США — Ctrl-Alt-Del (part 1 - политика)

Слишком многое в сегодняшнем мире увязано с Соединёнными Штатами Америки — от мировой финансовой системы до международного правопорядка. И невозможно оспорить глобальное влияние США на происходящее во всём мире, как бы этого ни хотелось каждому отдельному государству. При этом Старый Свет парадоксально не знает о происходящем внутри США — отчасти по причине крайнего эгоцентризма самих США, отчасти из-за собственной индифферентности. Короткие всплески интереса вызывает разве что информация об очередном новом президенте США; между тем, фигура каждого последующего президента, олицетворяющего Штаты во внешней политике, — неразрывно связана с происходящим внутри США и их внутренней политикой. Именно об этом — две политэкономические зарисовки внештатного корреспондента «МедиаПорта» в США. Автор живёт в Америке давно, более двадцати лет; маразмом, как ему кажется (цитата — ред.) не страдает, и может содержательно оценить перемены, произошедшие за это время.

ЧИСТАЯ ПОЛИТИКА — НИКАКОЙ ЭКОНОМИКИ

Последние пятнадцать лет свидетельствуют: Америка, этот символ империализма, гнездо мировой буржуазии, где рабочий человек должен, по мнению бородато-лысых основоположников, влачить жалкое существование и перебиваться с воды на квас — значительно полевела. «Кремлевские мечтатели» стали большинством; так называемые mainstream-media полностью контролируются либералами (а либералы в США — полная противоположность тем, кого принято называть либералами на постсоветском пространстве).

Ничего плохого в этом, казалось бы, нет — левые проповедуют хорошие идеи, борются за «народное дело», готовы жизни положить, за пролетариат и за «простых людей». Но на деле это получается… как-то кривовато.

Несколько иллюстраций к их идеям и методам.

Надо сохранять окружающую среду, бережно относиться к матушке-природе. Кто же с этим будет спорить? — Не найдется таких. Ну, так вот: год тому назад в Калифорнии отпраздновали одну из многочисленных побед борцов за окружающую среду. Небольшой район (население — около пяти тысяч жителей) занимался выращиванием овощей и снабжал ими всю Калифорнию, да и другие штаты, чудесными помидорами. Поля орошались из проложенных каналов, бравших воду из небольшой реки неподалеку.

Любознательные ученые исследователи выяснили, что в речушке водится маленькая рыбешка, размером с дюйм-полтора, которой больше нигде обнаружить не могут, а оросительная система угрожает её существованию. Баталии развернулись на самом высоком уровне: с одной стороны фермеры, с другой — борцы за рыбьи права. Победила, конечно, любовь к природе: рыбка осталась жить, оросительную системы законодательно зарыли. А фермеры? Да хрен с ними. Хозяйства умерли все до одного, пять тысяч человек остались без работы навсегда, район захирел и тоже умер.

Калифорния вообще всем ребятам пример. Бюджетный дефицит там имеет место уже много лет; штат в долгах, как в шелках. Зато дети нелегалов получают государственную помощь для колледжа в полтора раза больше, чем дети законопослушных калифорнийцев.

В университете Дюка изнасиловали студентку. Поначалу быстро нашли подозреваемых — черных ребят. Но либеральная пресса подняла вой, дескать это «расовая карта». Посему притащили за уши другой набор подозреваемых. Все как на подбор — белые атлеты, сыновья небедных родителей. Расследования, суд — guilty!...

Правда, позже выяснилось, что первые подозреваемые более достойны тюремной баланды. Ненавистных белых выпустили, черных осудили. Чем закончилось — не помню, всё было очень тихо, в отличие от первого суда — демонстранты перед зданием суда не митинговали и не скандировали.

Кто станет спорить, что экологически чистая еда для здоровья полезнее, чем fast-food? Но когда горячие умы начинают законодательно регулировать мое меню, мне это не нравится, честно говоря. А к тому есть все предпосылки — в некоторых городах введен специальный налог на soda drinks «за вредность»; предлагается запретить, или обложить дополнительной налоговой данью всякие McDonald's и так далее.

По ТВ регулярно выступает одна яростная проповедница здорового образа жизни, мечтающая о том, чтобы был введен специальный налог для людей с чрезмерным весом, ратующая за запрет рекламы тех же Мак-ов, и штрафы для родителей, приводящих туда своих детей. Дескать, медицинские страховки тратят на них больше денег, чем на людей с нормальным весом.

После передачи она садится в недешевый автомобиль и уезжает в свою многомиллионную манхеттенскую квартиру. При этом она напрочь забывает позвонившую ей на передачу жительницу Огайо, которая пыталась втолковать, что при её заработках и занятости — она не может позволить ни себе, ни трём своим детям питание более дорогими продуктами.

Вы слышали о городах-прибежищах? Это те, которые открыто и официально на своем городском уровне не подчиняются федеральным (а и иногда и штатным) законам, предоставляя укрытие нелегалам. Дело, конечно, хорошее, ведь надо бороться за права тех, кто не имеет формальных прав. И плевать, что в Сан-Франциско один из таких обездоленных среди белого дня застрелил отца с сыном, а у последнего остались сиротами две дочери. Ведь обездоленный — несчастный, нелегально прибывший в благословенную страну в поисках лучшей жизни, разве ему место в тюрьме (в которой он уже успел отсидеть дважды за прошлые дела)?

В государственной школе нельзя называть Рождество Рождеством — ведь в это же время проходят и Ханука, и Кванза, и это было бы обидно для тех детей, которые не отмечают Рождество. По той же причине вы не увидите привычных рождественских плакатов в больших магазинах и на городских улицах — вместо них безликие поздравления с «праздничным сезоном».

Вся эта муть усиленно пропагандируется, продвигается и приветствуется либералами-леваками. Растет вмешательство государства в личную жизнь каждого, Америка превращается в nanny state, государство-няньку. А nanny state, в первую очередь, означает государственную поддержку всех и вся. Поэтому объемы государственных выплат растут не по дням, а по часам. Наркоман? — получи оплату за лечение. Случайно забеременела? — получи бесплатный аборт и последующий уход…

И всё это — из моих денег. Многие работающие американцы не могут себе позволить дополнительное лечение зубов, но ежели ты нелегальный мексиканец — заходи, дорогой, лучшим клиентом будешь. И обоснование, конечно, имеется: он обездоленный и, не дай бог, с ним что-либо случится — его последующее лечение обойдется дороже. Кроме того, если ему оказать заблаговременную помощь — он не будет представлять угрозы для общества.

В каждой социальной группе, в каждой политической партии всегда есть небольшая группа (социологи оценивают её в 7-10%) экстремистов, доводящие проповедуемые идеи до крайностей и абсурда. Консерваторы выступают за запрещение абортов, либералы – за их широкое использование. Нет-нет, да найдется правый экстремист, который в поддержку своих взглядов либо взорвет клинику, где практикуются аборты, либо расстреляет доктора, который этим занимается. Нет-нет, да найдется левый экстремист, который подстрелит неугодного консервативного политика.

Но реакция mainstream-media при этом будет совершенно разной. В случае с экстремистом-консерватором — крик поднимется во всех газетах и на всех ТВ-каналах, с далеко идущими выводами, которые будут распространяться не на одиночку, а гуртом на всех исповедующих консервативные принципы.

В случае с экстремистом-либералом — это будут рассуждения о том, что так поступать нельзя, что это нехорошо, но это дело одиночки. И хоть оправдывать его нельзя, но по-человечески понять можно — довели до ручки проклятые кровопийцы.

В общем, Америка стала настолько левой, что я удивляюсь, почему нет «органа городского комитета партии».


Even the President of the United States sometimes have to stand naked (B. Dylan)

Как известно, существует эффект накопления — в какой-то момент достигается критическая масса и тогда происходят непредвиденные события.

Страну возглавил наш дорогой Барак Обама. Самый левый из всех президентов. Наиболее ярко выраженный социалист — хоть он так себя и не называет, но его идеи и действия не оставляют в том сомнений (тем более, если проследить его политические взгляды из далекого прошлого). Харизматичный, красноречивый, умеющий завоевывать hearts and minds. Либералы мочили штаны и «в воздух чепчики бросали». Потому что главная его идея — «всё отнять и поделить». Он этого не скрывает — напротив, не упускает случая подчеркнуть. И хор либералов ему вторит.

Помните классическую притчу о трех конвертах? Предвыборная кампания — обещания красивой жизни «здесь и сейчас». С 2008 года по сей день (3 года) работает конверт «вали всё на предшественника». Но до сих пор ни одного из обещаний не выполнено (недавно, правда, Обама заявил: «Я же не говорил, что перемены произойдут мгновенно. Мы только на пол-пути»).

Зато управляющие органы раздуты чуть ли не в полтора раза, впустую потрачены сумасшедшие деньги, регуляция проникла во все аспекты рынка. А первые два года каждого, кто пытался критиковать президента, либералы тут же объявляли расистом (это вообще их любимая карта).

В общем, кроме траты денег (это универсальная мера при всех проблемах с точки зрения либералов), результатов нет. Ни в экономическом отношении, ни в политическом.

Но не всё коту масленица: на прошлогодних выборах в Конгресс и Сенат hearts and minds высказались: либералы потеряли Конгресс, а Сенат сохранили лишь потому, что только треть сенаторов переизбирались, иначе и там бы пролетели.

Впрочем, один реальный результат деятельности Обамы есть — возрождение в период его правления консервативного движения «Tea Party», чего пять-восемь лет назад представить себе было невозможно.

Обама — выкормыш чикагской political machine и, соответственно, его команда такова же. Это многое говорит тому, кто знает, как действует чикагская машина.

Победу на выборах он одержал блестящую. Частично из-за слабостей оппонента, но главным образом, благодаря ставке на молодых избирателей, которые обычно слабо представлены среди голосующих. Но молодые (мы-то с вами знаем по себе) всегда полны радикальных идей и мало знакомы с реалиями жизни.

Грядущие выборы будут совершенно иными. Результат будут определять «независимые» — (по отдельности ни у либералов, ни у консерваторов не хватит силёнок). А это — средний класс, хорошо понимающий, что происходит в жизни.

Поэтому вместо того, чтобы принимать непосредственное участие в разгоревшемся межпартийном конфликте, Обама уже давно сосредоточился на предстоящих выборах. А это большая ошибка — обычно Президент выступает регулятором между левыми и правыми, без этого достичь компромисса по острейшим вопросам сложно.

В 1919 году принята поправка о сухом законе. Принята она было единогласно — республиканцами, демократами всех мастей, при полной и абсолютной поддержке большинства. Поправка побила все рекорды голосования — штаты ратифицировали её в кратчайшие сроки. Через десять лет была принята другая поправка, отменяющая вышеупомянутую (единственный случай в истории США, когда поправка была отменена полностью). И эта поправка была принята единогласно — республиканцами, демократами, независимыми — при полной и абсолютной поддержке большинства.

Но вот краткое содержание его ТВ-обращения к нации за неделю до 2 августа:

«Да, есть проблема. Но мы, уверен, её решим, потому что без её решения будет очень плохо, значит, мы должны её решать. Призываю обе партии отложить партийные разногласия и решать проблему, потому что, если её не решить, то будет плохо. Америка – могучая страна, благослови её Бог».

Стоило ли покупать время на всех национальных каналах для того, чтобы плести подобное? Где же план Президента? Где его предложения по решению вопроса? The answer, my friend, is blowing in the wind… На следующий день Президент уехал играть в гольф.

А что его команда? Министр финансов Тимоти Гайтнер, 19 апреля: «Ни при каких условиях США не могут потерять ААА-рейтинг», трижды в июле: «Мы никогда не потеряем рейтинг», но накануне голосований: «Есть прямая угроза потерять рейтинг».

Кстати, это тот самый Гайтнер, при обсуждении кандидатуры которого на слушаниях в Сенате выяснилось, что он, на минуточку, забыл заплатить налоги за своего домашнего работника — около $45 тыс. Нет, никаких злоупотреблений, просто память подвела. На четыре года.

И практические советы из команды либералов. На MSNBC (самый про-обамовский канал), одна из либеральных конгрессменов: «Чтобы решить проблему с внешним долгом, надо дополнительно потратить сколько-то там миллиардов…» Хороша мера?

Задача у команды простая — всячески противостоять сокращению расходов на госаппарат, на содержание всяческих комитетов-подкомитетов-комиссий по различным правам, по социальным выплатам и прочая, и прочая.

Еще пример. Протесты и волнения в Висконсине в конце прошлого-начале нынешнего года были вызваны тем, что губернатор-республиканец отказался от продления коллективного договора с профсоюзами. Тогда законодатели-демократы штата, дабы оказать давление просто сбежали из штата. В чем заключалась проблема? Штат — банкрот, и денег на повышение зарплат и выплату бесчисленных бенефитов нет. Дополнительные средства взять неоткуда — экономика в штате из-за налогов и регуляций в заднице.

Но демократы сильно заинтересованы в профсоюзах и вот почему: за последние 15-10 лет профсоюзы окончательно превратились в мафию, которую до этого они просто напоминали. Не член профсоюза — не получишь работу. Член профсоюза — обязан принимать решения боссов.

Зато: профсоюзы перечисляют огромные деньги в партийную кассу демократов. Откуда? Да из профсоюзных фондов, конечно. (Примеров перечисления денег в пользу республиканцев — один-два по стране). В ответ демократы добиваются нужных договоров для профсоюза. Профсоюз через своих членов поддерживает «своего» депутата. Круговая порука, замкнутый цикл. Речь, конечно, о больших профсоюзах, руководство которых только и занимается политическими махинациями, нигде не работает, но получает огромные «зарплаты».

Вряд ли, конечно, можно утверждать, что американское общество постепенно становится безразличным к злоупотреблениям власти и бизнеса. Возможно, такое впечатление складывается именно из-за открытости и доступности информации. Плюс, конечно, вечно повышенный интерес прессы к таким делам. Коррупция есть, махинации есть. Но есть и обязательная возможность оправдаться, а адвокаты в США — зубры, хоть и дорогие. Чарльз Рэнгл, конгрессмен-домократ, глава комитета по налогам, был уличен в махинациях со своими налогами, подвергся определенным процедурам в конгрессе, но заплатил в IRS должное и ушел от уголовной ответственности — все в пределах закона. Кто-то возмущался, кто-то был удовлетворен тем, что justice been served.

С другой стороны, тюрьма штата Иллинойс гордится тем, что аж два губернатора штата (не отставных — импинчнутых) обитают в её стенах, где раньше ещё два других губернатора того же штата отсиживали сроки. Бывший кандидат в президенты Эдвардс ожидает тюремного срока за весьма скромное по нынешним меркам нарушение, и это одобряет большинство опрошенных. Есть и другие примеры.

Общепринятой, «гражданской» партийной системы в США не существует; как человек себя идентифицирует, тем он и считается. К тому же, спектр на «левом фронте» достаточно широк: одни причисляют себя к либералам потому что разделяют их взгляды на медицинскую реформу, но не согласны с прекращением добычи нефти; другие — стоят горой за права человека вместе с демократами, но не согласны с фискальной политикой; третьи — хотят бороться за окружающую среду, но категорически против однополых браков; четвертые считают умеренный социализм лучшим политическим устройством, но предпочитают иметь сбалансированный бюджет...

После 9/11 «углубились» не левые взгляды, а количество людей, причисляющих себя к демократической партии, как по взглядам, так и формально — то есть, ставших зарегистрированными избирателями. Объясняется это, на мой взгляд, весьма просто: 2001 – 2002 годы — время объединения, подъем «патриотических настроений». Не было разногласий по поводу вторжения в Афганистан или Ирак, не было демагогических разговоров — называть ли террористов террористами и тому подобное.

В целом политическая активность возросла, по крайней мере, внешне.

А кого, в принципе, считать левым? Называющих себя так — немало, но состав их весьма разнообразен. Я старался избегать определения «левый», предпочитая говорить «либералы», что далеко не всегда означает одно и то же. Демократическая партия весьма многолика и крыло «либеральных демократов», как они себя называют, только одно из многих. Левее их находятся «прогрессивные демократы» — эти смыкаются с «центристами» в вопросах экономики, но не знают компромиссов в социальной сфере. Правее «либералов» находятся «юнионисты» (unions) и «религиозные левые». Потом идут «центристы» — и этим все сказано. А за ними ещё есть «консервативные демократы» и еще правее — «либертанианские демократы». Все, кто слева от «центристов», гордо именуют себя «левыми».

В пределах партийных структур — в Сенате, партийных комитетах штатов, регионов — влияние «левых», и даже «очень левых», сегодня велико. Именно они «давят» на Обаму, который, возможно, с предвыборными целями, и сдвинулся бы ближе к центру, дабы привлечь потенциальных сторонников… А кто таков сам Обама, и каких конкретно взглядов в пределах партийной радуги он придерживается — большая загадка, тайна за семью печатями. Три года он руководит страной, но до сих пор не поделился своим «видением»…

Совершенно иная ситуация наблюдается, кода дело доходит до «улицы», до избирателей, особенно до general electorate. Средний избиратель не знает, да и не хочет знать всех тонкостей деления на фракции и оттенки синего цвета. Для среднего Joe есть «демократы» и «республиканцы». И тут уж предпочтения отдаются по-разному. Кто голосует за демократов по традиции, кто оценивает кандидата по личным качествам, кто принимает решение на основании услышанных сладких речей. Так что сказать, насколько велико влияние «левых» среди избирателей и насколько это влияние устойчивое, достаточно сложно.

Единственное, что я могу утверждать категорически: на грядущих выборах будет один основной вопрос — экономическая ситуация. Все вопросы об однополых браках, о Гуантанамо, о выводе войск, о внешней политике, словом, весь стандартный набор будет даже не на втором — на тридцать втором месте. Потому что Ирак далеко, а налоги чувствует каждый и заправляет машину ежедневно.

Среди зарегистрированных избирателей расклад приблизительно таков: 42% — демократы, 32% — республиканцы, 25% — независимые. Но когда дойдет до всеобщих выборов, число независимых существенно увеличится. Так что, на мой взгляд, неважно, каково влияние левых сегодня — важно, что они смогут продемонстрировать в следующем ноябре помимо триллионов долга.

На одном из ТВ-каналов часто проводят такой блиц опрос на улице у случайных прохожих — задают один вопрос о каком-то актуальном событии. Обычно ответы свидетельствуют о достаточно «левых» убеждениях большинства. Буквально сегодня был такой вопрос о ситуации с дефицитом бюджета: «Кого следует обвинять в сложившейся ситуации?». Типичные ответы: демократов, Обаму, нельзя тратить больше денег, чем имеешь, Сенат. Только один ответ был — «Tea Party», и два ответа — «республиканцев». Довольно показательно, особенно если учесть, что это был центр Нью-Йорка, цитадели левых.

В «обычных обстоятельствах» большинство американцев (я имею в виду не замешанных в политические распри) довольно индифферентны к таким вопросам. Поругивать существующее правительство и вздыхать на тему «Уолл-стрит — кровопийцы» — дело привычное, скорее даже традиционное. Они оценивают деятельность президента, сената, конгресса, на основании чего полстеры (опросы общественного мнения и электоральные опросы) выводят какие-то цифры и это называется «общественным мнением». Как мне кажется, это отражает только общий настрой, основанный на том, как данный опрошенный голосовал в последний раз. Когда доходит дело до какого-нибудь скандала, тогда картина меняется, и мнение большинства основывается на внешней стороне вопроса.

Когда разразился кризис, мнение большинства, конечно, сложилось против «мерзавцев с Уолл-стрита, этих кровопийц и акул». Вполне справедливо, надо сказать. И мнение большинства говорило в пользу того, что надо вводить регуляторные меры для защиты простого человека от произвола финансовых воротил. Однако, есть интересные детали за кулисами.

Fannie Mae и Freddie Mac (крупнейшие ипотечные агентства США — ред.) — как известно, спонсируемые государством институции. Их деятельность контролирует финансовый комитет Конгресса, а заправляет в этом комитете клоунообразный левак-демократ Барни Фрэнк, сам по себе ещё и председатель совета директоров банка в Массачусетсе. Кто первым обрушился с руганью в адрес FM и FM? Барни Фрэнк. Он же был инициатором правительственных мер по регуляции.

А кто же направлял и курировал работу FM и FM? Барни Фрэнк.

Мнение большинства показало, что источник зла — FM и FM, как часть Уолл-стрит. А Барни Фрэнк выглядел молодцом (в тот год он переизбирался) и победил на выборах. После этого, думаю, не стоит задаваться вопросом, почему не было расследования.

Совершенно иначе большинство реагирует тогда, когда дело доходит до собственного кармана. Тут привычные политические предпочтения уступают место реальному беспокойству за будущее. Даже завзятый либерал думает не о партийной платформе, а о том, что его дети будут платить должок.

Сейчас ситуация совершенно особенная, как показывают социологи.

Общественное мнение можно условно разделить на три компоненты. По краям находятся привычные идеологические догматики, которые будут поддерживать свои партии no matter what. А центр, который разрастается всё больше, наполняют отнюдь не умеренные, как бывает обычно, а радикально настроенная смесь из поддерживающих и левых, и правых, и либералов, и консерваторов. Ну и, конечно, большинство в этом центре составляют «независимые».

Парадокс заключается в том, что на краях спектра — тишина, основные несогласия — в центре. Потому что многие вопросы, которые раньше были предметом обсуждения между партийными группировками, сейчас стали касаться каждого: роль и размер правительства, нелегальная иммиграция, однополые браки, экономика, социальные выплаты.

Устойчивый стереотип, что республиканцы — всё больше ВПК, нефтяное лобби, крупный финансовый и инвестиционный бизнес, а за демократами стоят люмпены, вэлфэрщики, профсоюзы и прочий не сильно способный себя прокормить сегмент социума — неверен.

В Сенате и Палате Представителей служат около 240 миллионеров.

Бывшая спикер, а ныне партийный лидер Нэнси Пелоси, крайне левая демократ от Калифорнии — одна из наиболее богатых законодателей. Ее землячка Харман — недавно продала свою компанию за $350 млн. Джон Керри, сенатор от Массачусетса — семейный бизнес входит в Forbes 400, специализация — финансовые операции. Джей Рокфеллер, правнук того самого Рокфеллера — сенатор-демократ от Западной Вирджинии (первый в семье, надо сказать).

А как же не вспомнить семью Кеннеди, особенно последнего её представителя в Сенате? Левее не бывает, горячий поклонник Обамы и основоположник Obama-care.

С другой стороны — нынешний спикер-республиканец Бэйнер. Один из двенадцати детей бедной семьи из Огайо, в детстве по бедности спал в одной кровати с братом.. Один из нынешних кандидатов в президенты на будущих выборах миллионер-республиканец Кейн. Черный сын уборщицы и шофера не только «сам себя сделал», но и показал «эффективным менеджером», основал свою компанию, стал председателем совета директоров большого банка.

Это только по верхушкам, то, что сразу всплыло в голове.

Среди демократов — интеллектуалы, практически вся academia, стопроцентный Голливуд с миллионными гонорарами, большинство журналистской братии, высоколобые ученые-экономисты Граварда, Принстона и т.д. Образовательный уровень демократов существенно выше, чем у республиканцев.

Большинство «финасовых воротил» — демократы. Достаточно упомянуть Уоррена Баффета, призывающего всех миллиардеров отдать половину состояния государству, и Сороса, содержащего на свои деньги огромное количество организаций типа MoveOn, DemocracyNow, и жертвующего миллионы на поддержу ультра-левой прессы.

Вот когда дело доходит до электорального поля, тогда кое-что из этих «стереотипов» имеет место. За демократов голосуют беднейшие слои, женщины, велферщики. Что интересно, черное население вплоть до середины 60-х годов голосовало за республиканцев — не могли простить демократам рабства...

To be continued.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.