С Новым, 1909-м! Новогодние цены и волнения харьковчан 100 лет тому назад

Давайте вспомним, чем отметился и запомнился городу год. Правда, не минувший, 2008-й, а 1908 – мы перенесемся на столетие назад.

 

Странное дело, но век тому назад харьковчан, или харьковцев, как тогда было принято говорить, волновали практически те же проблемы, что и сейчас.

Ну, например, весь 1908-й и в городской думе, и в газетах обсуждался транспортный вопрос – прямо как сейчас! Только если в начале века 21-го говорили, в основном, о транспорте подземном – метро: подорожает-не подорожает, достроят-не достроят, кто руководить будет, – то в начале прошлого столетия воевали за трамвай.

Дело в том, что в городе этот вид транспорта появился за два года до того, в 1906, и стал конкурентом конки. Но бельгийское акционерное общество, которому принадлежала конка, проложенная еще в 80-х годах XIX века, предусмотрительно заключило с Харьковом хитрый договор. По этому соглашению, линии конки и трамвая не должны были ни пересекаться, ни даже проходить рядом. В противном случае, город должен был заплатить концессионерам крупную неустойку. Весь 1908-й год отцы города ломали голову, как обойти эту проблему. В конце концов, вопрос был решен в пользу города, но позже – в 1910-м году, тогда линии трамвая прошли по Пушкинской улице.

Квартирный вопрос тоже мучил харьковчан 100 лет тому назад. Правда, в начале двадцатого века не знали слов «риелторы» и «девелоперы», и никто не конфликтовал с ГАСКом – его не было и в помине. А вот проблемы тогдашние и нынешние были похожи. Газеты – единственные СМИ того времени – жаловались, что домовладельцы часто сдают квартиры внаем в недостроенных домах.

«Злоключения в этом отношении обитателей новых домов прямо-таки бесконечны. Квартиры снимаются за два, за три месяца до того, как они могут быть сданы нанимателям, которые связаны затем контрактом настолько, что не могут ни поменять квартиры, ни понудить домохозяев к сдаче их в срок», - писали в сентябре 1908 года в «Южном крае».

Впрочем, Новый год приходил вне зависимости от проблем харьковцев, и встретить его надо было хорошо. Как же можно было развлечься на Новый, 1909 год?

Канун Нового года, если, конечно, хватало времени и желания, можно было провести в одном из четырех больших, как писали газеты, то есть крупных, стационарных театров. Например, в драматическом театре в последний вечер старого года давали «Козырь» и «Маскарад», а в опере «Царя-плотника». Если не было желания приобщаться в канун праздника к театральному искусству, можно было посетить кинематограф.

Театр «Парль-Мираж», он находился в доме Купеческого банка, предлагал среди прочих картину «Разрушения Помпеи», которой, как утверждала афиша, «много раз аплодировали». Обещали «абсолютно полное впечатление разрушения. Вы забываете, что сидите в театре, а как бы видите и слышите полную действительность», заманивала реклама. Картины сопровождались музыкой – салонным оркестром. Особо отмечалось, что в зрительном зале две елки, роскошно иллюминованные.

Или вот существующий и поныне по тому же адресу «Боммеръ». Пожалуйста: «В когтях пантеры», «Ради семейного покоя», «Преступления магистра»... М-да, не слишком новогодний репертуар.

Ну, а, насладившись искусством, непосредственно на встречу самого Нового года можно было традиционно махнуть либо к друзьям, либо на бал в Дворянское собрание - это для благородных, для тех, кто попроще, – в Купеческое собрание. Хотя, вот, служащие Южных железных дорог вместо рождественских визитов решили провести подписку, то есть собрать деньги в пользу нуждающихся семей. Собрали полторы тысячи рублей – сумму немалую.

Впрочем, Новый год - праздник шумный, в отличие от семейного Рождества, и встречу наступающего года всегда полагалось проводить широко. Например, в ресторане «Версаль». Сейчас в этом здании учатся будущие работники культуры. Газеты пестрели приглашениями и печатали новогодние меню на первых страницах.

Одно из самых дорогих меню предлагал ресторан «Гранд-отеля».

В новогоднюю ночь 1909 года в «Гранд-отеле» можно было отведать:
Консоме а ля бержер (бульон по-пастушьи)
Гальский пирог с сыром
Двинская стерлядь Гут д’ор (золотые капли)
Прекрасные – так написано в меню – рябчики с трюфелями по-богемски
Пулярки Манские а ля брош (на вертеле)
Салат-латук и свежие огурцы (так и написано по-французски: огурси)
Засахаренные персики а ля маскотт.

И все это за шесть рублей с персоны, лангусты и свежая икра в стоимость не входили.

Журналист: «Ну что, Александр, как Вам меню столетней давности?»

Александр Мегенейшвили, шеф-повар ресторана «Аристократ»: «Очень оригинальное меню было тех времен… Ничем, в принципе, не изменилось оно, продукты такие же точно, как и были. Единственное, вот, пулярка очень редкая дичь в наше время, а так трюфеля – их как выращивали, так и выращивают сейчас, засахаренные персики тоже делают».

Повторить, может быть, и не получилось, потому как дичи такой нету.

Ну, при таком выборе сейчас бы это стоило, да, где-то тысячу-две гривень.

Нет, в ресторане, пожалуй, дороговато, лучше обойтись домашней кухней. Хотя и дома устроить новогодний ужин недешево по нынешним временам, жаловались газеты в 1908-м году. Вон как цены на рынке поднялись, шутка ли: индейка, самая плохенькая, три пятьдесят, поросята – от двух с полтиной, куры – рубль штука! Ужас...

Возможно, сейчас, с высоты 21-го столетия, проблемы наших предков кажутся смешными и немного наивными по сравнению с нашими. В любом случае, век тому назад харьковчане, так же как и мы сейчас, жили надеждами на лучшее. Новый, 1909 год, стал для Российской империи началом экономического подъема, пик которого пришелся на 1913-й. О том, что было дальше, под Новый год лучше не вспоминать.

Так пусть же и нам, современным харьковчанам, новый год принесет только удачу и счастье. С Новым вас, тысяча девятьсот…, то есть две тысячи девятым годом.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.