Отлетались?!

Харьковские военные в следующем году могут остаться без вертолетов. Срок эксплуатации большинства вертолётов, состоящих на вооружении в харьковских частях, в 2004 году заканчивается. Правда, часть лётчиков говорит, что далеко не все модели выходят из строя. Кроме того, часть устаревшей техники, по словам военных, ещё можно будет обновить.

Несмотря на долговечность советской техники, говорят украинские военные, большинство машин, состоящих на вооружении армии, уже можно считать историей. Вот такой вертолёт — МИ-4 — прототип МИ-8, на которых сейчас летают украинские авиаторы. В следующем году срок их эксплуатации в основном заканчивается. А на таких МИ-4 сейчас летают только китайские вертолётчики.

Старая техника для харьковских вертолетчиков — проблема. Начальник института ВВС генерал Медведев этот факт признаёт. Но утверждает, что в следующем году закончится срок эксплуатации далеко не всех моделей вертолётов, которые есть на вооружении в харьковских частях.

Владимир Медведев, начальник института ВВС: «Усі літальні апарати, які створюються, вони мають визначений ресурс, тобто свій вік, скільки вони можуть існувать. Увесь світ уже давно, 10 років, працює не над розбудовою нової авіаційної техніки, а на продовження ресурсу старої».

Как пример собственных, украинских, разработок харьковским военным сегодня демонстрировали вот такую машину. Из соседней Полтавы, где вертолёт произвели, его привезли на «Таврии». Максимальная скорость — почти 200 км в час. Весит около 400 килограммов. И в небо может поднимать ещё четверть тонны груза. Заправляется обычным 95-м бензином. По желанию заказчика вертолёт можно и увеличить и оборудовать его современной техникой. Эта модель стоит дешевле иномарки класса люкс — 70,5 тысячи долларов.

Виктор Томилин, директор авиатехнического клуба «Альбатрос» (Полтава): «Мы собрались, умы проработали, что в мире лучшее существует, и воплотили в этой разработке. Уже совершенно другие материалы. У нас ни алюминия нету, композитные материалы, титан. Это будущее».

Пилот вертолёта, в прошлом военный лётчик 1-го класса. В воздухе провёл две тысячи часов. Говорит, что за штурвалом «стрекозы», как сходу назвали вертолёт военные, чувствует себя уверенно.

Дмитрий Бородай, пилот: «Ну, я его ещё пока никак не называю. Вот мою машину зовут Чарли, вот… А вертолёт пока ещё… В душе не прозвучало ещё…»

Разработка полтавчан харьковским авиаторам в целом понравилась. На «гражданке» машину можно использовать в разных целях, говорят они. Но армейские проблемы такая техника решит вряд ли, считают скептики.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.