Аватар пользователя Елена Марченко

Будда для Луганской области

«Только благодаря «Правому сектору» состоялся Майдан, и именно он по-настоящему воюет на Донбассе» — я слышу это не где-нибудь в Киеве, не на Западной Украине, а в Луганской области. Это говорит коренной житель Северодонецка. В то же время именно Луганщина, несмотря на отчётливо слышимый грохот войны, на «ЛНР», на близость к российской границе, провела в Верховную Раду экс-регионалов. Сегодня, по официальной сводке СНБО, одними из самых горячих точек на востоке остаются Станица Луганская и Счастье. Накануне вечером и ночью боевики несколько раз обстреливали из «Градов» райцентр Валуйское, около 10 тысяч человек остались без отопления, несколько сёл — без света. Луганская область — пороховая бочка. Как изменила жителей региона война и как отразились события последнего года на электоральных предпочтениях луганчан?

Back in the USSR

«Во Львове смотрят на евроинтеграцию положительно, потому что там — рядом граница с Польшей. В Луганской области же —граница с Россией. Собственно, из-за этого и началось большинство проблем», — объясняет мне студентка Настя.

Ей — 21, она учится в Восточноукраинском национальном университете имени Владимира Даля, который раньше находился в Луганске. Сейчас вуз перенесли в Северодонецк, студенты пока учатся дистанционно.

Настя живёт в городе Счастье, который прямо на границе с так называемой «ЛНР». Там и сейчас не прекращаются бои, периодически пропадает то электричество, то интернет, то мобильная связь. В последние дни ситуация обострилась настолько, что девушке пришлось на несколько дней уехать в Северодонецк.

Именно из-за близости к фронту внеочередных парламентских выборов в Счастье не было. По этой же причине в Луганской области голосование не состоялось на шести округах из одиннадцати.

Настя говорит, что если бы была возможность, отдала бы свой голос либо за «Блок Петра Порошенко», либо за «Народный фронт». Но её родители, скорее всего, предпочли бы «Оппозиционный блок».

«Люди ещё помнят СССР и ожидают, что можно вернуть то, что было в те времена. Изменить что-то в головах людей не так-то просто», — считает студентка.  

Из двух зол

Луганщина — один из регионов, который провёл в парламент представителей «Оппозиционного блока» как по списку, так и по одномандатным округам. За эту политсилу тут проголосовали больше 36% избирателей. Намного меньше — чуть более 14% — набрал «Блок Петра Порошенко». На третьем месте с небольшим отрывом расположилась КПУ, за которую отдали свои голоса почти 12% избирателей. 

Люди, голосуя за «Оппозиционный блок», просто выбирают из двух зол меньшее, объясняет мне свою позицию 36-летний госслужащий Сергей. Он переселенец, раньше с семьёй жил в Луганске, но после начала боевых действий уехал из соображений безопасности — у него двое детей.

Ситуация в зоне АТО. Захваченные боевиками населённые пункты Донбасса

Ситуация в зоне АТО. Захваченные боевиками населённые пункты Донбасса

«Из всех партий и блоков, которые хотели пройти в ВР, я увидел лишь радикально настроенных людей, для которых главное — кровь и война. То есть, по их мнению, чтобы спасти Украину, её надо утопить в крови. Либо же есть ещё одна ненормальная позиция: нам надо лечь под Евросоюз либо под Америку, только не под Россию. Но никто же не говорит об этом! Просто надо, чтобы они все с нами считались», — рассуждает Сергей.

Но уточняет: это не означает, что люди в его регионе — против евроинтеграции, просто они не до конца понимают все плюсы и минусы этого процесса.

Боевиков на Востоке мужчина не оправдывает, но при этом добавляет, что некоторые из его друзей, которые воюют на стороне «ЛНР», — противники «действующего режима», а не Украины как государства. И проведи президент Порошенко референдум по самоопределению статуса Луганской области как федеративной части Украины, многих смертей можно было бы избежать. Однако, считает Сергей, каждый последующий шаг руководства страны свидетельствует о том, что Украина отталкивает Донбасс.

«Россия — чужое для нас государство. Да, они братья, родственники, но они чужие, — акцентирует он. — Но, насколько я вижу по действиям власти, Украина смирилась с тем, что Донбасса просто не будет в её составе, так, как смирилась с тем, что не будет Крыма».

 «Выбрось iPhone и тогда говори, что ты за Россию»

Несмотря на победу «Оппозиционного блока», губернатор Геннадий Москаль сразу после выборов заявил, что в Луганской области произошёл прорыв в сознании людей. По его словам, это первые выборы, когда проукраинские, проевропейские силы суммарно набрали треть голосов. Однако оптимизм Москаля не разделяют даже те, кто как раз за эти проевропейские силы голосовал. 

Евромайдан в Луганске

Евромайдан в Луганске

Предприниматель Михаил Ивонин, который баллотировался в народные депутаты по округу №106 и стал вторым после экс-регионала Евгения Бакулина, констатирует: большинство жителей региона мыслят клише, услышанными на российских телеканалах. Сам он голосовал за «Самопомич».

Мнение о том, что Донбасс не признаёт евроинтеграцию и больше тяготеет к России — глубокое заблуждение, считает Михаил. 

«Самый правильный и честный выбор — когда человек голосует деньгами. И тут 100% жителей Украины и 100% жителей России проголосовали за евроинтеграцию. Каким образом? Купив импортный утюг, стиральную машинку, автомобиль. Мы выбрали их образ жизни. Да-да, ведь стиральная машинка — это образ жизни, это комфорт. Поэтому любому человеку, от которого я слышу: «Мы за Россию», я говорю: подтверди свой выбор. Выбрось на улицу все свои вещи, свой iPhone, купи российский автомобиль, ноутбук. А когда ты ездишь на BMW, но говоришь, что ты — за Россию, — это обман, причём, в первую очередь, самого себя», — объясняет предприниматель. 

Альпинизм, флаг и «Правый сектор»

«Правый сектор» в целом по Украине набрал менее 2% и в Верховную Раду не попал. Меньше всего за эту политсилу голосовали в Луганской области. 

Интерьер кафе «АРТиШОК», г. Северодонецк

Интерьер кафе «АРТиШОК», г. Северодонецк

Местный альпинист Владимир Бабич убеждает меня: люди просто пока не поняли, что именно эта партия — двигатель изменений в стране. Владимиру — около 60. Именно он и его товарищи 26 июня, когда Северодонецк был захвачен сепаратистами, тайно забрались на крышу Дворца культуры химиков и повесили украинский флаг. Сторонники «ЛНР» потом несколько часов не могли его снять, потому что альпинисты оставили рядом предмет, похожий на радиоуправляемое взрывное устройство.

«Майдан стоял три месяца, никто там не шевелился. И ещё бы стоял, если бы не «Правый сектор». Во-первых, они хорошо подготовлены, никто из них на Майдане не погиб. К тому же, «Правый сектор» — символ обороны аэропорта в Донецке, — говорит альпинист. — Сейчас, чтобы поддержать этих людей, которые жертвуют собой, я проголосовал за них».

Хотя, признаёт Владимир, многие жители Северодонецка считают себя сторонниками России. Поэтому уверен: дальнейшей войны не избежать.

«Путин не остановится. Куда ему деваться? Если бы тогда, когда всё только начиналось, вся Украина бы решительно поднялась, как во время Отечественной войны… Как хлынули бы туда, как выгнали бы их... А сейчас... Говорят, что у нас тут антитеррористическая операция. А надо было, чтобы президент объявил войну. Тут нужны только решительные действия», — уверенно говорит он.

«Депутаты-самоубийцы», предатели и изгои

Если раньше перед украинцами стоял жёсткий выбор: либо ты — за Украину, национальную идею и ЕС, либо ты — за русский язык, русские ценности и Таможенный союз, то война на Востоке всё изменила, считает политический эксперт Олеся Яхно-Белковская. 

Она утверждает: в Украине впервые в истории сформировался парламент, в котором не только большинство, но и оппозиция настроены проевропейски.

«Сейчас говорить «Мы — за Россию» сможет только депутат-самоубийца. За это он рискует быть избитым теми же комбатами в Верховной Раде. В Украине появился новый сложный тренд — русскоязычный национализм. Но на уровне политического класса всё очень просто: или ты предатель, изгой, или ты за Украину», — объясняет она.

Эксперт отмечает: на Востоке, в частности, в Луганской области не доверяют киевской власти и во многом не понимают, что происходит в стране. Этим-то и объясняется, что люди голосуют за «Оппозиционный блок».

«Не было графы «Против всех». Уровень политической сознательности сильно вырос за последние полгода, люди стали активные. Они хотят участвовать в политических процессах, но не видят альтернативы», — считает Яхно-Белковская.

Руководитель социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович делит население Донбасса на три группы: треть — пророссийская, треть — проукраинская и приблизительно треть тех пассивных людей, которые готовы примкнуть к тому, кто сильнее.

Социолог констатирует: избиратели «Оппозиционного блока», с одной стороны, не уважают руководство страны, а с другой — не хотят брать на себя ответственность. Люди же, которые голосовали за «Правый сектор», во многом мифологизируют эту партию, настаивает Антипович и не исключает, что со временем её рейтинг будет только падать.

В то же время, уверяет он, пророссийски настроенных людей в Луганской области становится всё меньше:

«Путин уничтожил единственный регион в Украине, который был пророссийским, после Крыма, конечно».

«Лишь бы не было войны»

На Луганщине никогда не будут голосовать за европейское будущее — точно так же, как и не будут полноценно поддерживать Россию, считает блогер из Луганска Сергей Иванов. Главное для людей — мир и собственная безопасность.

«Жители Луганской области примут Будду как спасителя своего, если это не повлияет на содержимое их холодильника, на их частную собственность и на образ жизни. На самом деле, мало кто из жителей этого региона был в Европе, далеко не все были в России. Да мало кто из них был во Львове или Киеве. Вся проблема — в инертности людей», — настаивает Иванов.

«Люди считают, что Украина платит слишком высокую цену за движение в Европу. Они уверены, что, откажись мы от Европы, восстановятся прежние отношения с Россией, прекратятся смерти. Они живут по принципу «лишь бы не было войны». Однако они не понимают, что дело даже не в евроинтеграции, а в праве Украины самой определять своё будущее», — объясняет директор Института мировой политики Алёна Гетьманчук.

Именно необходимость чувствовать себя в безопасности толкает украинцев к Евросоюзу и НАТО. По результатам соцопроса группы «Рейтинг», с апреля этого года всё больше украинцев хотели бы видеть страну в составе Североатлантического Альянса.

«Мы начинаем понимать, что Россия — враг, агрессор, что мы сами не справляемся. И идём на Запад за защитой», — отмечает руководитель группы Антипович.

Но в этой ситуации Украина рискует попасть в так называемый капкан безопасности, предполагает директор Института мировой политики Алёна Гетьманчук: чем больше мы будем стремиться к защите со стороны НАТО и ЕС, тем больше Россия будет дестабилизировать ситуацию на Востоке.

Гетьманчук уверена: сейчас очень многое зависит от новоизбранного парламента — депутатам в ближайшее время просто необходимо показать реальные действия, воплотив в жизнь хотя бы одну реформу. В противном случае результат и оправданность событий, которые начались в стране год назад, поставят под сомнение не только Европейский Союз, но и сами украинцы. 

Материал подготовлен в рамках Школы Международной Журналистики УКУ.

Фото Инны Вареницы, Елены Марченко, Александра Волчанского и Ярослава Пономаренко.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.