Харьковский дом революционеров: память ещё живет

Самый революционный дом в Харькове — на Сумской, 59. В 1930 году сюда переселили всех самых крупных большевиков Харькова. Полсотни семей. Все — участники трёх революций: 1905-го года и двух революций 1917-го года. Последний из тех большевиков умер около тридцати лет назад. Сейчас в квартирах живут в основном их внуки. Из детей революционеров осталось двое.

Лидию Щеглову, как дочь старого большевика, здесь знает каждый. Она живет в этом доме с восьми лет. Отцовских рассказов о революции почти не помнит — говорит, тогда была ещё ребенком. Точно знает, отец встречался с Ильичом и получил орден Ленина из рук первого секретаря обкома партии. В памяти осталась «Варшавянка» — как семейный гимн — и ежегодные демонстрации по брусчатке. Ещё — 1937 и «Великая чистка», или как её еще называют, «большой террор». По разным данным, тогда в стране под репрессии попали от пяти до семи миллионов человек. Пришли и за жильцами дома на Сумской — Лидия Михайловна говорит, анонимные доносы.

Лидия Щеглова, дочь большевика: «В 1937 году некоторых арестовали. В основном латышей. Они тоже жили здесь. Вот, например, Спесивцев жил, так он сидел на каторге, у него до самой смерти остались следы от цепей».

Семьи революционеров, вспоминает Лидия Щеглова, жили дружно. Говорит, в первом подъезде были курсы красного креста — большевистские жёны учили советских женщин спасать раненых. За домом, в здании теперешней музыкальной школы, была детская библиотека, столовая и бильярд.

Лидия Щеглова, дочь большевика: «В тридцатые годы в теперешнем дворце бракосочетания размещался Клуб старых большевиков. Сюда съезжались гости из ЦК, а в торжественном зале проходили все закрытые совещания. А в этой комнате, на втором этаже, где сейчас обычно фотографируются жених и невеста, раньше стояли парты. Здесь большевистские жёны, в основном неграмотные, изучали географию, математику и русский язык».

Семей революционеров в 59-м доме почти не осталось — старожилы говорят, престижный центр заселили приезжие. О прошлом дома сейчас напоминает только табличка — «здесь жили старые большевики, участники трёх революций». Лидия Щеглова говорит, в советские времена под ней принимали в пионеры. Продавать квартиру большевистская дочь не собирается. Хотя соседи говорят, предложения уже поступали — хозяин магазина, который находится этажом ниже, планировал построить винтовую лестницу.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.