Вкус «голодного» хлеба в 33-м году (фото, видео)

Интересно - про хлеб и проникновенно - о голоде рассказывают ученикам 17 харьковской школы в местном музее хлеба. Сегодня, накануне памятного дня, здесь особенная экскурсия.

Мария Пилипец, экскурсовод: «Вот так мололи. Вот, грубый помол был. Потом просевали на сито».

Гордость школьного музея – «космический» хлеб, самый настоящий - подарок московского звездного городка. Такой в космосе ели Юрий Гагарин и Валентина Терешкова.

Мария Пилипец, экскурсовод: «Мы подчеркиваем детям: ваши матери и отцы не стоят в очередях за хлебом. Вот смотрите: к нам пришла карточка из Грузии, из Армении, где по норме давали, по карточкам (это 92-93 год) хлеб».
Пять лет назад в музее появилась и экспозиция, посвященная украинскому Великому голоду.

Мария Зотик, семиклассница: «Я думаю, что Голодомор - это геноцид. Это очень плохо, потому что когда умирает столько людей - это, разумеется ужасно. И для страны, и для близких тех людей. И, конечно, те люди, которые пережили все это - они настоящие герои».

Игорь Сбитнев, одиннадцатиклассник: «Из этого урока я вынес для себя много нового о Голодоморе. А также я знаю о Голодоморе не только из урока, но и от своего прадедушки. Он еще живой, ему 84 года. Все его братья погибли при Голодоморе».

Каким был «голодный» хлеб 33-го года - хорошо помнит жительница Шевченковского района области Пелагея Карацюба. Такой хлеб она печет каждый год: угощает соседей, односельчан - чтобы знали «вкус голода».

Никаких особенных ингридиентов - раскрывает секрет баба Пелагея. В тридцать третьем ей было пять лет, но те события помнит, как вчерашние. Хвастается: отменная память - семейная черта. Как и непобедимый оптимизм: даже страшные истории про Голодомор Пелагея Яковлевна рассказывает так, чтобы получился хэппи-енд.

Пелагея Карацюба, свидетельница Голодомора: «Підводи ж їздили, собирали. Тоді воно таке як братська могила. І по 10 чоловік кидали в яму. І під’їхали до нього, а він лежить живий іще. Той Кіндрат його тягне, а він каже: та я ж іще живий, Кіндрат, не бери ж мене! Він його оставив, і він ще – в 94-му чи в 97-му – отак він умер. Йому вже було до 90 год».

Солому – попросила у соседей, которые держат корову. Отруби – из старых запасов. Чтобы держалось - вареный картофель. Но это уже роскошь, комментирует свою кулинарию баба Пелагея. В голод о таком и не мечтали. Чтобы «тесто» лепилось - добавляли картофельную кожуру. Это - по сравнению с хлебом тридцать третьего - просто пирожные.

Пелагея Карацюба, свидетельница Голодомора: «Ну воно хлібом називається, а хліба там нічого не було. Та я ж кажу: тута хоч отруби, а то була просяна шелуха. Воно ж колеться так!»

В семье Карацюб осенью 32-го было шестеро детей. До весны 33-го дожили трое.

Пелагея Карацюба, свидетельница Голодомора: «Ото як весной – так уже щавель кінський, його сушили. Ну, як весной – тоді вже то молочай пішов, то забудки, то грицики, то очерет, то шпички».

Раздобыть хлеб можно было - в городе. Но для этого нужны были деньги, а родители Пелагеи работали в колхозе - за трудодни.

Пелагея Карацюба, свидетельница Голодомора: «Ну, земелька була. Так вони ж і з погрєба картошку забрали. Воно то й неврожай був, а було. Воно, якби не брали, так воно б...»

Свою судьбу Пелагея Карацюба несчастливой не считает. Пять классов школы и 27 лет дояркой в колхозе - зато семья большая: дети, внуки, правнуки. Не нуждаются – для бабы Пелагеи это главное утешение.
Завтра, в день памяти, она предложит односельчанам попробовать «голодный» хлеб.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.