Вечером - поэзия, днем – проза. Дебютный вечер поэтессы и журналистки Натальи Маринчак

Два мышления. В Союзе Писателей прошел дебютный вечер поэтессы Натальи Маринчак. Вечером - поэзия, днем - проза: Наталья - коллега. Тележурналист и диктор на радио.

«...В моєму місті немає моря
і дельфіни не викидаються в ньому
на берег
є лише люди
але їм нікуди викидатися»

Два часа дня. На радиостанции выпуск новостей. В студии - Наталья Маринчак, скорее, ведущая, чем диктор, выпуск собирает сама, решает, о чем стоит узнать слушателям. Пожары, автокатастрофы, эпидемии - в журналистском ремесле без этого никак, слушатель-зритель требует сенсаций-катастроф.

После выпуска - в офис, собирать следующий. Авралы, цейтноты - обычное дело. На столе - распечатки: не только сводки «где, что и как» взорвалось, разбилось, плюс немножко позитива - культуры. На принтер посылает то, о чем многие коллеги не догадываются, собственные стихи - вечером первый выход на публику.

Наталья Маринчак, поэт: «Поет, яким би він не був, має знати, як воно буває дуже гарно, дуже добре і як воно буває на дні, у гімні, розумієш? Якщо ти не будеш знати, ти не напишеш правду».

Журналистика, причем полевая. Работала в новостях первого состава Медиа-группы «Объектив» - оставила отпечаток. Узнала реальность на ощупь, не только по книгам.

В итоге отец, главный критик творчества, признает: катастрофизм - один из основных моментов в творчестве дочери.

Я впадаю до прірви, колодязь без дна і печалі. Він чекає за рогом на тих, хто щасливий.

Дипломированного филолога Виктора Маринчака отцом называет не только Наташа - он священник. На первом выступлении много прихожан отца Виктора - те, кто вхожи в дом и были на квартирниках, чтениях для своих. Стихи дочери вполне в рамках христианского мировоззрения, уверен отец Виктор.

Виктор Маринчак, священник: «Катастрофа гріхопадіння, катастрофа появи пророків і загибелі їх, появи спасителя Ісусу Христа і загибелі його. Катастрофа, яка чекає нас в кінці світу і катастрофа кожної долі. Трагедія, катастрофізм - те, що я приймаю щодня як священик».

Первый вечер с аншлагом. Наталья рассказывает: долго не решалась выйти, уговорили друзья родителей, случайно услышав стихи - отец процитировал им то, что Наташа написала ему на день рожденья.

Наталья Маринчак, поэт: «Мені взагалі важливо, щоб це взагалі сприйняв хто-небудь. Тому що досі мені здавалося, що це для мне і для моїх близьких».

Евгений Захаров - уже среди почитателей. На вечере сопредседатель Харьковской правозащитной группы читает стихи Наташи, выйти на публику уговорил именно он, сейчас помогает издать первую книгу. В сторонке, скромно Сергей Жадан. Живой классик - гарантия качества на любом литературном мероприятии в городе. И еще одна категория поклонников - коллеги, которым Наташа показывала стихи. У них свой взгляд, не без доброй зависти.

Дмитрий Терновой, журналист, «Интерфакс-Украина»: «Журналист работает с оперативной информацией. Это очень сильно засоряет мозги. По себе могу сказать. Я бы хотел писать что-то художественное, но мне очень трудно это делать».

На лице улыбка, а на бумаге стихи про бездну, дождь и мертвых птиц. Где настоящая Наташа? И там, и там, уверен отец. Раздвоение личности - не болезнь. Скорее, показатель ее, личности, богатства.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.