MediaPost on-line. След кровавый стелется…

Есть фильмы, к которым с общими мерками и не подступишься. Это уже мировые бренды, сами себе жанры, и чихать они хотели на злобную критику или снобизм публики. Словно несокрушимые скалы стоят они посреди целлулоидного моря интеллектуального, авторского, драматического и эпического кинематографа, подножье их омывает киноклассика, а головы утопают в облаках кучерявого и причудливого авангарда. Они одиноки и горды... Отставной вьетнамский ветеран Джон Рэмбо явно из их числа.

- Я вас всех сделаю свободными, сукины дети.
Евгений Шварц, «Убить дракона».

Последний фильм о нем именно так и называется – «Джон Рэмбо». Без каких-либо номеров. Как говорила незабвенная Фаина Раневская, такой себе «плевок в вечность». Вообще, похоже, старина Слай, земную жизнь пройдя «за половину», явно впадает в детство. Точнее, все, что с этим детством связано, решил вытащить из сундучка памяти и еще раз явить зрителю. Сначала продолжилась история Роки, теперь вот Рэмбо вынырнул из небытия, чтобы снова помочь «международным борцам за свободу».

С одной стороны, налицо явный признак некой карьерной неудачи: неплохой по сути своей актер с весьма ярким комическим талантом – ей-ей, «Оскар» - не самое худшее, что сыграл Сталонне, а уж «Стой, или моя мамочка будет стрелять» вне конкуренции – тем не менее, так и не смог выпрыгнуть из амплуа «человек-скала». С другой стороны, это верность себе и зрителю: привыкли видеть меня таким? Нате, получайте. И зритель получил.

Рэмбо по-прежнему в отставке, по-прежнему обижен на родину, забывшую, что она сама и сделала его асоциальным типом, и по-прежнему постигает уроки смирения в Таиланде, где-то на границе с Бирмой. Хорошо еще, что не в монастыре. Но на горизонте появляется группа евангелистов-врачей, мечтающая принести облегчение жителям охваченной гражданской войной Бирмы, а заодно, пользуясь случаем, втулить им десяток-другой Библий. Понимая, что Библия в таких условиях пользуется явно меньшей популярностью, чем ящик гранат, Рэмбо пытается миссионеров отговорить: конъюнктура, мол, не та. Причем, делает это так, как может только старина Слай. То есть без слов.

Но тяжелый взгляд вьетнамского ветерана разбивается о решимость одного из членов миссии – христианки, американки и просто очаровательной женщины. Рэмбо соглашается и доставляет миссию на место, по пути лихо расправляясь с речными бандитами, вознамерившимися немного пограбить на речных перекатах Ме Конга. В Бирме миссия тут же благополучно попадает в лапы злодейской бирманской армии. С этого момента душителям свободы народов юго-восточной Азии осталось жить считанные часы. На выручку миссии отправляется отряд наемников, доставить которых должен Джон Рэмбо…

Тут, наверное, неплохо было бы вспомнить, с чего начиналась кинокарьера этого персонажа. «Рэмбо: первая кровь» попала в ряды «кровавых боевиков» исключительно благодаря советской пропаганде. Это был как раз тот фильм, который советский человек не видел, но осуждал. На самом деле, первый фильм был остросоциальной драмой, и стоял в одном ряду с «Таксистом» и «Апокалипсисом». К слову сказать, за все экранное время Рэмбо отправлял в мир иной всего лишь одного человека, да и то случайно.

Но в последующих двух сериях, владельцы бренда стремительно исправили этот недостаток. И уже к третьему фильму о приключениях Рэмбо сериал приобрел все черты трэшевого боевика: немотивированное насилие, картонная игра актеров, развесистая клюква о матрешках с калашниковыми.

Тут-то и стало ясно, что в условиях Афганистана, рэмбы не только не размножаются, но и приживаются плохо. Кассовые сборы были катастрофически унылы, и сериал окончательно откочевал в дебри псевдопатриотической агитки, прочно заняв место где-то между «Железный орлом» и «Красным скорпионом».

А фанаты Рэмбо тем временем разделились на две неравные части: чуть поменьше тех, кто остался верен первому фильму (и ваш покорный слуга из их числа), и чуть побольше тех, кто с радостью принял разгулявшуюся удаль Слая. Поэтому оценивать новый фильм очевидно надо дважды: как военную драму и как «рэмбобоевик». Для любителей обоих жанров у меня ровно две новости: хорошая и плохая. А уж кому какая достанется – решайте сами. Начало ленты напоминает о самом первом фильме, а финал - круче, чем у афганской эпопеи со взорванным вертолетом.

Поначалу может показаться, что очередной «Рэмбо» вырос из коротких штанишек военно-полевой политинформации с элементами цирка и делает серьезную попытку переместиться в область военной драмы. Всю первую половину фильма зритель наблюдает неплохую игру актеров и в разы подросшую режиссуру. Никаких «коммунистических атаманов» с большими ножами, желтыми звездами и погонами, похожими на солнечные батареи МКС. В памяти всплывают не худшие представители жанра, вроде «Кровавого алмаза» или «Королевства». Конечно, сцены казни бирманских пейзан несколько излишне кровавы, но уж очень натуралистичны. Отрубленные руки, разорванные головы, разлетающиеся на противопехотных минах тела… Прямо «шокирующая Азия». Но любители «рэмбобоевика» скучают.

Но вот дело близится к развязке, Рэмбо вступает на тропу войны, отковав для острастки огромное мачете из куска арматуры, и вытащив на свет божий свой любимый лук. Кстати, казалось, что после «Гремлинов-2» и «Горячие головы-2», брать лук в руки Рэмбо просто-таки противопоказано. Ан нет, видимо, стрела в башке смотрится круче незаметной пульки. Праздник приближается.

На зрителя обрушиваются кровавые сцены одна круче другой. Вот наемники изящно по часам вырезают вражеский лагерь. А вот уходя от погони, Рэмбо взрывает в джунглях колоссальную британскую авиабомбу времен Второй мировой. Впечатляющее зрелище, напоминающее чем-то тунгусский метеорит в миниатюре. Но пока еще все достаточно прилично. За все время Слай самолично вырвал всего лишь одну глотку, правда, сделал это голыми руками. Ну, еще немного пострелял из лука, но так – умеренно. Фанаты ерзают в нетерпении.

Но у создателей окромя бомбы в кустах еще один рояль, в виде гросс файнал бэттл, что в переводе с самого демократического языка в мире означает решительный махач. Именно в тот момент, когда зритель уже окончательно настроился на серьезное кино, когда реальность фильма начала обретать черты правдоподобности и даже местами, прости Господи, документальности, вот в этот самый момент, авторы наносят ошеломительной силы удар по расслабленной психике собравшихся.

Дальнейшее рубилово (иначе и не скажешь), наверное, вогнало в краску самого Джорджа Ромеро. Он-то гасил мертвяков, а вот чтобы расправиться с таким же количеством, но живых людей?!

Плюнув на эффектный, но неэффективный лук, и окончательно озверев от вида плюющих на демократические принципы людей, Джон Рэмбо становится за крупнокалиберный пулемет, предварительно перерезав мачете пополам доверчивого вражеского пулеметчика. И праздник наступает.

Особенно умиляет способность злобных врагов свободы плодиться под смертоносным огнем нашего героя. Чем энергичнее Рэмбо поливает их огнем, тем больше их становится. В самом начале сцены мы видим десяток бирманцев, которые умирают в ближайшие 1,5 секунды. Но это не мешает режиссеру показывать все новые и новые толпы наступающих откуда-то вражеских солдат. И вот уже едут машины, плывут пароходы, и все они сразу в прицеле Джона Рэмбо. А король эпизода – крупнокалиберный пулемет Браунинг – М2, с бесконечной судя по всему лентой, рвущий тела врагов на куски. Фанаты рукоплещут.

Остальным немного плохо от количества изуродованных тел и крови.

Так что чуда не произошло, в одну реку не войдешь дважды, а уж в джунглях, окромя как крошить и мочить, делать больше нечего. Перед нами достойное продолжение двух последних частей эпопеи, и рекорд количества смертей на единицу экранного времени в очередной раз взят. При чем без малейших усилий. Заодно американцы показали, что будет с теми, кто не хочет быть свободным. Вам не хватает свободы? Не толпитесь, всем хватит. Вам какого калибра?

Последние кадры столь же эпичны, сколь и классичны, и повторяют начало самого первого фильма: чуть поседевший старина Слай в зеленой солдатской куртке времен вьетнамской войны с солдатским же мешком на плече идет по дороге к указателю, на котором значится «ферма Рэмбо». Вот оно как оказывается. А говорили: это позывной, а Джон прикидывался круглым сиротой. Здравствуй, папа, я вернулся, кажется, родине я снова нужен. Наконец-то. Ну и конечно, фирменная сталлоновская слезинка в уголке глаза…

Иногда Слай напоминает мне крокодила.

Автор: Олег Денежка.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.