Харьков попрощался с Сергеем Коротковым

Сегодня родственники, друзья, коллеги, поклонники простились с известным харьковским музыковедом, теле- и радиоведущим Сергеем Коротковым. Прощание состоялось в Доме архитекторов.


Сергей Потимков, журналист: «Коротков был один из тех людей, как есть, знаете, бюджетообразующие предпрятия, в Харькове они уже умерли, вот он был духообразующим человеком этого города. Неброский, в отличие от всего этого, извините, молодняка, много знающий, никогда не кичился этими знаниями, очень ироничный и обладал особым харьковским юмором, который уходит. Теперь уже так шутить, думаю, почти что не с кем».

Савва Борис, музыкант, художник: «Он был веселым скромным человеком, а скромность – это сейчас не модно. Еще он был ходячей энциклопедией музыкальной. Такие люди Украине не нужны, Харькову тем более. Но он оставил после себя зерна «заразы», которую он кинул в сердца людям – любовь к музыке, любовь к настоящей музыке».

Зураб Аласания, журналист: «Странный чувак, бородатый, в джинсах – в те времена это было... А он просто жил так всю жизнь, до самого конца. Всем помогал, кому мог, делал все для всех, никогда не думал о деньгах. Это надо так прожить жизнь и лежа в гробу слушать блюз. Вот он, настоящий Коротков. Это даже не похоронка, это какое-то такое светлое чувство... Вот был гигант, классный такой мужик – все, что могу сказать….»

Сергей Андрюнин, телережиссер:
«Будучи знакомы с Коротковым, мы начали хулиганить в телевидении с 85-го года. Человек, которого не пускали из-за его бороды и из-за его джинсового стиля в эфир, какой эфир – эфир один был, государственный, и все. Это потеря для Украины и всего Советского Союза бывшего огромная. Такого второго нет».

Валентина Слободян, зам. директора ккз «Украина»: «Мы с ним вместе создавали в управлении культуры совет, чтобы вытащить всех рок-музыкантов, поп-музыку, когда она была не очень поощряемая партийными, советскими органами, мы вытаскивали их и делали семинары, смотры, фестивали. Ну просто гигант, сила духа невероятная была, высокий профессионализм».

Игорь Поддубный, журналист: «Даже по жанру программы «Нирвана» можно было понять глубокий духовный мир этого человека, который не стеснялся своего несколько сумасшедшего внешнего вида, который безумно его старил. А может быть, в этом был некий шарм, вызов обществу, менее духовному, чем, безусловно, являлся Сергей Александрович».

Нина Марченко, журналист: «Мне приятно было, когда я зрителям говорила: «Смотрите программу «Смутное время» в такое-то время, в такой-то день. - А, это та программа, которая с Коротковым?». Понимаете? Все…»

Александр Серенко, журналист:
«Все слова, которые он произносил, воспринимались как откровение, наверное. Говорил он, действительно, немного, но очень емко, как-то весомо и веско, и ощущение возникало, что когда он говорил, все, что он говорил – это притча. Он говорил: «Реальность – это иллюзия, вызванная отсутствием музыки». В сюжете, который мы сделали, перефразировали эту фразу и сказали, что теперь реальность – это иллюзия, вызванная отсутствием Сергея Короткова».

Сергей Гулевский, журналист: «Когда речь заходила о музыке, он взрывался, он сыпал такими эпитетами, такими подробностями, о которых я до сих пор помню многие вещи. Я их не могу даже говорить по телевидению, потому что они очень четкие, с легким матерком, и до сих пор некоторые группы для меня... на них висят клеймом определения Сергея Александровича. Я до сих пор горд, что его программы выходили у нас на радио и что мы каким-то образом способствовали тому, чтобы наши люди слушали хорошую музыку».

Игорь Костромин, журналист:
«Было время, когда практически все группы молодые присылали ему на рецензию свои записи. Он очень толерантно всегда относился, даже если это было плохо, он очень аккуратненько комментировал, давал развернутые комментарии, советы».

Олег «Фагот» Михайлюта, музыкант: «Здесь хорошо, здесь благодатная земля. Ну и можно сказать точно, что он был часть этой благодатной земли. Человек мощный, спокойный, уверенный в себе, его не зря гуру называли, с ним приятно было общаться».

Александр Долгов, музыкант:
«Для меня это особая жизнь, особая личность, это действительно эпоха... и стоит ли говорить, что так и не сбылась наша совместная шутка, идея, в чем-то веселая, в чем-то прикольная: сделать все-таки программу «Долгов-Коротков». «До свидания, Сергей Александрович», – я так скажу, я не буду говорить прощай.... Это не прощание.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.