Аватар пользователя Юлия Давыдова

«Что вы ноете?»: как студенты-переселенцы решают трудности

В перерыве между обстрелами Горловки Савва и его старший брат Артур в августе 2014-го сложили одежду и документы в рюкзаки и отправились на остановку. Пока не сели в маршрутку, сердце колотилось. В любой момент их могли «завернуть» люди с оружием. Так братья стали переселенцами и исколесили полстраны. Нарекать на трудности ребята не привыкли. Когда приехали в Харьков, на двоих было всего 50 гривен.

Киев-Львов-Одесса

Сначала братья отправились в Киев. Когда прибыли в столицу, первым делом отправили маме фотографию из магазина с едой на полках.

— Некий «культурный» шок был. Я за время войны похудел с 82-х до 67 кг, — вспоминает Савва. — Для нас было дикостью, что можно по улице ходить, и никто никого не убивает. Здесь вокруг радость, жизнь. Люди ходят, музыка играет, дети бегают, машины ездят. А у нас же два месяца — пустой город. Развлечений нет, связи нет, воды нет, света нет, ничего нет...

До войны братья поступили в Луганский национальный аграрный университет. Поскольку вуз оставался на оккупированной территории, они решили сдать свои документы в профильное учебное заведение в Киеве. Пока сидели в кабинете у декана в университете, который находится возле аэропорта, услышали заходящий на посадку самолёт. Среагировали мгновенно — вскочили и спрятались в нише стены.

— Это происходит абсолютно автоматически. Научились дома по звуку определять, что летит, стоит прятаться или нет. Знаем, какая стена какой снаряд сможет выдержать, — рассказывает Савва.

После столицы братья какое-то время жили в поселке Каменка во Львовской области.

— Это глушь. За жильё и еду мы помогали местным, ходили в горы, собирали грибы и ягоды, — перечисляет Савва.

Через две недели братья сошли с поезда в Одессе. Поступили в местный вуз и нашли подработку — разгружали фургоны с овощами. Работодатель платил переселенцам в два раза больше, чем другим грузчикам — 300 гривен в день. А в качестве поддержки мог бесплатно дать мешок картошки или лука.

Ели «Мивину», рюкзак вместо подушки

В конце 2014-го мама Саввы и Артура переехала в Харьков. Ребята задумали перебраться поближе к родным. К тому же в Харьков эвакуировали Луганский национальный аграрный университет. 

Савва с детства мечтал быть ветеринаром. Вместе с братом помогал отцу на ферме наравне со взрослыми. В свободное время читал энциклопедии и смотрел передачи о диких животных. Сейчас 24-летний студент оканчивает магистратуру Луганского национального аграрного университета.

— Первые две недели мы жили в общежитии. На кухне ржавые трубы, в комнате холодно. Душ — кабинки без дверей, — вспоминает Савва.

После переезда у Саввы с Артуром было 50 гривен на двоих. Ночь в общежитии стоила 30. Приходилось влезать в комнату через окно и прятаться в шкафу у друзей в случае проверки. Ели в основном то, чем угостят знакомые, чаще всего, это была вермишель «Мивина».

— Мы с детства самостоятельные. Все летние и зимние каникулы работали на ферме отца. Мужики несут мешки по 50 кг, и мы с братом. Привыкли к физическому труду, поэтому я не столкнулся с особыми проблемами при переезде, — говорит парень. — Единственное, когда брат уехал в Одессу за документами из университета и задержался там на месяц, мне было очень одиноко. Приезжаешь домой, а у тебя — пустая комната: ни постельного, ни посуды, ни денег. Спал на голой кровати, укрывался курточками, рюкзак был вместо подушки.

Из бариста в полицейские

Денег катастрофически не хватало. Выплаты для переселенцев были нерегулярными, поэтому Савва решил искать работу. Купил в метро газету и позвонил по первым трём объявлениям, где требовались грузчик и продавцы.

— Приходи, — ответили в мясном магазине.

— Работа там была хуже, чем жизнь в зоне АТО. Просто кошмар, — говорит студент. — Надо было приходить к 6.00, чтобы разгрузить машину. Смена заканчивалась в 20.00, но уходили около 23.00. И так восемь дней подряд, а потом два выходных. Обещали платить около 1000 гривен в неделю, но из-за штрафов на руки выдавали примерно 600 гривен. 

Такой график парень смог выдержать два месяца. Затем вместе с братом устроился бариста в кофейню. Одну неделю они работали, а вторую ходили на пары и занимались волонтёрством — разгружали гуманитарную помощь.

Когда в Харькове объявили первый набор полицейских, управляющий кофейни решил сменить профессию. «Этому городу нужен новый герой», — сказал он ребятам перед уходом. Савва тоже ушёл из бариста в полицейские. Вместе с коллегами он совершенствовал свои навыки и занимался социальными проектами.

— Я был не согласен с нынешним устройством общества. Прошёл отбор в патрульную полицию, поработал. Занимался борьбой, друг — дзюдо, мы ещё уроки самообороны для детей проводили. Позже я отучился и начал работать инструктором по стрельбе из пистолета. Для себя прошёл курсы по оказанию первой медицинской помощи. Ездили с друзьями по школам. С кинологом рассказывали о роли собаки в следствии, с криминалистом — о том, как снимаются отпечатки, — вспоминает Савва. 

— Увидев всё изнутри, понял, что всё плохо в самой структуре МВД. Мы ничего не могли изменить. Реальные перемены могут произойти только после внесения изменений в законодательство. Такие полномочия есть только у высшего руководства, которое осталось прежним.

Савва понял, что в гражданской жизни может приносить пользы больше, чем на службе, и, уволившись из полиции, занялся волонтёрством. Со случаями предвзятого отношения к себе как переселенцу он почти не сталкивался.

— Разве что, когда искал квартиру, отказывали из-за того, что с Донбасса. В качестве аргумента поясняли: «Люди не хотят сдавать тебе квартиру на короткий срок, потому что потом заново искать нового человека». В целом, когда приехал сюда и слышал разговоры переселенцев о трудностях, не мог сдержаться и говорил: «Что вы ноете?», — вспоминает Савва. — У многих такое видение: «Мы — переселенцы, помогите нам». Люди не хотят сами себе помочь. Они не хотят, чтобы их научили ловить рыбу.  Они хотят, чтобы им дали готовую. Но ведь не зря говорят, что слабый человек, попав в яму, начинает обживаться, а сильный пытается из неё выбраться. Я пытаюсь выбраться.

По информации областного департамента науки и образования, в Харьковской области около 2,5 тысяч студентов-переселенцев. 

Читайте другие материалы проекта Переселенцы.Live

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.