следствия» Так политкорректно называют пытки и психологическое давление. Но прокурорские проверки их редко подтверждают. Особенно, если человек заявил о пытках уже в суде.

Аркадий Бущенко, правозащитник: «Судья, как правило, направляет дело в ту же самую прокуратуру, которая сейчас представляет обвинение. То есть стороне по делу и говорит: проверьте, ваши доказательства качественные или нет. Ну, какая нормальная сторона будет говорить, что «вы знаете, наши доказательства некачественные, вы знаете, они получены с помощью пыток», то есть абсолютно бредовая ситуация, которая, естественно, ни к чему не приводит».

Прокуратура должна проверить, было ли давление на понятого, до 28 марта. На этот день судья Сергей Остапчик назначил следующее заседание.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.