Аватар пользователя Татьяна Федоркова

«Мы на войне». Михаил Добкин

Губернатор Харьковской области и глава областной организации Партии регионов Михаил Добкин — об общественных отрядах охраны, о людях с битами на улицах Харькова, о журналистах и Харькове как «острове свободы».  

Своё видение ситуации в стране и городе Добкин изложил по завершении совещания членов совета областной организации Партии регионов.

Мобилизация

«Партия регионов берёт на себя ответственность по формированию через мобилизацию своих сторонников тех подразделений, которые будут заниматься охраной зданий госучреждений, организаций. По большому счёту, будут заниматься охраной конституционного строя, который сегодня под воздействием экстремистов различных мастей разрушается во многих регионах нашей страны.

155 тысяч членов партии — этого достаточно, чтобы организовать достойный отпор тем людям, которые, как тараканы со всех щелей, пытаются пробраться на территорию Харькова и области, внести смуту в работу государственных органов власти, в том числе органов местного самоуправления».

«Мы создаём очень серьёзное общественное объединение, которое будет иметь «силовые» структуры, которые будут следить за порядком и участвовать в тех акциях, которые в законный способ помогут нам наводить порядок на территории Харьковской и других областей. Вот с ними будут вести диалог. Я думаю, что в ближайшее время такой диалог будет возможен.

Создавать мы их будем на основе Закона Украины «Об общественных формированиях по охране общественного порядка». Сегодня есть чёткие нормы законодательства, которые прописывают, как такие отряды формируются и на каких принципах они действуют. Если вам будет интересно, вы можете открыть закон, один из них — это закон о казачестве.

По уставу многих объединений казачьих организаций позволено создавать отряды по охране общественного порядка совместно с милицией. Вот таким путем мы и пойдём. Плюс у нас было решение практически во всех крупнейших трудовых коллективах, на заводах Харькова, о создании дружин по охране общественного порядка. Это ещё один законный способ.

Что касается спецсредств, я не готов вам сегодня сказать, какие спецсредства будут использованы для охраны государственных зданий, учреждений и общественного порядка. Но однозначно могу сказать: только лишь те, которые разрешены законом. Мы не можем добиваться соблюдения законов на территории нашей страны незаконными методами. Тогда чем мы будем отличаться от тех, против кого мы выходим?»

«Мы сегодня приняли решение о всеобщей партийной мобилизации на территории Харьковской области. Это было в 14.30. В 14.45 я дал поручение конкретным исполнителям разработать план действий и составить план мероприятий по реализации этого решения.

Там работают юристы, орговики, там работают люди, которые имеют военное и другое специальное образование. Мы подготовимся и объявим о своём решении. Мы не будем действовать партизанскими методами, мы, слава богу, работаем не на захваченных территориях.

Все свои действия мы будем сообщать через средства массовой информации, чтобы люди знали, по каким отличительным признакам можно понять, что это представители организации, которые занимаются охраной общественного порядка, а не наоборот. Какая одежда, какие применяются знаки отличия для этого, где мы будем находиться, мы тоже не будем скрывать. Мы в засадах сидеть не собираемся. Однозначно это будет совместное патрулирование. Милиционеры, общественники, представители казачества, мы сейчас ведём с ними переговоры. Однозначно это будут усиленные посты. Если надо будет, если всё-таки кто-то здесь соберёт достаточно сил, чтобы штурмовать облгосадминистрацию, конечно же, часть людей будет на улице, в том числе и физически защищать здания и людей, которые там работают. Тот кошмар, который был в Черкассах, когда первые два этажа — вынесли мебель, документы сожгли, — он нам нужен, скажите?

Я сегодня ещё одно проведу совещание, где посмотрю, как быстро можно реализовать те планы и задачи, которые подписал совет Харьковской областной партийной организации. Но это не в течение недели. Это гораздо быстрее. Вторник-среда, у нас будет уже чёткое понимание».

«Финансирование — один из вопросов, которые пытаются изложить на бумаге сотрудники нашего партийного офиса. Понятное дело, что никто ни у кого не будет, как в продразвёрстку, отбирать. Ни одежду, ни спецсредства. Всё это стоит денег. Для одних — война, для других — мать родная. Кто-то продаёт, кто-то воюет. Всё, как обычно, как в старые добрые времена. Если нам нужно будет что-то покупать, будем покупать. Где брать средства, будем думать. Кто будет оплачивать, тоже будем думать. Но одно вам скажу, самое важное для меня и любимое, мы для этого гранты использовать не будем. Будем делать за наши отечественные деньги».

О чрезвычайном положении

«Плохо. Чрезвычайное положение — это кардинальная экстремальная мера, которая фактически перечеркнёт в краткосрочной или даже в среднесрочной перспективе возможности диалога между властью, оппозицией и теми, кто сегодня на улице устраивает беспорядки. Чрезвычайное положение — это абсолютно иные координаты для общества, по которым придётся жить. Это посложнее будет, чем то, о чём мы сегодня сильно беспокоимся. Поэтому, пока есть возможность сегодня, в том числе и с помощью представителей иностранных государств, пока есть возможность для диалога, эту возможность нужно использовать».

Слёт представителей Партии регионов

«Кроме этого, сегодня обсуждался вопрос и был единогласно всеми поддержан, всеми членами совета, о необходимости созыва экстренного всеукраинского слёта руководителей первичных партийных организаций Партии регионов, который мы планируем провести 1 февраля.

На этом слёте мы хотим обсудить ряд вопросов по координации действий, которые будут направлены по разным направлениям. Одно из них — это общее понимание, общие критерии и общая методика защиты государственных зданий и учреждений, охрана общественного порядка, недопущение проявления актов вандализма да и вообще разгула экстремизма на территории Харьковской и других областей нашей страны. А также мы считаем, что пришло время организовываться, объединив вокруг Партии регионов общественные организации, активных граждан, другие политические силы, начинать поход и освобождать те государственные учреждения, которые были незаконно захвачены и блокируются сегодня в сопредельных с нашим регионом областях и с теми областями, с кем мы не имеем общую границу.

Почему мы видим такое объединение именно на основе Партии регионов? Только лишь по организационным вопросам. Партия регионов имеет очень мощную и разветвлённую по всей стране партийную структуру, с полностью укомплектованными офисами, где спокойно могут разместиться штабы, достаточное количество подготовленных людей, которые работают на постоянной основе в партийных офисах. И поэтому без отрыва от основной работы могут нести работу, направленную на организацию тех или иных акций, тех или иных действий.

И самое главное, что я хотел сегодня вам сказать, то, с чем сегодня выступил областной совет Партии регионов в Харьковской области. Сегодня уже нет на политической карте нашей страны ни 150, ни 170, ни двухсот политических партий. Сегодня есть только две партии или две платформы, на которой базируются все остальные.

Это платформа тех, которые видят нашу страну процветающей, страну, где соблюдаются законы, страну, где конституционным способом избираются правительство, президент, народные депутаты. А вторая платформа — это платформа разрушителей. Тех, кто сегодня с экстремистскими лозунгами рушит то, что сами никогда не строили, применяет физическую силу против мирного населения, пытается брать на себя права управления регионом и государством, создавая неконституционные органы управления.

Все те, кто призывает сегодня по большому счёту к свержению действующей власти абсолютно неконституционным способом, не считаясь ни с техникой, ни с методами применения тех или иных средств, из-за которых есть сегодня реальная угроза жизни мирного населения.

Они все ходят с травматикой, у них у всех в кармане пистолет. Ну не у всех, я утрирую, но у многих, который стреляет резиновыми пулями. Они это объясняют защитой своей жизни. Тут говорят про биты с гвоздями, а там пистолеты в карманах.

Я говорю о всеукраинском объединении, которое мы хотим создать, в которое будет входить в том числе представители Полтавской, Сумской, Черниговской и иных областей. Я не беру западные области. Мы понимаем, что там сегодня ситуация иная, и, наверное, нужно больше времени для того, чтобы освободить эти территории и дать возможность работать государственным органам власти. Поэтому это решение будет не харьковчан. Это решение будет практически представителей всех территорий нашей страны».

О «неравнодушных харьковчанах» с битами и журналистах

Вопрос Светланы Сирык, «5 канал»: «Понятна полностью ваша позиция, как представителя государственной власти и как представителя правящей партии. Мой вопрос связан конкретно с Харьковом. Вы наверняка знаете, что происходит у нас в последние дни. В отличие от других областей силовых захватов облгосадминистрации, каких-то нападений на органы власти у нас не было. Те акции, которые проходят в поддержку Евромайдана, они проходят мирно.

Но тем не менее, уже оказывается, что в Харькове небезопасно как минимум, для журналистов. Я имею в виду, организованные вооружённые группировки молодых людей, которые ходят по городу, которых организованно сводят, есть документальные тому подтверждения. Их организованно свозят в центр Харькова на автобусах, снятых с городских маршрутов, они вооружены металлическими битами, деревянными битами… Вопрос к вам: уже третий-четвёртый день мы не видим никакого противодействия со стороны власти, никаких комментариев со стороны власти, правоохранительных органов, местная власть. Уже есть два оператора, техника которых вышла из строя, им побили. Таким образом, они беспрепятственно передвигаются по центру города, после своих нападений они также организованно расходятся, колоннами… Известно вам, кто это и каким образом вышло, что в безопасном для жизни ранее городе, стало такое возможным?»

Михаил Добкин: «Я думаю, что это харьковчане. Я думаю, что вы слишком преувеличиваете риск для вашей работы. Сегодня понятно, что в нынешних реалиях, которые есть в нашей стране, любая работа становится опасной. У нас вчера иностранного студента избили до полусмерти только лишь потому, что он другой расы. Я думаю, что ещё три-четыре-пять месяцев назад мы навряд ли бы столкнулись с такой ситуацией.

Что касается работы журналистов, ваша работа приносит максимальные плоды, если вы работаете на улице, если вы освещаете те или иные события, как в горячих точках, то ваша работа оценивается по максимально быстро поданной информации. Для того, чтобы это сделать, нужно быть в самой гуще событий. Но если есть противостояние одних людей против других, я, наверное, не открою вам секрет, что может пострадать в такой ситуации камера и человек, и наверное, в пылу борьбы, не потому, что хочется напасть на журналистов, а человек может быть в состоянии аффекта, не разбирается, кто перед ним стоит. Конечно, может пострадать и журналист.

Наверное, поэтому ваша профессия и требует особого отношения в обществе, и вы для себя требуете особых привилегий, таких, которых нет у представителей других профессий. Есть плюсы и минусы. Это первое.

Второе. Лично ваш телеканал является активным участником всех противоправных действий, которые происходят в нашей стране. Так, как вы подаёте информацию, так, как вы зомбируете людей, нужно ещё научиться многим другим. И не понаслышке знаете, что такое перекручивать факты, подавать неправдивую информацию. Вы в своём вопросе уже сформулировали для всех о том, что у нас здесь какие-то агрессивно настроенные люди гоняют мирных граждан. А я вам скажу иное. Вы видели вчера, что было в Запорожье? Вы видели вчера, что было в Днепропетровске? Как показал ваш «5 канал»? Вы показали только то, что было выгодно вам и тем, кто нападал на областные администрации. Вы не показывали, как били милиционеров. Как пытались прорваться незаконным способом в государственные здания, где, кстати, находится очень много документов под грифом «Совершенно секретно» и которые охраняются целым рядом законодательств.

Я вам другое скажу: вот во Львове и в тех регионах, где сегодня захвачены областные администрации, скажите мне, как будут работать Пенсионный Фонд, социальная защита? Вы в своём вопросе сформулировали, что якобы эти молодчики охраняют власть, а мы охраняем здания, потому что хотим себя в них сохранить. Послушайте, областные государственные администрации являются распорядителями бюджетных средств. Именно за подписью того или иного чиновники областной государственной администрации идут документы в Казначейство для того, чтобы начислять выплату семьям с детьми, инвалидам и другим категориям, которым государственные дотации и пособия являются чуть ли не единственным способом получения официального дохода и возможности кормить свои семьи. Вы об этом лучше расскажите, а не о битах! В Харькове сегодня не было попытки штурма Харьковской областной государственной администрации, потому что такую попытку пресекли на корню. И не дали это сделать. Не дали это сделать».

— Вы имеете в виду молодчиков с битами?  

— Я имею в виду, не дали это сделать. Неравнодушные харьковчане. А молодчики, не молодчики, у нас с вами разные взгляды на одни и те же события, поэтому мы по-разному оцениваем ситуацию.

Для меня молодчики — это те, кто, сегодня, на вокзалах, прорываясь к нам из западных регионов, в различных киосках с абсолютно не свойственным украинским языком для нашего региона, пытаются менять купюры по 500 гривен. Приходят толпой по 10, по 15 человек. И в одних и тех же киосках меняют. Им что? Зарплату выдали? Или командировочные дали?

То, что сегодня радикально настроенной молодёжи выплачивают колоссальные средства для того, чтобы они принимали участие в массовых беспорядках. Вы об этом расскажите когда-то? Никогда вы не скажете!

Поэтому, уважаемые коллеги. Вы на войне. И мы на войне. В стране сегодня идёт гражданская война. Сегодня одна часть населения категорически не приемлет другую и наоборот. Сегодня, к сожалению, люди, проживающие в разных регионах, смотрят друг на друга глазами так, как смотрят в своё время сербы на хорватов и хорваты на сербов. И не надо  этого скрывать. Это есть.

Сегодня убивают людей в Киеве. Сегодня режут милиционеров. Сегодня берут заложников. Вы ещё услышите интересную историю Сухого. Как и почему он писал заявление о выходе из фракции. Пусть вам расскажут, как в Виннице захватывали областной совет и областную администрацию, взяв в заложники 30 человек. Половина из которых были женщины. Поэтому, если вам вдруг где-то поломали камеру — это, конечно, плохо.

Но вы должны понимать, что те, кто во время войны снимал сражения, они тоже свои жизни подвергали опасности. Они оставили после себя колоссальное наследие в виде документальной хроники, по которой мы сегодня можем судить о тех страшных событиях, которые переживала наша страна во время Великой Отечественной войны. А многие из этих людей были ранены или просто отдали за это жизнь. Поэтому, если вы хотите достичь чего-то очень хорошего в вашей профессии, поэтому будьте готовы, что кто-то может сломать вам вашу камеру.

Любое действие агрессивное вызывает противодействие. Я думаю, что благодаря работе украинских журналистов, которые в том числе и не работают на телевидении, мы все увидели, что тем людям, которые приносят на улицу Грушевского, на Крещатик бутылки с зажигательной смесью и периодически метают их в милиционеров, тем людям, которые разбирают мостовые на булыжники и пытаются пробить головы сотрудников правоохранительных органов, у нас ничего не бывает. Их за редким исключением никто не останавливает и не ловит.

Так вот, имея негативное к этому отношение, ряд активных жителей города Харькова, наверное, объединились, самоорганизовались. Сжигать родной Харьков они не хотят, наверное, поэтому у них нет в руках коктейлей Молотова, рушить наши мостовые они не хотят, поэтому они, наверное, нашли какие-то палки, железки и с ними пытаются навести порядок и отогнать наиболее агрессивных жителей западных регионов, которые под различным предлогом пытаются на территории Харьковской области, в частности, на территории города Харькова вести противоправную деятельность.

Любые действия, направленные на дестабилизацию в Харькове или любом населённом пункте нашего региона, будут получать адекватную оценку теми методами, которые будут максимально эффективны. Кто это будет делать, покажет время. Мы себя ещё не проявляли. Мы только начинаем, мы только выходим и выводим на основной путь наш бронепоезд. Вы всё увидите.

А сегодня кто это делал, я думаю, что вы как журналисты можете провести своё расследование, тем более что у нас «МедиаПорт» отличается умом и сообразительностью по поводу расследований. Ищите, находите, помогайте правоохранителям, они вам скажут спасибо.

Говорить о том, что по Харькову разгуливают молодчики с битами… Послушайте, вы на футбольных матчах бываете? Послушайте, вы слышали речёвки и лозунги, которые там постоянно звучали? Вы слышали заявления «ультрас» «Металлиста», «Динамо» Киев? К чему они призывают? Они призывают под хорошим предлогом защиты активных участников Евромайдана к атаке и блокированию государственных зданий.

Посмотрите, что было в Днепропетровске накануне штурма, как избили милиционера двести или триста отмороженных малолетних придурков, для которых это война, это зарница. Вот спросили сегодня о чрезвычайном положении. А вы понимаете, сколько людей может погибнуть, если будет введено чрезвычайное положение? А вы понимаете, что те, кто сегодня может погибнуть, они не думают сегодня ни о своей жизни, ни о жизни других людей?

Значит, приходится кому-то думать за их жизнь в том числе. Люди, с которыми мне приходится общаться в Харькове или в области, они делятся на две основные группы. Одна из которых — это группа тех, кто очень переживает за сложившуюся ситуацию и, не предлагая никаких конкретных шагов, действий и решений, призывает к тому, чтобы власть навела порядок.

То есть они противники всего происходящего, но они хотят, чтобы это закончилось каким-то неизвестным им мирным путём. Другая часть людей настроена очень агрессивно и радикально. Они хотят получить мир, но с помощью применения силы, то есть одновременно и мир, и наказание тех без суда, а таким народным судом, который сегодня привёл вот к этому кошмару, который мы сегодня имеем.

Поэтому, уважаемые, вы проследите историю фан-движения в Харькове, вы проследите, откуда у нас сегодня взялись ряд общественных организаций радикальных, которые стоят на других позициях или на иных позициях, чем националисты. Это тоже наши с вами граждане. И вот они таким способом, как сейчас я вам сказал, понуждения к миру и наказания виновных, хотят навести порядок. Да, я может и не хотел, чтобы это происходило. Да, мне, может, и не хотелось. Но мне не хотелось бы другого. Мне бы не хотелось, чтобы «5 канал», показывая 150 человек, из которых 100 — это штатные работники партийных офисов политических партий, которые у нас есть, рассказывали о том, что харьковчане выходят на акции протеста.

Какие харьковчане выходят? На какие акции протеста? Вы хотите, чтобы Харьков вышел? Так вы ж потом говорите, что платный, проплаченный митинг.

Слушайте, у нас сегодня хватит авторитета, возможностей и силы, здравой силы я имею в виду, а не физической, для того, чтобы без денег собрать любой митинг. Сто тысяч людей, двести тысяч людей. Да, среди них могут быть те, которые, может быть, там окажутся случайно. Но девяносто процентов, а то и больше людей, которые туда придут, они не то что будут убежденными сторонниками той политики, которую мы проводим, но и будут там по своему согласию. Поэтому, знаете, не надо называть одних и клеймить позором негодяями, а других делать национальными героями.

Вот как того идиота, который голый с топором стоял возле милиции. Он же сейчас национальный герой майдана, его ж подсвечивают и показывают, как там издевались над ним. Пусть покажут пацана, которому он шею порезал. Пусть его родителей покажут, этого парня. Пусть покажут, что они делали раньше. Накануне моего дня рождения позвонили «беркутята» из Киева и рассказали, что им там непросто. Обмундирование уже пропахло дымом до такой степени, что спать нельзя в нём. Что оно пропитано очень сильно остатками той жидкости, которую в них бросают и она не воспламенилась. Порезаны ботинки об шипы, которые им туда забрасывают. Каски разбиты. Они говорят, но мы стоим, мы шагу назад не отойдём. Говорят, вы там держитесь, очень жалко, что нас в Харькове нет, а была информация, что будут штурмовать обладминистрацию. Очень жалко, что нас нет рядом с вами, но вы держитесь и покажите, что Харьков — это не Львов. Мы покажем, что Харьков — это не Львов. К сожалению, нам это придётся показывать. Я думаю, что нынешний Харьков и Харьковскую область можно сравнить с островом свободы Куба. И этот остров свободы Куба, окружённый очень агрессивными государствами вокруг, вот уже много десятилетий остаётся островом свободы. И ни одна нога чужестранца с плохими намерениями на него не ступила».

Ещё о людях с битами

Вопрос Владимира Носкова, «Радио Свобода»: Михаил Маркович, я вас очень прошу, попробуйте дать конкретный ответ, сейчас на сайте «Оплота» вывешены мобильные телефоны по самоорганизации самообороны. Скажите пожалуйста, власть сотрудничает или не сотрудничает и ваше конкретное отношение к молодчикам спортивной внешности, которых называют в народе «титушки» и которых связывают именно с харьковскими бойцовскими клубами. Я вас очень прошу дайте конкретный ответ. Потому что я вчера держал в руках железную биту, которую отобрали у этих парней. Мне было страшно. Мне не как журналисту, как человеку было страшно. Если вас не устраивает, что мы представляем журналистов.

Вы ко мне обращаетесь, чтобы я вам дал ответ на те действия, которые инициирует организация, которую вы называете «Оплот»?

— Я вообще говорю — спортивные клубы, «титушки».

— Какие спортивные клубы?

— Вы поддерживаете? Как вы относитесь к таким методам?

— К каким конкретно? Конкретизируйте.

— Как вы относитесь молодых людей с битами на улицах Харькова? Плохо переходить эти границы. И мы уже переходим эти границы.

— Та вы что! Я считаю, что ваш вопрос нужно разделить на две части. Как я отношусь к молодым людям, которые в ущерб своим семьям, в ущерб своему личному времени самоорганизовываются, чтобы противостоять экстремистам, хорошо подготовленным, неплохо оплачиваемым, — я отношусь позитивно. Я душой с ними. Молодцы.

— Вы их видели?

— Да, по телевизору. Как я отношусь к молодым людям с битами на улицах? Я отношусь плохо. Я считаю, что биты и другие средства нанесения травм человеку, это исключительно оправдание может быть, если речь идёт о самообороне. Поэтому я не исключаю, что все эти средства применяются в качестве по большому счёту устрашения, хотя это тоже не оправдано. Следующее. Можно я вам задам вопрос и поменяю традиционное ведение пресс-конференции. Можно, Володь?

— Пожалуйста.

Скажите, как вы относитесь к молодым людям, одежда которых пропахла запахом жжённой резины, которые носят рюкзачки за спиной, каски – либо велосипедные, либо альпинистские, хоккейные, и которые очень часто метают в сторону правоохранителей или булыжники, или коктейли Молотова. Как вы оцениваете? Как вы к ним относитесь?

— В Харькове?

— А мы что, только в проблемах Харькова живём?

— Вам задавали вопрос конкретно о Харькове.

— А я задаю вопрос не о Харькове! Можно задам вопрос?

— Михаил Маркович, я негативно отношусь к любым проявлениям насилия с обеих сторон.

— Хорошо. Я очень рад, что вы относитесь негативно, только, к сожалению, если посмотреть подачу сюжетов на большинстве, за редким исключением, каналов центральных, то у меня может сложиться впечатление, что мы живём с вами в двух разных мирах.

Вы знаете, я когда-то такое переживал. Я был во Франции, когда в России под Бесланом взяли в заложники большое количество детей. А потом пытались подорвать школу. Я не могу вам сказать, что в совершенстве владею английским языком, но владею на таком уровне, чтобы мне было достаточно, чтобы понять смысл происходящего.

Так вот некоторые каналы, которые я нашёл на английском языке, в том числе «Евроньюз», всех тех людей, которые были внутри школы, удерживали в заложниках детей, называли революционеры, повстанцы, никто не сказал, что это «террористы». Вот то же самое вы делаете в Украине.

Вы показываете людей, которые готовы разорвать, что лидеров оппозиции (мы слышали, что товарищу Арсению Петровичу скандировали на майдане люди, который призывал уйти с Грушевского), мы видели, что скандировали Порошенко, когда он пытался остановить тяжёлую спецтехнику, которая ехала давить людей. Мы что не понимаем, кто это?

Это «ультрас» киевского «Динамо», «ультрас» львовских «Карпат», «ультрас» Днепра, наверное, там были и харьковчане, не в большом количестве.

Поэтому когда вы говорите, что вы негативно относитесь к тем, кто проявляет с двух сторон агрессию, только почему-то вы сегодня задали огромное количество вопросов о людях с битами, об «Оплоте», и не сегодня, никогда раньше, не говорите о тех, кто всё это начал.

Я вам ещё раз говорю, любое противоправное действие вызывает противодействие. Мы все живём в большинстве в христианском мире, но сегодня уже настолько извращены понятия о жизни, что мало кто найдётся, кто позволит подставлять вторую щёку.

Поэтому, коллеги, вы сегодня увидели организованное сопротивление, которое оказали харьковчане тем, кто пытается привнести экстремизм в вашу жизнь. Я вас собрал или пригласил, извините, на предмет того, чтобы поговорить о том, что мы будем делать.

Мы будем действовать без бит, без травматических пистолетов и без тех средств, которые могут принести вред здоровью других людей. Но если бы моей жизни угрожала опасность, если бы кто-то мог причинить вред здоровью членам моей семьи, мне лично, тем людям, которые находятся вокруг меня, я единственный, кто может их защитить, при наличии у меня каких-либо средств, включая, в том числе и травматическое оружие, я бы его применил. Поэтому давайте с вами поговорим о том, что мы будем делать, а не то, чего вы испугались на улице».

О власти

«Мы не любили, но уважали власть предыдущую, мы дождались завершения каденции предыдущей власти, мы её сменили. И тот, кто хочет другим способом сменить власть, получит адекватный ответ. Я ещё раз вам говорю, мы ещё ничем не занимались. Мы только сегодня приняли решение делать это всеми законными способами. И вы всё увидите. Тот, кто захочет объективно оценить информацию, всегда получит от нас такую возможность, потому что мы открыты для общества и работаем в интересах нашей территориальной громады».

О себе в шлеме и со щитом

«В шлеме ли, со щитом ли, но выходить на охрану государственных зданий я буду. Я это уже делаю. Если надо будет, буду стоять в кордоне. Если надо, буду организовывать ряд действий на защиту того или иного здания.

[Сейчас охрана обладминистрации усилена] большим количеством правоохранительных органов».

О «попытке штурма» Харьковской ОГА

Вопрос Татьяны Федорковой, «МедиаПорт»: «Вы сказали, что пресекли попытку штурма обладминистрации, когда это было и чья эта попытка была?»

«Я оставлю ваш ответ без вопроса. Дабы вы не рассказали нашим противникам, какими методами мы пресекаем эти действия».

— А кто нападал и в каком количестве?

Виктория Маренич, пресс-секретарь Михаила Добкина: «АТН», пожалуйста».

«АТН»: «Михаил Маркович, я хочу пригласить вас на майдан возле Шевченко, чтобы вы посмотрели своими глазами.»

— Вы как кто меня приглашаете? Как активный участник?

— Как журналист «АТН». Мне было бы спокойнее.

— Но вы же там сами приглашённые.

— Нет, я там на работе.

— Хорошо, работайте. Евромайданщиком?

— Вы придёте?

— Нет, не приду.

— Чего?

— Мне не хочется особенно перед вами отчитываться, по каким причинам я не приду. Это, во-первых.

— Мне бы было спокойнее, если бы вы были рядом.

— Извините, найдите себе другого бодигарда.

Об «экстремистах»

Вопрос «МедиаПорта»: Вы говорите об экстремитских организациях в Харькове, какие это организации, кто в Харькове деструктивные силы?

Михаил Добкин: «Я на всё, что хотел, уже ответил. Больше ничего не скажу».

Редактор: 
Аватар пользователя Украиночка
Украиночка
28 января 2014 - 01:24

За такое,что говорит губернатор Харькова привлекать надо.

Аватар пользователя Артем
Артем
28 января 2014 - 01:33

Подпишусь под каждым словом! Молодец Добкин!!!

Аватар пользователя V
V
28 января 2014 - 01:39

"Я думаю, что нынешний Харьков и Харьковскую область можно сравнить с островом свободы Куба. И этот остров свободы Куба, окружённый очень агрессивными государствами вокруг, вот уже много десятилетий остаётся островом свободы. И ни одна нога чужестранца с плохими намерениями на него не ступила."

Михаил Маркович поражает своей эрудицией.

Аватар пользователя V
V
28 января 2014 - 01:41

2 Роман:
"подивимось, чим все закінчиться і в яку країну втече добкін"

на Кубу ж :)

Аватар пользователя Дядя Славик
Дядя Славик
28 января 2014 - 01:45

Пустая черепная коробка в очередной раз растеряла свои мозги.

Аватар пользователя TORNADO
28 января 2014 - 09:06

Когда легализуют гопников (а уже никто не сомневается, что в народные дружины будут набирать титушек), это коснется каждого. Как бы кто не относился к "майданутым", создание локальных отрядов гразданской самообороны становится как нельзя актуальнее.
http://vzhdanov.livejournal.com/692624.html

 

Аватар пользователя Kharkivman
Kharkivman
29 января 2014 - 15:45

Оригинал интервью Геннадия Адольфовича: http://www.youtube.com/watch?v=U-spXE1yDsM

Аватар пользователя Гражданин Украины
Гражданин Украины
29 января 2014 - 18:56

Сравнение с Кубой не очень удачное, почему бы не сравнить с Сев.Кореей.

Аватар пользователя Andriy Kharkiv
04 февраля 2014 - 14:51

Добкину - огромный респект! 

Аватар пользователя сан
сан
05 февраля 2014 - 04:56

молодец!!! патриот и умница!

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.