Аватар пользователя Анна Соколова

Блокнот Фенечкина

Первым рисунком Мити Фенечкина был БТР в виде гусеницы. Он сделал его мелом на асфальте в военном городке в Сибири, откуда родом. Школьником Митя переехал в Николаев. Вспоминает, как разукрашивал дневники одноклассников. Детское увлечение стало профессией. Уже пять лет Фенечкин живёт в Харькове, работает иллюстратором. Последние два года рисовал ручкой в блокноте. Из картинок и надписей вышла маленькая книжка под названием «zdesь».

Как блокнот стал книгой?

Чуваки, которые занимаются блокнотами, прислали мне один. Попросили выкладывать в нём рисунки в соцсети — три рисунка в месяц. Для них это реклама. Я рисовал-рисовал и понял, что не успеваю. Мы стали с ребятами ругаться. Потом я решил, что это будет книжка. И продолжал рисовать, уже независимо от этих чуваков.

Долго рисовал?

Года два. Первая часть книжки — это блокнот. Вторая — стихи. Третья — рисунки не из этого блокнота (обложки, ещё что-то).

Ты рисуешь только чёрной ручкой. Почему?

Потому что карандаш можно стереть. Можно передумать и всё исправить.

А что в этом плохого?

Конкретно здесь я хотел оставлять всё таким, как оно было сразу. Я где-то напортачил, значит, сам из этого выгребаю. Чтобы это было чистое творчество.

Глядя на рисунок, где много всего, ты можешь вспомнить, что за чем появлялось, о чём в этот момент думал?

Конечно. Хотя нет.

Только не спрашивай, что значат рисунки. Я не смогу объяснить. Мне кажется, когда с тобой что-то подобное случается, ты начинаешь себе интерпретировать. Вот, например, здесь есть рисунок с надписью «Вторник. Нам выдали лица». Меня про него много спрашивали. И я не могу объяснить. Но когда с тобой такое происходит, ты ощущаешь. Это такие вещи, которые работают на эмоциональном уровне.

А вот — «Человек превратился в ностальгию». Это для кого-то он превратился в ностальгию. Такое же может случиться! Ты говоришь с человеком, кладёшь трубку, и он становится воспоминанием.

Как реагирует на рисунки те, кому ты их показываешь?

«Круто», «класс», «зашибись».

А не говорят, что они мрачные?

Многие так и говорят. А я спрашиваю, где. Покажите. То, что они чёрно-белые? Или что у чувака нет половины лица? Это какое-то стереотипное восприятие. Они, наоборот, весёлые.

Вот это — у нас на работе была конференция. Очень длинная — 11 часов! И мне надо было чем-то руки занять.

И «стул от тебя устал»?

Они были очень неудобные, понимаешь?

Можно в книге выделить темы?

Наверное, здесь про любовь, смерть и старость. Много рисунков на тему родственных душ. Самые острые — про войну.

Рисунки можно назвать твоим дневником?

Да, это и есть дневник.

А это не слишком личное, чтобы выставлять?

Вот да. Но здесь есть грань. Во-первых, все эти личные вещи зачастую касаются многих людей. Эти переживания возникали не только у меня. А во-вторых, почему бы этим не поделиться, если это из меня вырывается?

А есть в рисунках какое-то сообщение?

Есть девочка, у которой из глаз вылетают лошади, а во рту — радио. Это как раз тогда, когда началась история с войной. Это эмоция, которую не нужно объяснять. Все эти новости, тебя просто рвёт. И надпись — «Сохраняй спокойствие».

А человек-телевизор с битой?

Это титушка. Рисовал во время Майдана.

Почему у книги такое название — «zdesь»?

У меня есть такая татуировка. Нужен был простой и близкий символ. Почему-то им стал месяц. А «zdesь» — напоминание о том, что всё здесь, чтобы я не уходил надолго в себя.

Вторая часть книги называется «Самый детский человек». Это ты?

Да. Когда я ещё жил в Николаеве, мне дали почитать книгу Андрея Кнышева. «Тоже мне книга» называется. Мне понравилась фраза «самый детский человек». Я стал отождествлять её с собой.

Ты сам издал книгу?

Да, пошёл в типографию. Не хотел связываться с издательствами, чтобы мне не ставили никаких условий. Хотел сам всё сделать.

Книга будет продаваться?

Будет. Уже несколько отвезли в «Стену», галерею «СOME IN». 

На первом развороте — фото двоих парней с гитарой и посвящение «Басику и Богдану». Кто они?

Это два моих друга, которых уже нет в живых. Они очень на меня повлияли. Мы все из одной николаевской тусовки, жили вместе.

До Николаева ты жил в Сибири. Рисовать начал ещё там?

Я это хорошо помню. Меня сосед научил рисовать логотипы Metallica и Reebok. Я ходил тогда и на всех подъездах их рисовал.

Потом, когда переехали в Николаев, мама повела меня за руку в «художку». Но там сначала было неинтересно — много детей, а я стеснительный. А потом стало круто. У нас там было хорошая тётка. Она ставила нам «Наутилус Помпилиус», и мы под них рисовали.

Мои николаевские одноклассники «пронюхали», что я рисую. И потом у всех были дневники в жутких картинках — черепах и крестах. Не то чтобы мне это нравилось, просто одноклассники такие были. Хотя нет, я ещё в то время слушал готику.

Почему пошёл учиться в университет кораблестроения?

Да потому что на весь Николаев у нас было два института, где преподавали дизайн, — этот и филиал «кулька» Поплавского. К Поплавскому я не хотел. Хотел к одному преподавателю в кораблестроительном. Когда я ещё был в седьмом классе, меня дедушка к нему отвёл, но он сказал, что мне ещё нужно подрасти. Пришёл в девятом. Так постепенно и поступил.

Потом с третьего курса у нас с ребятами была своя фирма, мы занимались интерьером. Пришёл кризис, и мы постепенно распались.

Почему переехал в Харьков?

На «квартирнике» в Херсоне я познакомился с Олегом Кадановым из «Оркестра Че». Спустя несколько лет Каданов приехал в Николаев и остался у нас ночевать. Мы стали дружить. Потом мой друг переехал в Харьков, я поехал в нему в гости на пару недель. Только с компьютером — «фрилансил». Так прошло четыре месяца. Решил остаться.

И каким тебе показался Харьков?

С первых дней меня стали просить нарисовать обложки, афиши. Я понял, что здесь это кому-то нужно. Было ощущение, что всё только начинается. Рисовал портреты, всякую ерунду. Позвали дизайнером в клуб, потом — иллюстратором в IT-компанию. Работаю там в браузерном отделе, который отвечает за порталы и сайты.

Я знаю, ты рисовал обложки для альбомов, в том числе для группы «Океан Эльзы». Как это выходило?

С «Оркестром Че» и «Zapaskой» мы дружим, поэтому так и выходило. «daKooka» и «Вагоновожатые» сами просили меня. А «Океану Эльзы» я написал на почту. И очень удивился, когда мне ответили. Немного подумали и согласились.

 

А чьи альбомы ты бы хотел проиллюстрировать?

«АукцЫон», «Radiohead», «Дельфин». А ещё хочется какой-то трэш нарисовать для «Sonic Death».

Твой рисунок понравился Moby!

Он ещё тогда даже не был дорисован. Сфоткал, выложил в «Instagram» и отметил Moby. Потом и он у себя запостил. А друзья что-то невероятного из этого раздули. Не хочу придавать этому значение. Все могут так делать.

Ты себя считаешь художником?

Нет. Когда меня спрашивают, что я делаю, говорю, что рисую. Художник — это я себе представляю мольберт, холст. А у меня и мольберта нет.

Митя Фенечкин готовится к презентации книги рисунков. Мероприятие запланировано на 22 октября в ART AREA «ДК» (ул. Чернышевская, 13).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.