Дело об убийстве Юлии Ирниденко, погибшей от ожогов, — в суде

В смерти 17-летней Юлии Ирниденко прокуратура обвиняет Павла Губина. Статья — умышленное убийство с пометкой «совершённое с особой жестокостью». Сегодня в Червонозаводском суде состоялось предварительное, процессуальное, судебное слушание. Рассматривать дело по сути коллегия судей начнёт 16 августа.

Юлия Ирниденко умерла 21 мая, после 10 дней лечения в ожоговом отделении больницы скорой помощи. Причиной её смерти стала интоксикация — вторая стадия ожоговой болезни. У девушки было обожжено 90% тела, больше половины ожогов — глубокие.

По версии следствия, ночь с 10 на 11 мая девушка провела в компании друзей. Уже под утро к ним присоединился соседский молодой человек с банкой самогона. Это он станет единственным подозреваемым в смерти Юлии. 

«Между ними возникла кратковременная такая ссора. Вспышка эмоций. Они обменялись несильными, незначительными ударами», — такое объяснение произошедшему (в день смерти Юлии Ирниденко) давал прокурор Харькова Евгений Попович. Обвинение утверждает: Павел вылил на голову девушке пивную кружку самогона и поджег.

Кроме Павла и Юлии в тот момент в квартире было ещё двое молодых людей: хозяин и его приятель, по данным следователей, — спавший беспробудным сном. Эти двое сейчас — в статусе свидетелей, и у прокуратуры нет никаких сомнений в вине Павла Губина.

Его мать в первые дни после происшествия заявляла: «Если мой сын виновен — он будет сидеть. Я не собираюсь покрывать преступника, даже если он — мой единственный сын».

Сегодня, спустя два месяца и имея (через адвоката) доступ к материалам дела, Елена Губина говорит, что убеждена в невиновности сына. Но комментировать процесс отказывается по совету адвоката: женщина не хочет, чтобы её обвинили в давлении на суд.

«Могу вам сказать только одно: я хочу, я очень хочу посмотреть в глаза так называемым свидетелям!».

На коротком заседании сегодня судьи рассматривали только ходатайства адвокатов обеих сторон и обвинения. В том числе о возмещении четырёх с половиной тысяч гривень, которые больница скорой помощи потратила на лечение Юлии. 

Адвокат семьи Ирниденко заявил гражданский иск: признанные потерпевшими родные требуют 300 тысяч гривень в качестве компенсации морального вреда. По словам адвоката Евгения Рияко, это сумма внушительная, но условная.

«Для нас непринципиальна эта сумма. Если вопрос будет стоять, что Губин выплатит нам 300 тысяч, а мы будем просить суд не лишать его свободы, — такой постановки вопроса не будет. Для нас принципиально, чтобы лицо, которое совершило это преступление, получило максимальный срок наказания».

Редактор: 
Аватар пользователя Анастасия
Анастасия
10 августа 2013 - 17:38

Знаю этого Пашу. Прочитав статью невольно задала себе вопрос. Если он вылил на голову самогон и поджег, почему тогда на похоронах у нее волосы не сожжены и лицо совершенно без повреждений?...странная история.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.