Аватар пользователя Джеймс Пулос

Как бороться за свободу в 2014 году

RU   ENG

Самый важный поединок нашего времени — борьба против бюрократии и страха. И только художники могут изменить правила игры.

Фото: Ebrahim Noroozi/AP

Фото: Ebrahim Noroozi/AP

Мне бы очень хотелось сказать, что 2013 год войдёт в историю как год шокирующих разоблачений от Эдварда Сноудена. Но, глядя из сегодня, вынужден признать перевес за Obamacare.*Официальное название — «Реформа здравоохранения и защиты пациентов». Инициатива президента США Барака Обамы, по имени которого и получила название Obamacare (англ. care — забота, заботиться). Предполагает сделать медицинскую страховку обязательной для всех граждан страны.

Закон о доступном медицинском обслуживании — не первая бегемотоподобная инициатива правительства, неуклюже пролагающая себе путь с помощью маскировки в виде якобы неотвратимости её внедрения. И, скорее всего, не последняя. Но это очень точная характеристика того, что представляет из себя американская власть сегодня и социальная психология, стоящая за ней. 

Ориентируясь на надежду уменьшения количества страждущих, многие американцы, принадлежащие к верхушке общества, и даже те, кто классом пониже, — готовы терпеть и позволять практически любые расходы и нелепости. Особенно если речь идёт о падении уровня абстрактной «свободы», а не о частных мелочах их жизни. Подобное отношение не сводится только к здравоохранению. 

Вопрос непосредственного воздействия Сноудена сменился огромной неуверенностью относительно дальнейших перспектив прав и свобод человека нынешней эпохи, в которой так много эмоций общественности и огромный аппарат госсектора активизировались, разбуженные страхом возможных случаев терроризма.  

Здоровье и безопасность über alles (превыше всего — ред.): эта молитва людей, пронизанная страхом, — девиз нашего времени. 

Скажу тем, кто обеспокоен продвижением свободы не как туманного идеала, а как пережитого опыта: в этой мрачной реальности история не на нашей стороне. Это зашло гораздо дальше односторонней трактовки событий. 

Со времён, когда просохли чернила на Конституции, федеральное правительство ещё никогда не было столь могущественным. Мы практически ни разу не вели войну за то, чтобы увеличить свободу в наших отношениях с правительством, но много раз воевали (включая «войны» за ложные «имена», как, например, наркотики, бедность или терроризм), чтобы целенаправленно эту свободу урезать.  

Американцы, восставшие против Английской короны, клялись своей нерушимой честью во имя свободы, но времена напудренных париков и перьевых ручек недоступны нашему пониманию и не могут быть источником ежедневного естественного вдохновения.  

Посмотрите, идеи Фредерика Дугласа*Фредерик Дуглас (1818-1895) — родился рабом, американский писатель и оратор. Борец за права чернокожего населения Америки, руководитель негритянского освободительного движения. Много писал о национальной идентичности афроамериканцев, в контексте насильственного отторжения от исторической родины. «Чем больше я читал, тем больше проклинал и ненавидел моих поработителей. Я видел в них банду разбойников, которые отправились в Африку, выкрали нас из наших домов и сделали рабами в чужой стране». находят максимальный отклик у аудитории, когда они угождают нашей собственной независимости: Дуглас, который сказал «это четвёртое июля — ваше, не моё». И мало кто вспоминает, что цитируя Священное Писание, он же сетовал, что мог «петь песнь Господню на земле чужой».*Псалом 136 «На реках вавилонских» — песня еврейских изгнанников, томящихся в вавилонском плену после падения Иерусалима и разрушения Первого Храма. Чтобы не давать повода для насмешек вавилонянам, а также потому, что священные песни нельзя было исполнять вне Храма, евреи отказывались «петь песнь Господню на земле чужой».

Рабство запятнало американские свободы с самого начала.  Оно полностью дискредитировало велеречивые оды свободе, время от времени раздававшиеся с Конфедеративного Юга. В глазах сегодняшнего большинства, далёкого от каких-либо конституционных вопросов, Роберт Ли*Роберт Эдвард Ли (1807-1870) — генерал армии Конфедеративных Штатов Америки, главнокомандующий армией Конфедерации. Уроженец Южных штатов, до начала Гражданской войны, как и многие другие будущие командиры армии Юга, служил в федеральной армии. Когда его спросили, кого он поддержит в случае войны, он ответил: «Я никогда не подниму оружия против Союза, но возможно, мне придется взять в руки мушкет для защиты моего родного штата, Вирджинии, и в этом случае я постараюсь не проявить трусости».должен был, скорее, повести войска федеральной армии США против своих друзей и семьи, чем защищать рабовладельческий режим. Даже бравурная голливудская подача речи Стоунвола Джексона*Томас Джонатан Джексон (1824-1863), известный также под прозвищем «Каменная стена» («Stonewall» Jackson) — генерал Конфедеративных Штатов Америки в годы Гражданской войны. Главнокомандующий армией Конфедерации Роберт Ли считал гибель Джексона основной причиной поражения Конфедерации в Гражданской войне. против армии Линкольна не избавляет нас от ощущения, что тому, кто не борется против рабства, не хватает честности для того, чтобы требовать борьбы с тиранией.   

То, что Конфедерация никогда не будет центральной фигурой в представлении массового движения за свободу, есть глубокий смысл. Странным, зловещим образом прошлая южная ориентированность на рабство и расизм наносит ущерб свободе и сегодня, причём гораздо более существенный, чем большинство из нас научены осознавать. 

В американской истории было очень мало общественных движений — агрессивно настроенных или нет, — которые отвергали бы федеральную власть. Конфедераты, выделяясь среди других американцев, оказывали решительное сопротивление этой власти, постоянно навлекая подозрение и презрение даже на тех, кто надеялся помешать наступлению правительства и прекратить угнетение какой-либо расы или класса.

Таким образом, сегодня можно сказать, что ни одно народное движение не было успешным в том, чтобы основательно сократить размеры и масштаб власти правительства в Америке. Были всплески. Ограничения скорости выросли! Мы закончили, как всем известно, вэлфером!*ВЭЛФЕР (англ. welfare) — обиходное название социальных пособий, входящих в американскую систему вспомоществования беднейшим категориям граждан. 

Сегодня больше американцев, чем когда-либо, по собственной воле усвоили раболепное соглашение относительно своих взаимоотношений с правительством, и власти логично и неизбежно вплетают этих людей в ткань повседневной жизни. 

Больше всего виноваты наши разбитые надежды, что свобода, вера и знания могут грамонично развиваться на пользу человечеству. Необыкновенная речь Чарли Чаплина в финале фильма «Великий диктатор» на сегодняшнюю циничную, умную аудиторию производит впечатление эксцентричной и беспомощной. Наши яростные предрассудки не позволяют нам вытерпеть его призывы к радикальному гуманизму. «Вы не должны ненавидеть», — кричал Чаплин: «Ненависть неестественна для человека!». 

Из финальной речи Чарли Чаплина в фильме «Великий диктатор»:

«В 17 главе Евангелия от Луки написано: «Царствие Божие внутри вас есть», — не у одного, не у какой-то группы, но у всех людей! У вас! У всех есть власть — власть, чтобы сделать открытие. Власть, чтобы сделать людей счастливыми! Власть сделать эту жизнь свободной и прекрасной, превратить её в удивительное приключение. […] Так будем же бороться, чтобы этот мир был свободным, чтобы не было национальных границ, не было жадности, ненависти и нетерпимости. Давайте бороться за разумный мир, в котором наука и прогресс будут залогами всеобщего счастья!»

В ответ на подобные пылкие и смелые мечты мы можем только саркастически хмыкнуть или умилиться. Так трудно и так страшно воспринимать Чаплина всерьёз. Преследуемый отцом госаппарата слежки Эдгаром Гувером*Джон Эдгар Гувер (1895 - 1972) — директор Федерального бюро расследований на протяжении с 1924 года до самой своей смерти в 1972 году. Отмечая заслуги Гувера перед страной, многие обвиняли его и в многочисленных злоупотреблениях полномочиями. В 1952 году Гувер добился от иммиграционных властей запрета на обратный въезд Чарли Чаплина в США из-за подозрений в сочувствии коммунистической идеологии., Чаплин оставил Америку и осел в Швейцарии. Что будем делать мы?

Если не случится больших перемен, мы продолжим драться. Будем противостоять правилам страха в нашей личной и общественной жизни, и нашей популярной психологии, отказавшись от рекомендуемых Фрейдом поисков успокоения наших страхов в пользу скорейшего решения проблемы — они останавливают наши порывы. Сегодня наше общество не меньше, чем наши личности, заперто в модели преследования того, что наши страхи велят нам преследовать, и спасения бегством от того, от чего те же страхи велят нам бежать.

Речь не о какой-нибудь одной засекреченной госструктуре или ветви власти, которая не справляется со своими обязанностями, не в них корень всех угроз свободе. Первопричина — целая жизнь, прожитая в радикальной несвободе.

В 2014 году главная битва в борьбе за свободу развернётся именно там, где почти пятьдесят лет назад предсказал Джон Леннон. Ты говоришь мне, что таково общество, ну, знаешь ли, тебе бы лучше прочистить свои мозги.*«You tell me it’s the institution? You better free your mind instead» — слова из песни Beatles «Revolution».

Политики могут кромсать регулятивные госструктуры. Раскрыватели государственных секретов и стражи порядка могут разоблачать злоупотребления. Но только художники сегодня способны повернуть общественные фантазии к тому, что наши мечты о настоящей свободе могут стать реальностью. 

Во времена гораздо худшие для свободы, чем наши, Сократ был вынужден очень долго бодрствовать с благородными сынами Афин, чтобы обманом заставить их открыть свой разум. Сегодня друзья свободы могут говорить более откровенно. Но мы впадём в отчаяние, если не будем понимать, что говорим только с теми, у кого есть уши, чтобы нас слышать.  

Юные аристократы были выбраны Сократом потому, что они, кроме прочего, были одновременно чувственными и мужественными. Мы, американцы, всё ещё довольно сильны в том, что касается чувственности, но зачастую именно страх пришпоривает или сдерживает нас.   Месседж свободы должен разбудить хотя бы некоторый минимум храбрости: храбрости признать, что мы застряли с выбором как быть.  

Начните здесь — без всяких разговоров об организациях, программах или активистах — и вы будете удивлены. В личной и общественной жизни год, проведённый в борьбе за свободу этим путём, может полностью изменить американскую жизнь.

Источник: THE DAILY BEAST ®
Перевод: MediaPort ™
 

Редактор: 
Аватар пользователя john
17 января 2014 - 13:09

Отлично и злободневно.

Аватар пользователя john
17 января 2014 - 13:13

И все же вопрос в личной свободе. Сложно сравнивать людей из разных систем, да и, пожалуй, миров. У нас почти нет личной свободы в человеке, потому у нас "пока" возможно только движение обезличенной азиатской массы (орды) в каком-то из направлений. И индивидуалисты в силу своей относительной немногочисленности и отсутствия альтернативных перспектив вряд ли смогут устоять перед массой "новых бедных людей".

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.