Аватар пользователя Надежда Шостак

Мама для Серёжи

В марте 2007-го Оксана вышла из декрета и вернулась на работу в дом ребёнка. Кроме бумажных дел юрист время от времени фотографировала детей в полный рост. Очередь дошла до 5-летнего Серёжи. Мальчик посмотрел на неё и произнёс: «Это моя мама».

Гидроцефалия, генетические нарушения, задержка развития… Тяжёлый диагноз мальчика Оксану и Олега Зацаринных не испугал. Они начали оформлять документы и в ноябре 2007 года забрали Серёжу домой. Пятилетний мальчик еле ходил, плохо разговаривал и был очень худым. 

В семье Зацаринных уже воспитывали троих сыновей — Феде исполнилось три года, Георгию — пять, а Ване — семь. Серёжа был таким маленьким, что трёхлетний Федя выглядел старше и взял его под опеку.

— Тётя, какое у тебя красивое платье, — встречает в прихожей светловолосая девочка с двумя смешными хвостиками, когда я снимаю куртку.

Вслед за 5-летней Богданой на пороге комнаты появляются братья — Серёжа, Георгий и Фёдор. Серёжа вырос и уже обогнал своего «опекуна» Федю. 

— Мама, переодень меня! Я хочу быть нарядной, — капризничает Богдана.

Семья Зацаринных живёт в посёлке Высокий под Харьковом. Больше 20 лет Оксана работает юристом в специализированном доме ребёнка «Зеленый гай», её муж Олег — строитель. Пара воспитывает пятерых детей, двое из них — Сергей и Богдана — приёмные. 

Когда мы приехали в гости, глава семьи был на работе, а старший сын Ваня ушёл к друзьям. Слева направо: Георгий, Сергей, Оксана, Богдана и Фёдор

Когда мы приехали в гости, глава семьи был на работе, а старший сын Ваня ушёл к друзьям. Слева направо: Георгий, Сергей, Оксана, Богдана и Фёдор

— Серёжа сам нас выбрал. Где бы мы ни встречались — на прогулке во дворе или в помещении, он упорно повторял: «Мама». Я рассказала о настойчивом малыше мужу. Он был совершенно не против ещё одного ребёнка. Родные родители отказались от мальчика через четыре месяца после его рождения. Потом мы поговорили с детьми. Новость о том, что у них появится брат, мальчишек обрадовала. Старший Ваня думал, что теперь у него будет футбольная команда. Объяснила, что у Серёжи — проблемы со здоровьем, — рассказывает Оксана, когда мы сидим в просторном зале с новогодней ёлкой.

В комнате много книг, на стене — старинный гобелен. Пахнет выпечкой. У ног трётся пушистая кошка.

— Я взяла отпуск, чтобы побыть рядом, пока Серёжа адаптируется. Поначалу он хвостиком за мной ходил. Не сразу понял, что теперь не нужно сидеть в одной комнате, а можно ходить по дому, выходить, когда захочется, во двор. Очень долго всего боялся. Открываю духовку на кухне, а он убегает, забьётся под кровать и сидит. Собак боялся, котов, — перечисляет мама. — Видел животное — и начинал кричать. Брала его на руки, успокаивала.

В детский сад Сергей не ходил. Оксане помогала с детьми её мама, которая живёт неподалёку. Когда пришло время идти в школу, женщине предложили оформить сына в специализированный интернат. Для этого дважды созывали медико-педагогическую комиссию. Специалисты вынесли вердикт — мальчик необучаем.

— Мы категорически отказались от интерната. Зачем мы тогда Серёжу из детского дома забирали? Очень сложно было научить буквам, счёту. Выучили цифры «1», «2» и всё. Дальше продвинуться не могли. Как-то на кухне квасили капусту вместе с мамой, а Серёжа нам помогал. Бабушка ему и говорит: «Бери тёрочку и три морковку». Несколько раз повторила слово «три», показывая, что нужно делать, а потом добавила: «Смотри, есть цифры «1», «2» и «3»... После этого случая математика сдвинулась с мёртвой точки, — вспоминает Оксана.

Уроки всё чаще стали проходить на кухне. Надо вымесить тесто, Оксана просила Серёжу приготовить ингредиенты, пересчитать их, объясняла, что такое 1/2 чайной ложки или полстакана. Читать мальчик тоже научился благодаря увлечению кулинарией. Ему дарили книги с рецептами, а он рассматривал картинки и складывал буквы в слоги, а затем в слова и предложения.

— Наша начмед в доме ребёнка говорила, что если его тянуть, то толк будет — Серёжа сам пытался встать в кроватке, сесть. Очень целеустремлённый, хотя учёба и даётся ему довольно сложно. Сейчас Серёжа в восьмом классе обычной школы. Учится, как сказали бы раньше, на троечки. Нас вполне устраивают оценки. Не всем же мечтать о карьере учёного, кому-то нужно быть и поваром, сантехником, — заботливо говорит Оксана.

— Я кекс с изюмом испёк, — приглашает к столу 15-летний Серёжа. Как и 10 лет назад, большую часть свободного времени он любит проводить на кухне. Пока он неторопливо разрезает кекс, Богдана внимательно наблюдает за движениями брата. Улучив минутку, девочка хватает ещё тёплый кусочек и убегает.

— Серёжа очень вкусно готовит, — нахваливает брата 12-летний Федя. — Бывает, приду со школы, а он уже суп и гречку сварил или плов. А если что-то испечёт — кекс, торт или пирожки — до вечера съедим.

— У тебя какой-то особенный рецепт кекса?

— Меня мама научила, — скромно говорит подросток и добавляет: В этом году сам пасхи пёк. Очень вкусные получились. Правда, у нас на кухне старая газовая плита. На ней неудобно готовить. Увидел сюжет по телевизору о том, что девочка продавала сырники через соцсети, чтобы собрать деньги на свою мечту. Хочу попробовать продавать так свои кексы. Уже зарегистрировался в Faceboоk.

Серёжа печёт в основном для семьи. Самому сдобу есть нельзя. Мальчик придерживается специальной диеты. Раз в полгода ходит на приём к генетику. Время от времени принимает лекарства. Мечты подростка связаны в первую очередь с самыми близкими людьми — он хочет насобирать деньги на шкаф для выпечки, газовую плиту, сушилку для белья и принтер.

— Если у Серёжи есть цель, то он её добьется, — с гордостью говорят родители. — Будет складывать деньги, которые детям дарят на праздники бабушки и дедушки.

На кухню возвращается 5-летняя Богдана. Бойкая кроха появилась в семье 2,5 года назад. Девочка обожает наряды и внимание.

— Мы мечтали о девочке, несколько раз обращались с просьбой в службу детей, — признаётся женщина. — Когда на Донбассе началась война, в 2014-м в наш дом ребёнка эвакуировали детей из Луганска. Вывозили их с приключениями.

Дети стали заложниками конфликта. Вначале боевики «ЛНР» вывезли их в Россию. Вернуть в Украину удалось только после вмешательства омбудсменов двух стран. Три дня шли переговоры. Из-за стресса, который дети пережили в пути, некоторое время они боялись машин и автобусов.

— Привезли около 40 детей. Их быстро разобрали по семьям, а остальных собирались переводить в Северодонецк. Оставалось человек пять. Буквально перед их отправлением снова напомнила, что мы хотели бы взять под опеку девочку. Нам предложили Богданку, — вспоминает Оксана.

У Богданы — проблемы с неврологией, повышенная возбудимость, нередко случаются истерики. По словам врачей, многие из симптомов со временем могут уйти. Главные лекарства — любовь и забота.

— Оформили документы, я пришла за Богданой, а она на тот момент гуляла в саду. Сотрудники не знали, что мы её забираем в свою семью. Спрашивают: «Ты пойдешь?». А она так сходу говорит: «Пойду». Даже вещи не захотела собирать. Сразу начала называть нас «мама» и «папа». Никогда у неё до нас семьи не было, — говорит Оксана.

— Тётя, тётя, а что это у тебя?
— Диктофон.
— А что он делает?
— Звук записывает.
— А ты и меня запишешь? 

— Наш первый совместный Новый год — это было что-то с чем-то. Богданка проснулась от фейерверков — и давай плакать, прятаться. Я укутала её в одеяло и полночи укачивала на руках, как младенца, — вспоминает Оксана. — А как-то вышли с ней во двор. Богдана, услышав, что летит самолёт, закрыла уши руками и присела. Это была такая жуткая реакция. Мне сразу вспомнились рассказы бабушек о войне.

С игрушкой в одной руке и куском кекса в другой Богдана появляется в комнате: «Смотри, как я мишку постригла. Когда вырасту, буду тёть стричь». Через пару минут девочка бежит к нам уже с единорогом.

— Ей нравится ходить в парикмахерскую и смотреть, как мастер работает. Правда, сконцентрировать внимание на чём-то одном, ей тяжело. Как юла. Долго не может усидеть на месте, — обнимает мама девочку. — Но больше всего Богданке нравится переодеваться. Наша модница. Вывешиваю обычно для неё несколько вещей, которые подходят друг другу и их можно комбинировать. Если оставить шкаф с одеждой открытым, она может переодеваться весь день.

Почти год Богдана ходит в детский сад. Пока у девочки получается рисовать только цветные каракули. В 1-й класс родители планируют отдать дочку в семь лет, когда она немного подрастёт.

— Мне очень пригодились курсы для приёмных родителей. Узнала на них много интересного и нужного, что теперь помогает мне лучше понять детей и их поведение, — рассказывает Оксана. — Нам важно, что наши дети социально адаптируются и получат аттестат в школе, а не будут учиться в специализированном учреждении. Те, кто растут в интернатах, не умеют делать элементарные вещи.

В этом году Серёже исполнится 16 лет. Он запросто может сам поехать по делам, сходить за покупками в магазин или на рынок. О том времени, когда жил в доме ребёнка, парень не помнит. На первом месте у него — семья и подарки для мамы. Той женщины, которую он впервые увидел 10 лет назад и узнал среди многих.

Фото: Павел Пахоменко

Читайте MediaPort в Telegram

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.