Второй после Ливии. Куда и когда полетит самолет, собранный на Харьковском авиазаводе?

Небо. Самолёт. Лаос. Авиалайнер для первых лиц Лаосской Народно-Демократической Республики сделали на харьковском авиазаводе. Сегодня – торжественная передача АНа представителям далёкой страны.


Территория вблизи взлётно-посадочной полосы быстро заполняется народом. Все – от уборщицы до ведущих специалистов – идут туда, где в небо впервые (если не считать испытательных полётов) поднимется железная птица харьковского авиазавода. Деталь за деталью её собирали не один месяц.

В конце 2008-го авиационный завод выпустил первый за три года самолёт. Он полетел в Ливию. Когда ливийский лайнер был в воздухе, в цехах авиазавода собирали этот, лаосский вариант. Только он особенный – с гербом в середине, для vip-персон. Лаосцы сознаются: на нём будут летать Президент и премьер-министр азиатской страны.

Вадим Балабан, лётчик-испытатель: «Самолёт готов к передаче Лаосской Народно-Демократической Республике».

Анатолий Мялица, директор предприятия: «Спасибо, дорогой. (Лаоскому командиру) Замечания есть по полёту, командир?»

Пхенгбоунхеуанг Пхенгкхен, командир: «О нет! Великолепно!»

Ведущий лётчик-испытатель Вадим Балабан – он сегодня руководил полётом – месяц будет учить лаосских коллег управлять машиной. Говорит, самолёт ведёт себя «уверенно». И внешне, и внутренне – машина блестит.

Вадим Балабан, ведущий лётчик-испытатель: «Внутри всё в порядке. Выглядит хорошо. Он ни в чём не сомневается, так, как и экипаж, который будет им управлять, лаосский».

В августе на авиазаводе в очередной раз побывала премьер-министр Тимошенко. Обещала решить проблемы не только харьковских самолётостроителей, а и отрасли вообще. После того визита Анатолий Мялица – сам не свой. Чуть ли не в каждом предложении вспоминает премьера, благодарит её за масштабный прорыв.

Анатолий Мялица, гендиректор Харьковского авиазавода: «Продали облигации! Полтора миллиарда долгов сегодня государство взяло на себя. Мы получили оборотные средства. Да, сегодня мы ещё по зарплате немножко... Но я вам гарантирую, в понедельник-вторник вы получите её».

Сотрудники завода гендиректору верят. Всё это время, пока руководители на трибуне, с их уст не сходит улыбка. Самолёт в небе, говорят, – праздник. И то, что три месяца зарплату не платят, само собой забывается.

Вера Сазонова, инженер: «Я в отделе работаю, не в цехе, но вся моя душа тоже там».

Дмитрий Москалец, шлифовщик: «Это уникальная машина, девушка. По сравнению с той, что была раньше».

Раиса Коваленко, уборщица: «Приятно, конечно. Желательно лучше. Чтобы работа была, самое главное. Если б вовремя давали зарплату, а так проблем нету».

Мялица обещает: если всё пойдет по плану, будут средства, как заверили в Кабмине, будут заказы (сейчас на заводе готовят ещё три лайнера), самолётостроители выдержат ритм, как когда-то, в советское время, сравнивает «вечный» директор: по самолёту в месяц.

Корреспондент: «Скажите, этот самолёт сегодня улетит в Лаос?»
Анатолий Мялица, генеральный директор Харьковского авиазавода: «Нет, он не улетит сегодня».
Корреспондент: «А когда?»
Анатолий Мялица, генеральный директор Харьковского авиазавода: «Ну, вот опять... всё расскажи…»
Корреспонденты: «Спасибо. Спасибо вам».
Анатолий Мялица, генеральный директор Харьковского авиазавода: «Когда улетит, узнаете!»

Представители Лаоса отвечают на тот же вопрос:
– Двадцать шестого.
– А сейчас он будет пока здесь?
– Да.
– Как там внутри вообще? Понравилось вам?
– Понравилось!

Смотрите фоторепортаж.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.