Аватар пользователя Людмила Галичина

Документальный театр: истории актёров-переселенцев

В конце февраля в Харькове прошёл последний показ спектакля «Пирог Параллельной Реальности» о событиях в Крыму и на Донбассе, рассказанных в формате свидетельского театра. «МедиаПорт» спросил у участников, как проект повлиял на их жизнь.

ДМИТРИЙ

30 лет, Краматорск

Лето 2014 года. Молодой парень возвращается в родной город Краматорск, где идёт война. На фоне безлюдного города он замечает невероятный урожай абрикос. Здесь, в апокалиптическом ландшафте, он впервые в жизни самостоятельно варит абрикосовое варенье, консультируясь по телефону с мамой.

В Харькове я не впервые. В 2003-м поступил здесь в художественное училище, закончил его. Когда уезжал в 2007 году, думал, в Харьков уже не вернусь. Но сложилось так, что вернулся, старые связи возобновились, и меня приняли без предвзятого отношения, что я из Донбасса. Друзья придали мне уверенности, я переосмыслил своё понимание многих вещей, стал опять рисовать.

Как-то попал на закрытие фестиваля «Я и Села Брук». Так проникся увиденным на фестивале, что мне захотелось попробовать себя в чём-то подобном и я стал посещать читки пьес Владимира Гориславца. Мы прорабатывали тему документального театра, появилась идея спектакля и неожиданно для себя я стал вспоминать истории, случившиеся со мной в последние пару лет. Так и попал в проект.

Проект дал мне осознанное проживание тех или иных ситуаций — в этом уникальность документального театра. Ведь когда ты в моменте, то не отдаешь себе отчёта о происходящем, а просто находишься в потоке. Рассказывая историю, переживаешь её более осознанно. Зритель посредством моей истории может вспомнить себя, ведь у каждого есть подобные истории и ощущения, это как состояние флешбека.

Моя основная история — это история варки абрикосового варенья в оккупированном Краматорске. Когда сейчас вспоминаю эти события, то понимаю, что это был какой-то сюрреализм, но тогда я этого не ощущал, просто находился в потоке и переживал это.

Проект — это всплеск эмоций, как пропускание через себя электрического тока. Сложно описать эти удивительные ощущения, без которых мне теперь сложно в повседневной жизни. 

РОМАН

27 лет, Симферополь, АР Крым

Крымский юноша какое-то время состоял в партии «Русский Блок» и в 2009 году случайно, по приглашению друзей, стал международным наблюдателем в Южной Осетии. Тогда он «не заметил» нарушений на избирательных участках. А в 2014 году, после референдума в Крыму, принял решение покинуть родной полуостров.

В Симферополе я вырос, учился, работал. После аннексии Крыма переехал сначала в Полтаву, а потом в Харьков, где продолжил обучение — учился в Академии культуры на кафедре театрального искусства.

Я был связан с театром с 2012 года, но именно в Харькове открыл для себя документальный театр — на театральных собраниях Владимира Гориславца в Доме актёра. Когда я узнал о том, что будет создаваться такой спектакль, меня это заинтересовало, ведь в театре тебе редко позволяют делать то, что ты хочешь. А здесь — полная свобода в самопроявлении. Также мне понравилась идея потому, что это создание некоего сообщества переселенцев, где мы можем иметь постоянный диалог, обсуждать и решать наши проблемы как переселенцы. Спектакль — не только для переселенцев и о переселенцах, но больше половины участников находится сейчас в статусе перемещённых лиц.

Когда я принял решение и впервые рассказал свою историю, её прослушивали кураторы проекта и режиссёр. Это была история о выборах в Осетии 2009 года, куда я ездил как международный наблюдатель. На ежедневных репетициях, находясь в среде историй, которые тоже прорабатываются, видя, как люди раскрываются, я понял, что в репетиционной среде эти истории рассказываются, проживаются и воспринимаются по-новому. И я черпал для себя больше не из своих историй, а из историй моих друзей. После проекта понял, что эти истории не столько важны зрителям, сколько они важны нам, участникам.

Наши истории как отдельно взятые брать и рассказывать нельзя. В спектакле создана удивительная композиция, которая дополняется нашим творчеством, таким, как стихотворения, песни. Это как цельное полотно или, скорее, живой организм, который постоянно меняется.

ВАЛЕРИЯ

26 лет, Донецк

Девушка очень скучает по родному городу, по своей семье, но не чувствует себя своей ни дома в Донецке, ни в любом другом городе. Приезжая в Донецк, она не может понять произошедшие в людях изменения, появление портретов Сталина на улицах города, а также то, почему розы вдруг стали стратегическим объектом и фотографировать их нельзя. Возвращаясь в Харьков, где живёт, она вынуждена постоянно слышать вопросы о том, не «сепары» ли её родители. Часть истории в спектакле она рассказывает на русском, а часть на украинском языке.

Я занимаюсь театром кукол, работаю с детьми. О проекте узнала из Facebook, поняла — сейчас или никогда, и зарегистрировалась на кастинг.

Я была в Донецке, когда там начинались боевые действия, были сильные обстрелы. Мой дом находится в центре, так что прямо надо мной ничего не пролетало, но я слышала и видела яркие «зарисовки». В Харькове всё хорошо, войны нет — и я стала подавлять в себе свои переживания. Завела дневник, чтобы писать, потому что понимала, что не со всеми могу здесь поговорить об этом. Друзья звали в парк развлечений и в комнату страха — а мне хотелось послать их очень далеко. Я им предложила поехать в Донецк. Пошутила так.

Моя мама как-то попала под обстрел, ей в ногу попал осколок. Я после этого события говорила папе: если что-то случается, ты сразу звонишь, даже ночью. Я ночью просыпалась, чтобы посмотреть новости, могла папу набрать, но потом мы договорились, и я стала хоть засыпать.

Проект дал мне возможность раскрыть это в себе. Когда нужно было написать историю, я её написала очень длинную, и потом два дня ходила и осознавала: это что, во мне столько всего было? Я нырнула так глубоко, что мне трудно стало дышать... Потом думала: хорошо, что я написала, потому что потом это стало бы проявляться через что-то другое.

Истории ребят каждый раз воспринимаю по-разному, примериваю на себя. Не все истории сразу раскрывались, срабатывали защитные механизмы — в том числе и в моей истории.

ОЛЬГА

24 года, Луганск

Девушка вместе с мужем и полуторагодовалой дочкой покидают родной Луганск, когда там начинается война. С середины лета и до конца осени 2014 года они переезжают из одного города в другой в поисках Дома. Так они меняют пять городов в России и Украине, скитаясь по знакомым знакомых, которые оказываются не слишком рады семье переселенцев. В итоге ребята находят пристанище в Харькове и оседают здесь.

В проекте я уже почти год, он стал для меня второй семьёй. Дочка Кира до сих пор поёт песни нашего проекта.

Я перевелась из луганской Академии культуры в харьковскую, защищала здесь диплом. 

Значимость моей истории и её широту я поняла только тогда, когда произнесла её вслух. Мне не было трудно раскрываться, понимала, что в данном пространстве собрались люди, которые хотят меня понять. Хотелось говорить, и я говорила всё как на духу. Иногда всё очень сильно зависело от зрителя. Были зрители, которые попали совершенно случайно на этот спектакль, что было очень ощутимо по атмосфере. Были люди, которые искренне плакали вместе со мной, и тогда вспоминалось всё: мама, то, что она была жива, вспоминались моменты, которые так хотелось пережить по-другому.

Была одна история, которую я не рассказывала, она связана со смертью моей матери. Я винила себя в её смерти, как раз были боевые действия, нужно было спасать её, а я спасала свою семью, потому что я не знала, где я буду завтра. Потом я поняла, что моей вины в её смерти нет. Даже если бы я в тот момент осталась рядом, я бы никак не могла повлиять на её жизнь и здоровье. До проекта, до индивидуальных встреч, тренингов я винила себя в её смерти до последнего. Теперь стало легче.

После проекта я понимаю, что каждый день в моей жизни — это моя маленькая история. Больше стала ценить дружбу, семью, людей — потому что вот, оно есть сейчас, а завтра его может и не быть.

МАРИЯ КОРЕНЕВА

координатор проекта

Уникальность нашего проекта в том, что ребята сначала успели сдружиться, а уже потом выясняли свои точки зрения на какие-то политические вопросы. Они друг другу уже были достаточно дороги, чтобы из-за этого ссориться. На эту тему не было конфликтов вообще. Мы хотим продолжать проект, но теперь стоит задача, как оставить его живым и интересным, а не превратить в памятник самим себе. Параллельно планируем запустить ещё один свидетельский проект, в котором будут участвовать эти же ребята и придут новые.

Читайте также другие материалы проекта Переселенцы.Live

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.