«Чай вдвоем»: чайная церемония для любителей

Вчера в Харькове с концертом выступала группа «Чай вдвоем». Журналистам Медиа-группы «Объектив» удалось задать им несколько вопросов.

- Как вы отметили 8 марта?
Денис Клявер: 8-го марта мы выступали в Одессе. После концерта нам пришлось сразу же уезжать. Всю ночь мы ехали в автобусе, так что на 9 марта ощущения праздника не осталось совсем.

- Какой сорт чая вы любите?
Денис Клявер: Вообще по настроению. Люблю черный с бергамотом, иногда зеленый с мятой.
Станислав Костюшкин: Какой дадут.

- Максимально, сколько человек могут вместе пить чай?
Станислав Костюшкин: Максимально? Только вдвоем.

Расскажите о программе. Это что-то старое или новое?
Стас Костюшкин: Вы знаете, такой вопрос для «Чая вдвоем» - чисто риторический. Мы все время делаем что-то новое, выпускаем хиты. Каждые 3 месяца мы делаем что-то новое. Сегодня мы привезли все самое лучшее, самое интересное.
Денис Клявер: The beast.
Стас, ты сказал не песни, а хиты?..
Стас Костюшкин: Да, хиты в последнее время это, слава Богу, стало уже такой традицией. Получилось, что у нас вышла «Лаковая», через 3 месяца «Чтобы ты была моя», через 3-4 «Сынок».
c Вообще, что касается последних 2-х лет (мы не были в Харькове 3 года) за это время с «Чаем вдвоем» произошла большая перемена, второе рождение. Мы появились впервые в 1995 году на конкурсе Ялта-Москва-Транзит, нас узнали… Получилось так, что мы появились с самого рождения, как младенцы. Мы ничего не умели, ничего не знали. Мы умели как-то двигаться, что-то исполнять, но в шоу-бизнесе мы были полный ноль. За 5-6 лет мы всему научились, мы научились ценить своего зрителя. Мы узнали, что нравится зрителям, какую музыку надо исполнять. И вот, наверное, последние 2 года – это второе рождение, это очень хорошие результаты. На сегодняшний день «Чай вдвоем» очень профессионален. У нас замечательный балет, замечательные ребята танцоры. Причем, я хочу сказать, что это не просто танцевальный коллектив, а и актерски хорошо подготовленные ребята. Потому, что те идеи, которые придумывает Стас, обычному танцору очень сложно воплотить на сцене.
А сценическим действом у вас занимается Стас?
Стас Костюшкин: У нас все очень строго разграничено. Начиная с самого главного…
Денис Клявер: Начиная с того, что он наполовину украинец, наполовину еврей. Я-то наполовину – молдованин, наполовину – еврей.
Ну общее-то есть…
Стас Костюшкин: Ну, раз он молдованин, мы ему отдали делить деньги. Бухгалтерией у нас Денька занимается, занимается написанием музыки, песен. Оранжировку делает Денька. Очень много делает Денька. Я вот слова пишу, занимаюсь сценографией, занимаюсь конструированием костюмов…
Денис Клявер: …дрессировкой танцоров.
Стас Костюшкин: Да, ну всем.
Ну, ничего себе ! А что сложнее – слова писать, музыку или придумывать шоу на сцене?
Денис Клявер: Ну, в принципе, это все легко. ...Если результата нет. А так, чтоб написать и чтоб понравилось – это действительно сложно. И даже не столько сложно физически, сколько сложно… Когда мы писали «Ласковую»… Главное – не упустить момент. Когда вы попали в течение, вы плывете, ни в коем случае не останавливаться, тогда все будет продолжаться. Как только вы вышли из реки на секунду обсушиться, то вы уже не вернетесь в ту воду, которая была. И, в принципе, будешь плыть не так далеко от того места, которое покинули, но уже будет очень сложно достичь той цели, которая была.
Стас Костюшкин: Но это уже лирические задумки, об этом поговорим позже.
Если не ошибаюсь, на самой заре у вас был момент, когда Вайкуле, увидев вас, предложила сотрудничество, но вы отказались. Так сказать, поняли, что еще не достигли того уровня.
Стас Костюшкин: Да, так оно и есть.
Скажите, а вот есть композитор, который просчитывает, что эта вещь станет хитом. Вот вы написали вещь, вы чувствуете, что она хит? Какие критерии помогают это ощущать?
Стас Костюшкин: Вы знаете, я заметил, что простую вещь, простую, незамысловатую, но с каким-то внутренним содержанием. Не то, что высосано из пальца, а написано, как говориться, от души. Вот видите, сколько составляющих должно быть в одном хите. Вот, если все это есть простота, внутреннее содержание и в то же время легкость восприятия…
А как может быть незамысловатая песня с глубоким смыслом?
Стас Костюшкин: Вот это и может быть самое интересное, что именно этим обладали песни, знаете каких? 40-50-х годов. Они все достаточно простые, с каким-то глубоким внутренним содержанием, не то, чтобы одухотворенные, а какие-то духовные, что становились хитом. И вот то же самое песня… ну скажем, «Ласковая». Когда Денька написал ее, все танцоры сказали, ну, во-первых, это не модно, во-вторых, это Женя Белоусов. А на самом деле оказалось, что всем – от взрослых людей до бандитов, всем именно этого и хотелось услышать. Поэтому когда я пишу слова, некоторые часто говорят, как это странно, вы пишите слова, там часто повторяется слова «я тебя люблю, ласковая, нежная ты моя». Их все поэты пытаются как-то обойти. А когда в жизни ты встречаешься с человеком, ты же не говоришь «сублимация наших чувств…». Мы говорим: ласковая, нежная, любимая. Вот именно это и нужно зрителю.
Для меня такой пример хитовый – композитор Юрий Антонов. Это, собственно, недалекое прошлое, которое все застали. Его песни поют уже лет 20 и еще будут петь. А как вы думаете, ваши песни продержаться столько?
Денис Клявер: Ну, последние, я думаю, да. Предыдущие – нет, так как это было творчество, необоснованное на коммерции и конъюнктуре. Последние 2-3 песни, я могу сказать – точно. Но есть некая формула. Все это на уровне подсознания. Это только мы можем ощутить, потому что только и чувствуем зрителя, только мы знаем, что ему нужно. В этой стране, к сожалению или к счастью, беда всех молодых композитов одна: когда ты, получив музыкальное образование, пытаешься начать писать популярную музыку, ты сталкиваешься с тем, что не понимаешь, что нравиться зрителю. Ведь не даром Анрюха Губин говорит: «Я появился, и получилось так, что я пишу музыку, которая нравиться зрителю». Это легко и безумно сложно. У нас слушают музыку сердцем, а не ушами.
– Почему, по вашему мнению, эстрадная музыка так попсовеет?
Стас Костюшкин: Просто это вспышка, мы замечаем это, а все остальное так же робко проживает и ничего нового и старого не происходит.
Денис Клявер: Ну а потом все идет к конъюнктуре рынка и шоу-бизнеса. Но за последние 5 – 6 лет появилось много хороших групп: «Гости из будущего», «Hi-Fi». «Руки вверх» – это уже совершенно другая группа. Если послушать те песни, которые они пели в 69-м году, и которые сейчас – это два разных направления и уровня. Тогда это был примитив, сейчас это если не интеллектуально, то аранжировки, исполнение и тексты на нормальном уровне.
– В журнале «Cosmo» было ваше фото – ну даже не в негляже…
Стас Костюшкин: За штангами и за блинами?
Денис Клявер: Нам сказали: что вы все время одеваетесь, у вас же такие красивые торсы, вы их должны показывать. В общем, мы их везде показывали. И поэтому ни грамма стеснения не было.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.