Выводы будем делать на пенсии?

Чаще всего в ответ на предупреждения об угрозе уничтожения в Украине настоящей журналистики и свободы слова приходится слышать: сами виноваты.

Что ж, действительно. Пять лет назад, в условиях частично завоёванной собственноручно на Майдане, частично подаренной собственниками с революционного перепугу свободы слова и действий, от журналистов требовалась кропотливая работа по закреплению и развитию этой свободы, в первую очередь – работа над собой. Вместо этого сперва все бурно разочаровывались в новой власти (кроме тех немногих, кто не был очарован); потом, на волне стремительного развития медиарынка, пустились в погоню за длинным долларом в конверте, который легче всего было получить, услужив политикам. А тут как раз выборы… А потом еще одни… Не успели оглянуться, как услужение политикам попало под «крышу» медиасобственников, потерявших всякий страх перед беззубой посторанжевой властью, и было поставлено на конвейер. Принципиальность не желающих плясать под заказушную дудку приводила к потере работы. Так понемногу пришли к тому, что сами начали верить в вассальную зависимость СМИ от собственников и признавать справедливость барщины, на которую их гнали перед каждыми выборами. Кто-то смирился, спрятав фигу глубоко в кармане, другие же действительно превратились из журналистов, занятых в принадлежащих тем или иным бизнесменам медиакомпаниях, в «людей» Ахметова, Пинчука, Коломойского, Порошенко и иже с ними.

Во все века не умеющие либо не желающие постоять за себя либо попадали в рабство, либо были вынуждены скрываться в норах (коими, собственно, следует сегодня признать абсолютное большинство интернет-проектов, малых непопулярных СМИ, блогов и других маргинальных способов самовыражения выдавливаемых из профессии журналистов). Это жестоко, но по-своему справедливо, если смотреть на общественно-политические процессы с позиции циничного рационализма и теории Дарвина. Да, сами виноваты. Только вот других журналистов, кроме поддавшихся искушению, порабощенных или парализованных депрессией, у нас нет, а страдает от этого общество, хоть пока и не осознает этого вполне.

Что ж, с виной журналистов все понятно, как и с ответственностью выходцев из эпохи малиновых пиджаков, воспринимающих принадлежащие им СМИ как модный статусный аксессуар и твердо верящих в то, что главным смыслом существования журналистов является удовлетворение их нехитрых пиар-нужд. Ну, а как же политики?

Казалось бы, в их адрес уже все плохие слова, какие только можно было придумать, сказаны, и все с ними ясно. Но хотя бы в предвыборные месяцы, когда все они пытаются казаться хорошими, хотелось услышать от них о том, как они собираются решать многочисленные серьезные проблемы медийной отрасли.

Что ж, некоторые из них действительно проявляли что-то похожее на заботу о журналистах и свободе слова. Виктор Янукович, например, выучил новое для себя словосочетание «общественное телевидение» и пообещал во время пресс-конференции, что «мы с вами» (то есть, он с нами) его должны в скорейшем времени создать. Только вот не уточнил, какое это будет общественное телевидение – как Би-би-си или как ОРТ? На ту же тему любит выступать и Юлия Тимошенко, обещающая покончить с олигархами путем лишения их влияния на средства массовой информации. На вопрос, каким образом она собирается сделать СМИ свободными, Юлия Владимировна отвечает с лёгкостью: конечно же, путём создания общественного телевидения! Идет ли речь о том, что телеканалы, принадлежащие все тем же Пинчуку, Ахметову, Коломойскому, Порошенко и другим, будут национализированы и превращены в общественные? Обещание, достойное Уго Чавеса, но вряд ли президента европейского государства. По-видимому, агитационный тезис был просто не проработан технологами Тимошенко, не говоря уже о конкретном намерении...

Что же касается остальных кандидатов, то они или вообще молчали на тему медиа, либо ябедничали. Как, например, Арсений Яценюк, прожужжавший телезрителям все уши о том, как его «выбросили с телеканала “Интер”». В ночь выборов, уже зная о своих 7 процентах, Яценюк прямо связал свой невыход во второй тур с отсутствием доступа к эфиру «Интера», и повторял это в эфире нескольких каналов, перебегая между студиями. С «Интера», кстати, как раз и начав. Действительно, Яценюка от эфира «Интера» отлучили еще летом, однако на других каналах он появлялся ничуть не реже других кандидатов второго эшелона, и заказными сюжетами не брезговал. Между прочим, пять лет назад Ющенко вообще ни один канал, кроме 5-го, не упоминал (разве что в компрометирующем контексте), и ничего. Дошло до того, что получивший меньше двух процентов, но явно довольный результатом Олег Тягнибок прямо сообщил в студии Савика Шустера: не победил, потому как не припас денег на джинсу. Подобные намеки делали и другие кандидаты.

А в каких комплиментах в адрес «грамотной и удачной» кампании Сергея Тигипко рассыпались эксперты, журналисты и политики! И никто не упомянул, что кампания-то началась с того, что Сергей Леонидович размещал в каждом мало-мальски заметном издании свое интервью, - увы, не всегда на правах легальной рекламы, - и брал на себя рекламную кампанию как бы этого самого издания, но с собой любимым на обложке. Мало того, что продажа обложки – позорная, нищенская практика, от которой уважаемые читателями и уважающие себя издания демократического мира пришли бы в ужас. Но ведь и подобная реклама – довольно циничный способ обойти избирательное законодательство, рекламируя кандидата за средства отнюдь не официального избирательного фонда! А повторное появление – через пару недель после первого - Тигипко в роли главного героя программы «Большая политика с Евгением Киселевым» на «Интере»? Евгений Киселев только и смог объяснить, что Тигипко его «заинтересовал своей предвыборной программой». Наконец, по количеству заказных материалов в теленовостях наш третий номер, начав с довольно скромных цифр, под конец года почти догнал Виктора Ющенко. Действительно ли достойна похвалы кампания, проводившаяся такими методами?

К Ющенко в последнее время все были снисходительны – мол, лежачего не бьют. Однако я уверен, что именно его отношение к медиа было одним из гвоздей в крышку гроба президентского рейтинга. Прокламации Виктора Андреевича на тему «я дал вам свободу слова» трудно сочетались как с количеством размещаемых его штабом в новостях заказух, так и с бесплатной работой на его избирательную кампанию целого Первого Национального телеканала. По моим приблизительным подсчетам, использованное и не оплаченное Ющенко рекламное время могло бы принести Национальной телекомпании Украины не менее 10 миллионов гривен – солидное подспорье в голодный год. Каждый день на канале, врезаясь в другие программы и ломая сетку вещания, выходили прямые трансляции выступлений Ющенко перед региональным «активом», студентами, интеллигенцией и так далее. Их откровенно агитационный характер трудно отрицать. Но у Ющенко получилось – в ответ на претензии по поводу незаконного использования телеканала он заявил, что государственное телевидение обязано освещать его президентскую деятельность. А поскольку агитационную от президентской отделить невозможно, то все в порядке. Суд отменил предупреждение, вынесенное Центральной избирательной комиссией Ющенко за незаконную агитацию, и даже 16 января, когда появление кандидатов в эфире по закону весьма нежелательно, он ухитрился засветиться на УТ-1 в трансляции конкурса «Козацька пісня». Не перерос Ющенко и свою манеру грубить журналистам: «Не говорите глупостей!... Вы не доросли до уровня профессионального журналиста!» - услыхал от него заместитель главного редактора «Коммерсанта» Валерий Калныш в студии «Интера». А ведь именно со слов «киллер нанятый!» в адрес журналиста «Украинской правды» Сергея Лещенко в свое время началось стремительное падение народного доверия…

Даже порядочность и честность, которой хвалился Владимир Литвин, не помешала ему стать третьим по количеству заказанной джинсы в теленовостях, а также «нагнуть» несчастный телеканал «Рада», которому пришлось брать у патрона пиар-интервью. Так они и жили: одни кандидаты покупали и эксплуатировали СМИ, разглагольствуя о свободе слова, другие завидовали и сожалели, что не насобирали достаточного количества денег на заказуху.

А ведь могли бы додуматься господа политики, что, развращая медиа и все сильнее подсаживая их на иглу джинсовых подачек, плюют в колодец. Оружие, созданное на их деньги, рано или поздно будет использовано и против них – стоит им, например, повздорить с очередным медиаолигархом. И предохранителей в лице журналистов, не утративших остатки чести и совести, тогда уже не будет. Еще пару лет назад, получив «сверху» указание сообщить в новостях, например, что вновь открытое папуасское происхождение одного из кандидатов объясняет его склонность к некрофилии и каннибализму, редактор, ведущий и журналист сопротивлялись бы до последнего. Сегодня они либо безропотно исполнят указание, либо тихо уволятся, уступив место, возможно, менее профессиональным, но более послушным и управляемым коллегам. А еще через пару лет окончательно исчезнет даже такое благородное проявление несогласия с редакционной политикой, как увольнение по собственному желанию – в течение нынешней кампании этой возможностью воспользовались лишь несколько журналистов… До 2008-го заявление об уходе, - даже с учетом того, что на значительной части сотрудников центральных СМИ, «понаехавших» в столицу, висели невыплаченные кредиты за квартиру, - было смелым шагом в волнующую перспективами неизвестность, но с началом кризиса превратилось в разновидность самоубийства.

Перед первым туром выборов компромата и чернухи было относительно немного – во-первых, черные технологии были сосредоточены в региональных медиа и в Интернете, во-вторых, масштабные дискредитационные кампании создавали в медиапространстве негативный фон, который диссонировал с тональностью кампании основных игроков. Но уж когда в следующий раз кандидаты выйдут на тропу электоральной войны, - а это случится весьма скоро, поскольку в мае грядут местные выборы, - грязь прольется на них без каких-либо фильтров. И будут политики обтекать, жалуясь на «продажных журналистов» - а кто же их, спрашивается, такими сделал? Всего 5 лет назад в журналистской среде всерьез обсуждалась идея люстрации или, по крайней мере, переведения в категорию «руконеподаваемых» тех коллег, которые выслуживались перед режимом Кучмы и рьяно выполняли темники, а нынче унизительная эксплуатация журналистов считается нормой, и политики создали такую ситуацию своими руками. Веря, по-видимому, в то, что добро можно слепить по рецепту Вилли Старка из «Всей королевской рати» - из зла.

По предварительным итогам мониторинга заказных материалов в теленовостях, проводимого «Телекритикой» в рамках проекта «У-Медиа», заказуха пользовалась спросом преимущественно у первой шестёрки кандидатов. Отметим, что по количеству голосов, полученных на выборах, эти кандидаты распределились немного не так, как в этом антирейтинге:

Больше всех заказывал штаб Юлии Тимошенко, занявшей в итоге второе место; Владимир Литвин, находящийся на третьем месте в антирейтинге, в результате даже не вошел в шестерку лидеров, уступив Петру Симоненко, в новостях не появлявшемуся вообще – ни за деньги, ни за так. Арсений Яценюк, заказывал в два раза меньше, чем Виктор Ющенко, и уж точно реже бывал в прямом эфире, на выборах же обогнал действующего президента. Конечно, существует множество других факторов, обусловивших именно такие результаты голосования, но все равно очевидно: обреченного провалиться на выборах джинса не спасет. К этому же выводу могли прийти на предыдущих и позапрошлых выборах тогдашние активные заказчики джинсы и спецэфиров – блок «Не ТАК!», блок «КУЧМА», партия «Вече»…

Но никаких выводов не последовало. Все говорят о том, какие из предвыборных ходов того или иного кандидата были правильными, кому удалось отвоевать кусочек электората соперника, кто хорошо, а кто плохо позиционировался. Но не о порочности методов, используемых в кампании. По-видимому, эксплуатирующие имидж «демократов» политики собираются предаться размышлениям на эту тему на пенсии… Которая, возможно, будет нужна им раньше, чем они думают.

Разумеется, сама по себе джинса не является каким-то особым вселенским злом, это лишь один пункт в немаленьком арсенале средств компостирования мозгов избирателям, используемом политиками. Однако ее применение в политической борьбе - индикатор того, насколько правдивы на самом деле утверждения о «демократизме», «новизне», «европейской ментальности» и тому подобных качествах и ценностях, приписываемых себе претендентами на наши голоса. Потому как демократ, заказывающий джинсу – такой же оксюморон, как порядочный человек, подворовывающий серебряные ложечки в гостях.

Мне и моим коллегам не раз случалось задавать политикам этот вопрос: если вы такие честные, зачем вы покупаете новости? Естественно, вины за собой никто не признает, шаблонный ответ – да что вы, в самом деле, какая у нас джинса, вы на наших оппонентов посмотрите, вот у них джинса! Но иногда везет на более откровенных, и они – обычно оффрекордс – сознаются: против нас, мол, играют в чапаева, и если мы будем изображать донкихотов и играть в шашки, результат будет тот же, что у знаменитой польской конницы против гитлеровских танков.

Иначе говоря, честные и народолюбивые политики не видят возможности привлечь на свою сторону симпатии избирателей без подкупа владельцев и должностных лиц средств массовой информации с целью подлога – замены новостей и дискуссий в политических ток-шоу скрытой рекламой.

Видимо, уже недолго осталось ждать, когда они начнут открыто меряться продуктовыми пайками – кто больше гречки и макарон положил, кто раскошелился на шпроты и майонез для своего любимого избирателя. А там недалеко и до непосредственной раздачи наличных денег перед избирательными участками – чего тут крыться, если известно, что оппоненты тоже платят за голоса?

В общем, откровенное использование джинсы, в частности, так называемой третьей силой, позиционирующейся как альтернатива основным кандидатам, говорит в первую очередь о моральной деградации украинской политики в принципе. Пока потребительски-рабовладельческое отношение к такому важному общественному институту, как СМИ, будет частью мировоззрения людей, претендующих на звание политиков будущего, их вряд ли можно считать по-настоящему отличными от кучмистов и «посткучмистов».

К сожалению, именно такое отношение в последнее время стало частью доминирующей политической культуры. И пока общество не начнет требовать от политиков измениться, вряд ли они станут настоящими демократами по собственной воле. Ведь демократический путь в Украине не является путем наименьшего сопротивления.

Отар Довженко, обозреватель проекта «Телекритика», для «МедиаПорта»

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.