MediaPost on-line. Королева Елизавета - кровь на золоте

Англия находится на грани новой гражданской войны. Мятежники рвут страну на части, сторонники папы мечтают покончить с еретиками-протестантами, французы претендуют на корону, а Испания собирает «Великую Армаду», чтобы покончить с «гнездом разврата и флибустьерства». Вряд ли можно позавидовать монарху, правившему Англией тогда. И все-таки ту эпоху позже назовут «Золотым веком». Золотым веком Елизаветы Тюдор.

- Я ничья королева. Я королева сама себе. Я вышла замуж за Англию, и в этом доме есть только один хозяин!
Елизавета I.

Протестантки в стране католиков, рожденной для любви, но получившей вместо этого корону и бесконечное количество врагов. Слабая женщина, в мире агрессивных и безжалостных мужчин, она решила не связывать жизнь ни с одним из них. За что и получила титул королевы-девственницы. Будучи при этом дочерью короля Генриха VIII, женившегося 6 раз и безжалостно казнившего двух из своих жен. Ну, разве не образцовый персонаж для трагедии шекспировского масштаба? И шекспировского, кстати, времени. Стоит ли после этого гадать, почему именно последнюю королеву из династии Тюдор, выбрал британский режиссер Шехар Капур для своей дилогии «Елизавета»?

Первая часть фильма вышла в далеком 1998-м и тут же получила 7 номинаций на «Оскар». В немалой степени благодаря исполнительнице главной роли актрисе Кейт Бланшет. Ей действительно удалось уйти от штампа исторического кино и передать масштаб личности Елизаветы I, опираясь не на величину ее деяний, а наоборот, представив королеву слабой женщиной, рассказывая не о превосходстве, а о слабых сторонах характера королевы. Но, к сожалению, слабые стороны были и у режиссера фильма.

Дело в том, что британец индийского происхождения Шехар Капур - отчаянный патриот. Причем, как это часто случается с людьми не «коренных» национальностей, он патриот значительно большего масштаба, чем урожденный англосакс. Его «Четыре пера» - гимн красному британскому мундиру, своеобразный панегирик колониальным войнам Британии. По такому же случаю Редьярд Киплинг как-то написал:

Если крови потоки власти цена,
Мы ее заплатили сполна

Вот именно об этом, о крови, пролитой ради величия Британии, рассказывал Капур во всех без исключения своих фильмах, о храбрости, чести, и оправданности жертв.

Выбрав столь грандиозную, можно сказать, ключевую фигуру в истории Англии, он не избежал подобного же тона и в своем фильме «Елизавета». В свое время Тэффи заметила: «Основное назначение исторических личностей – произносить исторические речи». Герои Капура почти полностью соответствовали этому определению: они без конца произносили тексты, словно выписанные из учебников истории, комментировали почти каждое свое деяние тщательно и завершали итоговой ремаркой: «Страна запомнит наши имена».

Страна запомнила, но зритель обратил внимание лишь на размах постановки, обилие роскошных костюмов и блестящую игру Кейт Бланшет, Ричарда Атенборо и Джефри Раша. Возможно, сам режиссер почувствовал некую фальшь, и ему потребовалось время на осмысление, а может, он просто хотел, чтобы постарели его актеры, но создание второй части дилогии было отложено на долгих 8 лет. Еще бы: содержание первой и второй частей – коронации Елизаветы в 1559 и разгром Великой Армады в 1588 – разделяют ни много, ни мало 29 лет. За это время королева пережила множество заговоров и покушений, а Британия стала «владычицей морей». Это долгий путь, это большая часть жизни Елизаветы на троне и совсем неслучайно, режиссер избрал именно эти две ключевые точки. Итак, настало время завершить начатое.

Скажем сразу: прошедшие 8 лет пошли Шехару Капуру на пользу: режиссер стал мудрее, в его манере исчезли назидательные пафосные нотки, и финал истории о величайшей из британских королев вышел вполне достойным своего персонажа.
Елизавета I занимает особое место в британской истории. Собственно с ее имени и начинается невиданный взлет в жизни глубоко провинциальной, еле оправившейся от баронских войн, нищей островной державы. Елизавета благоволила пиратам и мятежникам на континенте, она воевала чужими руками и первая из британских правителей стала осуществлять политику «баланса сил». Это означает: всегда считать сильнейшие державы на континенте личной угрозой и стимулировать более слабые государства на борьбу с ними. Как позже сформулирует этот принцип сэр Уинстон Черчилль: «Мы всегда будем на стороне слабейшего. Пока он не начнет одерживать верх».

Сначала Елизавета поддерживала Испанию в ее противоборстве с Францией, потом помогала Франции в борьбе с Испанией, и, в конце концов, оказалась союзницей Австрии в противоборстве с Францией. Прикарманив испанское золото руками каперов и флибустьеров, главные свои победы Елизавета одержала вовсе не на полях сражений. Битвы она предоставляла другим: государственным мужам Вильгельму Оранскому и Генриху Наварскому на континенте и частным лицам Уолтеру Рейли и Френсису Дрейку на море. Зато сама королева поддержала Ост-Инидийскую и Московскую (да-да, была и такая) торговые компании и обеспечила позиции британского фунта в системе мировых финансов. Владычицей морей Англию сделали не пушки на палубах ее кораблей, а грузы в их трюмах. Будучи женщиной, Елизавета поняла, что легче выигрывать войны золотом и пряностями, а не порохом и сталью. Которые, кстати, тоже отличный товар.

Похоже, Шехар Капур открыл новый поджанр в историческом кино. Режиссер понял: достигнуть стопроцентной исторической достоверности просто невозможно: как бы подробно и взвешенно он не подходил к изложению истории, все равно найдутся люди, которые будут оспаривать его достоверность (многие события - предмет спора для профессиональных историков). Именно потому режиссер решил посвятить свою дилогию не событиям, но людям. Точнее, одному человеку – самой Елизавете. Это не значит, что Капур выдумывает, фантазирует или перевирает факты, как это часто любят делать киношники. Просто из поля его зрения выпадает громадное количество знаковых событий из жизни Елизаветы и из жизни Британии 16 века: борьба с Шотландией, казнь сестры королевы – Марии Стюарт, соперничество с Испанией в Ниндерландах, поддержка будущего короля Франции Генриха Наварского, борьба за Новый Свет…

Зато Елизавета в фильме Капура бесконечно пикируется с подданными, поучает собственных фрейлин, ревнует, флиртует… Кстати, о флирте: весьма спорное предположение историков о романе между королевой и знаменитым пиратом Уолтером Рейли, основавшим североамериканскую колонию Виргиния (Страна девственниц), названную так, несомненно в честь королевы-девственницы - быть может, самая смелая историческая трактовка Капура. Никаких других исторических откровений или предположений мы не увидим.

Лента Капура не знакомит нас с событиями в истории Англии XVI века. Это не исторический комикс, популярный в последнее время и не пособие к учебнику истории. Это, скорее, красочная иллюстрация. Режиссеру было много важнее найти правильный оттенок в золотом сверкании эпохи завоеваний британской короны. На первый взгляд, сюжетная канва может показаться случайным и малозначащим набором сцен, ничего общего не имеющим с реальной историей, но стоит присмотреться, и понимаешь – перед нами скорее психологический потрет Елизаветы и ее приближенных, нежели рассказ о ее жизни. Когда Елизавета преподает Уолтеру Рейли и своей фрейлине Елизавете Трокмортон уроки танца, не стоит искать в этом ключ к будущему разгрому «Великой армады». Это всего лишь прощание стареющей королевы со своей молодостью. Маленький штришок к характеру великой женщины. Не более того. Но и не менее.

Шехар Капур сосредоточился на психологических портретах своих героев. Каждая сцена - это маленькая эмоциональная зарисовка. Шехар не стремится показать, что же именно происходило между Англией и Испанией, ему гораздо важнее показать, что происходило между Елизаветой I и Филлипом II, ее неудачливым женихом, и политическим соперником. Не столько то, что они делали, сколько то, что они чувствовали.
Корона тяжела. Бремя власти словно расщепляет личность на множество слоев: вот королева судит собственную сестру, вот в сияющих доспехах возглавляет армию, вот в парламенте пытается примирить католиков и гугенотов… Но за всем этим стоит один человек. Режиссер, словно собирает воедино, потерявшегося в строках хроник человека. Личность. Характер.

Дилогия Шехара Капура «Елизавета»: Золотой век» далека от глянцевых «костюмных» фильмов, максимально детальна и натуралистична. Словно старинный фолиант в сафьяновой обложке, фильм раскрывает перед нами образы эпохи – века, в котором судьбы людей балансировали на кончике клинка и часто заканчивались на плахе. Был ли этот век, насыщенный сверканием металла и пропитанный запахом пороха, золотым? Трудно сказать. Во всяком случае, золото - это тоже металл.

Автор: Олег Денежка

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.