Кто возглавит областное телевидение?

22 июня истек срок контракта с директором Харьковской областной телерадиокомпании Александром Новиковым. Среди кандидатов на этот пост все чаще называется имя известного харьковского журналиста, директора Медиа-группы «Объектив» Зураба Аласания. Его же мы и попросили прокомментировать ситуацию.

— Зураб, слухи о том, что ты уходишь директором на областное телевидение, сильно преувеличены?

— Это уже не слухи, это уже практически состоявшийся факт. Я не очень силен в бюрократии, но «процесс пошел», как они говорят. У меня было собеседование с главой Госкомитета телевидения и радиовещания Иваном Чижом, а сейчас, в данный момент, мне предстоит заполнить кипу документов. Когда я ее только бегло просмотрел, увидел, что там есть такие смутительные пункты. Я просто ради интереса полюбопытствовал у женщины, которая дала эту анкету: «а есть ли у вас образец, по которому это можно было бы заполнить, ну это же стандартные вещи — обычная формальность». Она говорит: «нет, к сожалению, у нас это первая анкета, мы на вас будем экспериментировать». Мне это жутко понравилось. А когда я прочел анкету внимательно, просто обалдел: я понял, насколько пока еще не понимаю всей этой бюрократии.

— Что ты имеешь в виду?

— В этой анкете есть вопросы об образовании, специальности — это понятно. О гражданстве — тоже понятно на такой должности. Но вопросы, например, о семейном положении, о характеристике моральных качеств или о политической ориентации, мягко говоря, смущают. Как отвечать на вопрос о моей политической ориентации?

— Ты еще не придумал ответ?

— Я в графе политическая ориентация напишу «правильная». Раз они на мне экспериментируют, то, надеюсь, что заполняя эту анкету первым, я смогу показать некоторое количество глупостей, которые, по моему мнению, в ней существуют. И еще надеюсь, что даже если меня назначат директором облтелерадио, и год спустя, и два года спустя у меня хватит ума и, главное, возможности и после этой должности точно так же издеваться над тем, что я считаю глупым.

— Ты единственный претендент на эту должность или у тебя есть конкуренты?

— На должность директора областной телерадиокомпании конкурса как такового не проводят. Есть так называемая кадровая комиссия, через которую должен пройти претендент. О других претендентах я не знаю, их там может быть обойма. Я знаю только, что меня пригласили и велели готовиться к этой комиссии.

— Кто, как и когда предложил тебе перейти на областное телевидение?

— Губернатор. В принципе, ему напрямую директор облгостелерадио не подчиняется. Но, конечно же, вряд ли в какой-то из областей подобное назначение проходит без ведома губернатора. Предложение «как насчет областного» прозвучало впервые, по-моему, в марте.

Я, честно говоря, был смущен, поскольку привык работать в приватном поле. Его я хорошо знаю, знаю методы работы и результаты, на которые можно рассчитывать. А государственное... Я колебался. Арсен Аваков не торопил меня с ответом, но время от времени напоминал о своем предложении, спрашивал что-то такое.

— И почему ты все-таки ответил «да»?

— В обществе и в нашей среде (я имею в виду профессиональной, журналистской) зазвучало «Общественное телевидение на базе государственного». На Общественное телевидение есть надежда у моих коллег и у меня, я вошел в комиссию по обсуждению всех этих вопросов на республиканском уровне. И именно перспектива Общественного телевидения стала той каплей, которая склонила чашу весов в сторону «да».

— То есть Зураб Аласания уходит не на государственное телевидение, а на общественное?

— По большому счету, да. Это задача интересная, любопытная и подъемная, как мне кажется.

— А если общественное телевидение не будет создано через год? Очень многие журналисты опасаются, что до выборов проект не реализуют, только заболтают, а перед выборами, хуже того, может повториться ситуация с темниками.

— Это не опасения — я говорю об Общественном телевидении. Президентом это уже озвучено именно так: мы займемся созданием общественного телевидения после 2006-го года. Предположим. В нашей любимой стране предсказать что-либо даже на день вперед сложно, но надежда есть у каждого из нас. Я хорошенечко проверил настроение и состояние умов моих коллег, вместе мы — сила. Банально, но факт. Они тоже такие же «прожженые циники», тем не менее — в это верят и надеются. Ну и опять же, если не мы, то кто? Я знаю, что если мы все захотим сделать Общественное телевидение, мы его сделаем.

— А как насчет темников? Предположим, ты, директор облтелевидения, получаешь темники, твои действия?

— Да никакие. Я их просто сложу в корзину так, как делал до сих пор.

— Но в отставку не подашь?

— Видимо, у каждого из нас есть та грань, которую перешагивать невозможно. Если ты думаешь, что здесь, в «Объективе», было легче, то нет. И эта грань, она все время мелькала, то ближе, то дальше... Частота закрытия программ медиа-группы «Объектив» и моих личных уже просто вызывает смех. Но это — обычный гамбит, мы жертвуем пешку, чтобы сохранить что-то крупное. Как бы ни издевались и ни шутили друзья мои собственные надо мной, но это правда. До сих пор удавалось жертвовать отдельными проектами, но не всей медиа-группой в целом. Я надеюсь, что и там будет так же.

— С переходом на госслужбу ты теряешь в деньгах...

— Ну, во-первых, мой будущий статус — не есть статус госслужащего. Если я пройду комиссию, со мной заключат контракт на 5 лет. То есть они нанимают менеджера для исправления той ситуации, которой они недовольны. А во-вторых, для меня деньги давным-давно уже не стоят на первом плане. Они приходят и уходят, но есть жизненные интересы. Видимо, для любого мужчины дело, которым ты занимаешься, это важнее, если есть определенный уровень обеспечения и я не должен думать, чем кормить ребенка (а такой вопрос не стоит на данный момент). Я могу позволить себе увлечься чем-то и делать это что-то. Тем более что в этом случае речь идет не об увлечении, а о деле всей жизни: мне нравится журналистика, нравится телевидение, нравится менеджмент (именно в информационной структуре), нравится как таковая информация. И я готов взяться за дело, которое считаю важным и нужным для страны, для людей.

— У тебя уже есть какой-то план работы на облТВ? Бизнес-план или творческий?

— Бизнес-плана написанного нет, потому что до сих пор трудно связать государственное областное телевидение и радио — с бизнесом. Крайне сложно. Поэтому, повторюсь, бизнес-плана нет. Есть тактические планы и шаги. Это, безусловно, аудит, чтобы понять состояние дел на облТВ, потому что понять его со слов десятков ходоков, уже проторивших сюда дорожку, практически невозможно. Не получается сложить из них цельную картину. Значит, первое, что должно быть сделано — грамотный аудит. Что касается творческой части, то я, безусловно, верю в наши творческие возможности, я имею в виду харьковчан, я верю в возможности тех людей, которые работают на областном, верю и точно знаю, что там есть люди, желающие работать. Там есть колоссальный опыт. С него просто можно сдуть пыль и вдохнуть новую жизнь. Я верю, что есть потенциально творческие люди, которых можно «притянуть» туда — пусть даже с улицы. И, конечно, у меня есть своя команда и свои наработки на ключевые места.

— Сколько человек ты возьмешь с собой?

— Некорректный вопрос. К сожалению, не могу на него ответить, потому что именно аудит покажет, где именно ключевые места и сколько их. Кроме того, есть опять-таки те же самые бюрократические вещи. Я знаю точно, что есть должности, на которые я не могу назначать людей сам, без согласования с Госкомитетом.

— Продукт, который производит облТВ, тебя устраивает или ты хочешь что-то менять?

— Меня практически ничего не устраивает, именно поэтому я туда соглашаюсь идти. Там есть что менять. И я знаю, что люди, которые там работают, это знают. Я не намерен огульно выметать напрочь все, что там есть, но обновление будет кардинальным.

— Сокращение будет серьезное?

— Мы опять влезаем в ту сферу, в которой я еще не компетентен — строгие государственные отношения с КЗОТом, возможность сокращения ставок, их перемещения. Я напоминаю, что до сих пор работал на частном поле, поэтому государственное поле этой игры мне не очень знакомо. Если возможны будут наименее болезненные сокращения с тем, чтобы увеличить заработную плату тем, кто остается, хочет работать и будет работать, безусловно, я буду думать в этом направлении.

— Ты раньше никогда не был рупором власти. А гостелевидение накладывает определенные обязательства в части выражения официальной позиции властей. Тебя это не смущает?

— Абсолютно нет. Ведь «Объектив-новости» тоже дают точку зрения, позицию власти наряду с другими мнениями.

— Но в «Объектив-новостях» не зачитывают целиком официальные заявления, а госТВ по закону должно предоставлять время для таких заявлений.

— Бога ради, а что в этом не так? Это и есть та самая точка зрения, которая должна быть доведена до любого рядового гражданина, после чего наступает момент ее обсуждения. А вот тут уже карты в руки — есть авторские программы, в которых автор, в том числе и я, вправе выражать свою точку зрения. Это никак не ограничено законом, я имею право на творческую работу, так что моя точка зрения никуда не денется. А критика власти исключительно только на пользу, а не во вред, надеюсь, что и они будут считать так же.

— Что будет с авторскими программами, которые ты делаешь под маркой медиа-группы «Объектив»?

— «Объект-online», программа, которая выходит в прямом эфире, скорее всего, останется и выживет, она требует относительно немного времени на подготовку, опыт позволяет делать это достаточно быстро. А «Объект-if» — программа, на подготовку которой нужна неделя. Насчет нее мы — все, кто над ней работает, еще не приняли решения. Сейчас идет страшная борьба внутри нас. Журналисты просто бьют меня ногами, пинают, категорически требуют не закрывать, даже на каникулы. А я боюсь, что первое время, пока буду входить в курс дела на областном, у меня просто не будет оставаться времени на программу. Но все журналисты «Объектива» хором говорят: «мы справимся». В конце концов, нет никакой проблемы в том, чтобы заменить меня в роли ведущего и продолжать делать программу, потому что я знаю, что она нужна. Не буду говорить с пафосом: она нужна людям. Она нужна журналистам. Там они могут сказать то, чего не говорят в новостях в силу формата.

— А что будет с медиа-группой? Ты уходишь из «Объектива»?

— Я снимаю себя с должности директора медиа-группы «Объектив». Я знаю, что группа все равно останется в достаточной степени под моим влиянием. Я не вижу в этом ничего плохого. А дальше, если я буду нужен группе, я буду находиться очень недалеко от нее. Я как был открытым, так и останусь, а управлять группой при всем желании, видимо, не будет времени. Но за это время здесь выросло прекрасное поколение журналистов, в том числе и в сфере продюсирования, в сфере управления и менеджмента. Так что я не боюсь за судьбу группы.

— Ты уже знаешь, кто тебя заменит?

— Да.

— Кто?

—Не будем торопить события.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.