Самые опасные места Харьковской области

Утечка соляной кислоты на «Основе» - за последнюю неделю уже второе в области ЧП при перевозке опасных химикатов. В прошлую пятницу возле Первомайского «Химпрома» сошла с рельсов цистерна с хлором. Резервуар тогда остался целым, и вещество не вылилось. Но причиной аварии в госинспекции охраннадзортруда тоже назвали возраст. Только не цистерны, а заводской одноколейки.

Александр Байцур, госинспекция охраннадзортруда (23 июля 2007 года): «Однозначно причина – это неисправность железнодорожного пути».

Нашумевшие фосфор, хлор и соляная кислота - не единственные грузы с пометкой «опасно» на железных дорогах региона, рассказывают в областном управлении по чрезвычайным ситуациям. Всего подобных грузов - около тысячи. Из них сотня - опасные химикаты. О маршрутах их следования известно только – «в обход больших городов». Есть еще так называемые «спецгрузы». Об их пути знают единицы.

Петр Гиренко, нач. областного управления по ЧС: «Спецгрузы проходят, это вообще в закрытом режиме, с сопровождением, с усилением станций. Такие, например, как отработанное ядерное топливо с атомных станций. На станцию же не прилетит само топливо и не заправится там, оно же откуда-то везется!».

По данным спасателей, в области два объекта с категорией химической опасности номер один. Если ЧП случится на Первомайском Химпроме, в опасности могут оказаться триста тысяч человек, возможная зона поражения - пятьдесят квадратных километров. Хлор, который хранится в Кочетке под Чугуевом, может заразить семь километров почвы, а в случае аварии могут пострадать девяносто тысяч местных жителей.

Хозяин хранилища хлора в Кочетке - харьковское коммунальное предприятие «Вода». Под Чугуевом очищают две трети воды для Харькова - хлор нужен для ее очистки.

Владлен Волков, нач. производственного управления водопроводного хозяйства: «Хлор является ядовитым веществом, здесь у нас запас хлора от 50 до 100 тонн, необходимый для того, чтобы беспрепятственно вести обеззараживание воды».

На входной двери - рекомендация надеть противогаз, на входе в каждый отсек - предупредительный знак. В этих цистернах, как здесь говорят «танках», хранят хлор. Сюда его загружают из специальных автомобилей - так называемых «хлоровозов», и отсюда же химикат уходит на очистные сооружения.

Александр Помиляйко, начальник хлоро-переливочной станции : «А эта уже пошла, жидкий хлор пошел на расход. Можем все перекрыть».

Сигнализация - буквально на каждом столбе и прямая связь со спасателями. Вот в этом отсеке стоят хлоровозы, когда опасное вещество перекачивают в хранилище. На входе, шутят сотрудники, - «душ». Если хлор просочится, вода осадит его внутрь отсека.

Хлоропереливочная станция в Эсхаре: категория опасности - вторая. Здесь химикат не хранят. Только переливают из ЖД-цистерн в хлоровозы.

Александр Помиляйко, начальник хлоро-переливочной станции: «Это - весовая, сюда загоняется цистерна, наполненная хлором. Сюда загоняем хлоровоз, при помощи конмпенсаторов подключаем хлоровоз, ЖД цистерна подключена, идет хлор через хлоропровод, и наполняем цистерну хлором».

Все оборудование на станции – «в возрасте». Люки, трубы и краны - ржавые. Иначе и быть не может, уверяют руководители, хлор - среда агрессивная, даже самую стойкую краску разъедает за несколько минут.

Водопровод, уверяют коммунальники, отвечает только за саму станцию, хранилище хлора и автомобили предприятия. Безопасность ЖД-цистерн - вопрос их хозяина. То есть завода, которому нужно отправить свою продукцию и получить за нее деньги.

На вопрос о возможных авариях в Эсхаре и Кочетке отвечают с оглядкой - суеверие. Но с оговоркой «кстати» вспоминают: резервная цистерна, куда сливают хлор, если на станции ЧП, за семнадцать лет ни разу не пригодилась.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.