Почему между «Академика Павлова» и «Академика Барабашова» поезда ездят крадучись? (видео)

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы. Ехал поезд запоздалый. Это как раз про харьковский метрополитен сейчас. Ночью тут ездят поезда, которые подвозят рабочих к месту ремонтных работ. В метрополитене проседают рельсы из-за грунтовых вод и наземных сооружений.

Пассажиры Салтовской ветки метро заметили между «академиками», Павлова и Барабашова, поезда едут очень медленно, часто останавливаются. Это - как раз из-за деформации тоннеля.

Четыре сантиметра - вроде бы немного. Но может быть беда, говорят в подземке.

Сергей Карпенко, начальник службы пути и тоннельных сооружений: «Опасно это тем, что мы можем лишиться габарита... Произойдет нарушение габарита подвижного состава. По-простому говоря, поезд может зацепить верх тоннеля. Плюс изменится положение пути, будет просадка, яма. Будут толчки при движении подвижного состава. Это может привести в самом худшем варианте к сходу подвижного состава в тоннеле».

Сергей Карпенко тут же оговаривается: опасность преувеличивает. Но делает это сознательно. Подземка оказалась абсолютно беспомощной перед «соседями сверху». Там - торговый центр «Барабашово». Он активно развивается, не согласовывая проекты застройки с метрополитеном. И это одна из причин, почему проседает тоннель.

Андрей Стронов, представитель концерна «АВЭК»: «Что является истинной причиной проседания путей, может сказать только серьезная гидрогеологическая экспертиза. Как выяснилось, рельсы на данном отрезке начали проседать уже давно - с 2000-2005 года. Но почему этот вопрос ранее не поднимался? То есть сейчас, когда речь идет о смене руководителя метрополитена, поднимается вопрос о незаконных постройках, о несогласованности. Где раньше были соответствующие службы, почему не поднимали этот вопрос, и не предпринимались меры?»

Рынок застроил подъезды к депо и подходы к дренажной системе, жалуются в метро. Вода - враг подземки номер один. С грунтовыми водами метрополитен борется с первого дня своего существования. Даже изобрели авторскую технологию. Через отверстия за обшивку закачивают специальную смесь, она застывает - получается идеальная гидроизоляция.

В ста метрах работает другая бригада ремонтников. Это место, где просели рельсы.

Петр Терехин, старший мастер: «Постоянно бурение, режем бетон, вырываем шпалы. Получилась просадка – из-за этого приходится выполнять такие работы для обеспечения. Сегодня бетонируем их. И через 14-15 календарных дней будет этот бетон – шпала лежать в свободно, нагрузки никакой – будет застывать. Через 14-15 дней мы начнем «зашурупывать» и начинать вторую серию».

Работа трудоемкая. Чтобы «приподнять» колею, нужно, не трогая сами рельсы, высверлить бетонное основание под шпалой и залить пустоту цементом, добавив те самые четыре сантиметра. Застывает бетон две недели, именно поэтому поезда тут ездят, крадучись. Скорость не больше десяти километров в час.

Работать ремонтники могут только ночью, когда на рельсах нет напряжения. С часу до пяти утра. Часть времени «съедает» дорога из депо «на место». Транспорт - тридцатилетняя дизельная дрезина. Развернуться-свернуться - собственно на работу остается не так много времени. За одну ночь рабочие успевают укрепить две шпалы.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.