Аватар пользователя МедиаПорт

«На нашей территории»

За обменом заложников 27 декабря Украина следила в прямом эфире. Напряжённое ожидание завершения процедуры окончилось эмоциональной встречей. Слёзы, радость, счастье и чувство гордости переполняло встречающих — и в аэропортах, и по ту сторону экрана. Что омрачило церемонию? Репортаж «МедиаПорта». 

«Я привезу его домой и сделаю им сюрприз»

«Я понимаю, что Порошенко хочет пожать им руки...», — говорит Зинаида Литвинова. Она возмущена организацией встречи, спрашивает, почему освобождённых сразу не повезут домой.

Пока в зоне АТО украинских заложников должен встретить президент, Зинаида ждёт своего зятя в харьковском аэропорту. Младший сержант Роман Фурсов попал в плен всего месяц назад в бою под Луганском. Связи с ним нет — обрывки информации родные находят в интернете. Есть даже видео задержания  окровавленного солдата боевики достали из окопа. 

— Сегодня утром нам сказали, что Роман есть в списке на обмен, что его привезут в Киев. Туда поехали его мама и жена, а я с внуками осталась здесь, — рассказывает Зинаида. — Днём соседи услышали по телевизору, что пленных привезут сначала в Харьков, сказали об этом моему мужу, а он позвонил мне.

Зинаида нервничает. Ходит взад-вперёд по терминалу аэропорта. И хотя официального подтверждения освобождения Фурсова всё ещё нет, она не сомневается, что он вернётся:

— А как его могут не обменять? У него сильные ранения головы и плеча, у него воспаление лёгких. А в Луганске, где его держат, нет нужных лекарств. Дома его ждут двое детей, они не знают, что папа сегодня вернётся. Я привезу его домой и сделаю им сюрприз.

В 12.00 на пропускной пункт «Майорск» на окраине Горловки приехали автобусы с 16 украинскими пленными из «ЛНР», почти через час туда привезли 58 пленных из «ДНР». Процедура передачи граждан началась около 16.00. Представители оккупированных территорий запросили 306 человек. 

«Он такой, непокорённый что ли...»

Жена харьковчанина Алексея Кириченко Лилия узнаёт о его освобождении от журналистов, но, кажется, не поверит до конца. Убедится только тогда, когда услышит его голос. И напишет в Facebook всего три слова: «На нашей территории».

В плену «ДНР» Алексей Кириченко находился с лета 2014-го. Своей позиции перед боевиками он не скрывал. Напротив, открыто говорил о ней. 

«Так вышло, что мы его проводили в плен, его схватили на последнем блокпосту за несколько часов до нашего появления в Старобешево и уже тогда били. Он был такой, непокорённый что ли. Историю Алексея Кириченко рассказывали мои друзья и я не раз. Вот посмотрите видео его первого дня в плену. Как он рассказывает, о своей стране, о своей правде и о том, как шёл из под Саур-Могилы в разгар Иловайска...», — пишет журналист Тимур Олевский. 

Российскому телеканалу «Дождь» Кириченко отвечал прямо: необученные люди не могут управлять высокотехнологическим оружием, это кадровые российские военные. «Когда я шёл по полям, я видел разбитую технику, я видел номера частей русских, я считаю, что это интервенция», — говорил Алексей. 

Семья боролась за его освобождение почти три с половиной года. За это время Лилия не раз общалась с прессой, но в аэропорту и она, и другие родственники избегают разговоров с журналистами. Рано.

Итоги обмена

Вскоре становится известно о завершении обмена. Украина передала в ОРДЛО 233 человека из 306-ти, остальные проходить процедуру отказались. 74 украинца, в том числе 5 женщин, освобождены. Но на подконтрольную территорию увозят 73 — одна женщина решила остаться с семьёй в Донецке.

Встреча

В 21.00 харьковским журналистам разрешают выйти на перрон. По лётному полю маршируют военнослужащие. Родственники ожидают немного в стороне. В руках у Лилии — букет из красных роз.

Огоньки в небе — и один за другим в течение часа приземляются девять вертолётов. Тяжёлые клетчатые сумки освобождённые украинцы несут за собой. Среди них двое харьковчан — Андрей Бессараб (из Чугуева) и Алексей Кириченко. 

— Этот день мы ждали больше трёх лет, — начинает президент Пётр Порошенко. — И из Саур-Могилы, куда попали первые украинские воины, и после Дебальцево, где 40-й батальон держал оборону, и из-под Луганска, и киборги из Донецкого аэропорта — они стоят сегодня за моей спиной, освобождённые из вражеского плена, где они находились в заложниках только за то, что любят Украину. И задрожало сердце, когда Ирина Геращенко, которая была в Горловке на оккупированной территории, достала украинский флаг, и зазвучало в Горловке многоголосие: «Слава Украине!».

— Героям слава! — хором отвечают военные. 

— Вы знаете, что сегодня Алексей Кириченко тянул из этой Горловки два вот таких мешка? Это были мешки с книгами, которые он там читал. А вы знаете, что господин Бессараб стал писать стихи любимой жене? А вы знаете, что такое ждать письма или возможности звонить и не иметь такого шанса? Мы работали до последнего, до вчерашнего вечера, чтобы эти ребята — и Бондарь, и Кореньков, и Пантюшенко, и Асеев — были в списках. К сожалению, в первой волне это не удалось, — говорит представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко.

И добавляет:

— Я была во многих странах мира, но такого яркого впечатления на меня не произвели ни Эйфелева башня, ни Нью-Йорк, как я сегодня увидела эту Горловку, где была сто раз, но много лет назад. 

Приветствие длится полчаса, только потом Алексея Кириченко просят выйти из строя и приглашают его жену, сына, маму и сестру. Ненадолго они могут обняться.

Учёный и общественный деятель Игорь Козловский — его задержали в «ДНР» в январе 2016-го — говорит, что сегодня чувствует себя счастливым.  

— Мы вернулись, я чувствую в своём сердце и счастье, и то, что я бы назвал ощущение единой семьи, — говорит Козловский. — Мы действительно единая семья — нас объединяет не только этот воздух, эта земля, не только наш общий труд. Нас объединяет наше общее желание, чтобы каждый из нас был свободным. Моё сердце сейчас поёт песню — песню любви к Украине. Мы прошли через страдания — через пытки, боль, болезни и, главное, моральное давление. Но мы постоянно ощущали любовь нашего народа, любовь людей, которые боролись за нас.

После представителей духовенства слово дают Алексею Кириченко

— Знаете, для меня это действительно волнующий день. Но эта радость не полная, так как не все ребята вернулись сюда. Мы за год, два, три стали единой семьей, и мне действительно рядом не хватает ребят, которые остались там. Господин президент и церковь уверяют, что сделают все для того, чтобы ребята вернулись домой. Мы будем действительно в это верить.

В 23.00 церемония в харьковском аэропорту заканчивается. Освобождённых украинцев просят усаживаться в самолёт, по плану — встреча в Борисполе. Не полетит только Алексей Кириченко.

Он то по очереди, то всех вместе обнимает родных. А когда отходит на минуту, его тут же окружают журналисты. 

— Ваше самое большое желание сейчас какое?
— Сказать вам «До свидания!».

***

Зинаиду Литвинову на взлётную полосу харьковского аэропорта не пустили: уже тогда стало ясно, что информация родственников об освобождении бойца — преждевременна. На каком этапе произошёл сбой в коммуникации с близкими и от кого изначально исходила неточная информация, неизвестно, но Фурсова, как и около сотни других украинских граждан, в этот раз не вернули. Жена Романа Надежда приехала из Киева одна. «Всё, что мне сказали: в списке его нет», — по телефону ответила она «МедиаПорту». С момента обмена официальные органы так и не обнародовали полный список освобождённых. А распространённый в СМИ пресс-релиз только добавлял вопросы. 

Читайте такжеПереговоры о возвращении заложников продолжатся — Порошенко

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.