MediaPost on-line. Оставь надежду…

Очень грустно признавать, что 30 веков цивилизации, есть ни что иное, как попытка косметической операции на животной и эгоистичной натуре человека. При чем «животная» - это еще комплимент. Как нас не наряжай – в звериные шкуры или страусиные перья? в шелк, бархат, сталь или кевлар, в рыцарские доспехи или космические скафандры - внутри неизменно оказывается одно и то же: агрессивный испуганный зверек, готовый загрызть каждого, кто кажется ему опасным.

Благодушие и благородство посещает нас только в сопровождении сытости, безопасности и комфорта. Но стоит обстоятельствам измениться, и вековые наслоения этики и эстетики сползают с нас словно жир с тарелок в рекламе Farrі – легко и бесследно. Причем агрессивность сбивает нас в стаи, где убивают сообща, а спасается каждый самостоятельно. Если что-то мы и готовы принести в жертву, так это жизнь ближнего. И как раз жертв в фильме Фрэнка Дарабонта по рассказу Стивена Кинга «Туман» хоть отбавляй. Не все они во благо, очень немногие во искупление, но каждая является результатом проявлением подлинной человеческой натуры.

- Вы думаете, места в шлюпках будут распределены в соответствии со стоимостью билетов?
Офицер тонущего «Титаника»

Вообще, ставить Кинга - дело вполне благодарное: мало того, что он популярен и пишет книги сразу адаптированными для кинопостановки, он еще и никогда не сковывает себя жанровыми рамками. Ему в них откровенно тесно. Знаменитому писателю скучно писать про потусторонних монстров, маньяков-убийц или о привидениях «на крыльях ночи». Его нарочито незатейливые темы всегда гораздо больше, чем просто триллер или готический роман. Кинга скорее интересуют страхи, реально живущие внутри человека, нежели созданные фантазией писателя, поэтому его произведения не только интересны зрителю, но и позволяют реализоваться режиссеру. Чем кинорежиссер Фрэнк Дарабонт и поспешил воспользоваться. Кажется, весьма успешно.

Завязка фильма напоминает сюжет не самой изощренной компьютерной игры: злые военные проводят опасные эксперименты, пытаясь проникнуть в иные, очевидно совершенно «параллельные» нашему миры: вселенные, находящиеся где-то рядом, но пока недоступные. И как следовало ожидать, что-то у них идет не так. То есть как раз так: дырку в иное измерение они успешно проковыривают. Но то, что обнаруживается там, не может понравиться ни на первый, ни на любое количество последующих взглядов. Словом, на маленький провинциальный американский городок возле живописного горного озера сползает подозрительный, совсем недобрый туман. В себе он скрывает еще более недобрые вещи, в чем и убеждаются люди, волею случая осажденные туманом, внутри местного супермаркета…

Конечно, в том чтобы замкнуть некоторое количество персонажей внутри некого изолированного пространства, и путем изощренных испытаний устроить им настоящий социальный эксперимент, ничего оригинального нет - мы это видели сотни раз, от «Убийства в Восточном экспрессе» до «Титаника». Однако дело не в самой идее, а в том, как блестяще она реализовано и у Кинга, и у Дарабонта.

Удивительно, но люди в фильме, оказываются намного занятнее всяческих монстров, намеренно изображаемых режиссером с налетом банальности и примитива. Сколько бы кошмарных химер не мелькало в кадре, внимание зрителя неизменно оказывается приковано к поведению людей. Нас больше интересует страсти между персонажами, нежели чудища этих персонажей грызущие.

А посмотреть есть на что. Актеры создают не только впечатляющую галерею убедительных типажей, но и делают это мастерски, как только могут актеры второго эшелона, долгое время находящиеся в тени. А режиссер разворачивает подлинную кунсткамеру человеческих грехов: от трусости и гордыни, до кликушества и религиозного фанатизма. Обезумевшая от страха и агрессивности толпа во главе с мисс Кармоди, женщиной возомнившей себя пророком и судьей (Марши Гэй Харден) - один из самых сильных эпизодов фильма.
Добавьте к этому атмосферу не просто ужаса (чего только уже не насмотрелся современный зритель, того, кто видел Катеньку Пушкареву, просто так не напугаешь), а настоящего отчаянья, по своей мрачной безысходности вполне сравнимого с осознанием неизбежности смерти. Режиссер расправляется со всеми надеждами героев неспешно, по мере развития сюжета, но с решимостью налогового инспектора. Один за другим обрубает он пути к спасению, и с каждой оборванной ниточкой зрительный зал становится тише и сосредоточеннее. Ведь так не бывает в голливудском блокбастере, верно? Должен же быть какой-то хэппи-энд? И зритель начинает увлеченно вычислять возможных выживших. А зря – все равно ошибется.

При всем этом фильм наполнен какой-то отчаянной, почти кладбищенской иронией. Герои ведут себя совершенно естественно, без излишнего пафоса и заламывания рук, как, наверное, и вели бы себя люди в подобной ситуации. «Я убил ее – Да, спасибо», - фильм изобилует такими диалогами, и это несколько расслабляет зрителя. События приобретают оттенок ирреальности, а это в свою очередь, как не парадоксально, добавляет реализма происходящему. Как бы вы реагировали на гигантские щупальца с когтями, тянущиеся к вам из тумана? Правильно, герои фильма реагируют точно так же. Поэтому зритель на просмотре фильма не перестает улыбаться и дурацки хихикать – смех лучшее лекарство от страха. И мы усиленно «лечимся», чтобы не показать страха соседу по креслу, пока не добираемся до финала...

Финал столь неожидан и жесток, что становится настоящей пощечиной зрителям, которые, хрумкая попкорном и запивая остренькие впечатления пузырящейся колой, настроился на комфортное созерцание банального «ужастика», и даже тем, кто читал рассказ Кинга. Финал - единственное, что авторы посчитали возможным изменить.

Не скажу, что это сделало сюжет лучше или, наоборот, сильно нарушило изначальную кинговскую драматургию.… Но то, что финал шокирует, несомненно. Хотя он полностью ожидаем и оправдан самим течением сюжета. Удивительно, но иногда даже банальность может оказаться сюрпризом. Просто так, видимо, устроен человек: есть вещи, в которые он не хочет верить, даже понимая их полную неизбежность. Особенно, если эта неизбежность не сулит ничего жизнеутверждающего.

Впрочем, кажется, любая человеческая жизнь заканчивается не очень оптимистично. Или вы давно не были на кладбище?

Автор: Олег Денежка

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.