Убийство Кушнарева: а был ли рикошет? Интервью адвоката потерпевших Натальи Князьской

Дело об убийстве Евгения Кушнарева, одного из лидеров Партии регионов, может быть передано в суд уже весной этого года, если обвиняемый и его адвокат не будут искусственно тормозить этот процесс. Так считает Наталья Князьская, адвокат потерпевших – детей Кушнарева, Татьяны и Андрея. Сейчас с материалами дела знакомится обвиняемый Дмитрий Завальный и его адвокат Владимир Олевский. Потерпевшие и их адвокаты с материалами уже ознакомились. Удовлетворены ли они результатами следствия? Согласны ли с его выводами? Намерены ли ходатайствовать о дополнительных следственных действиях? Обо всем этом Наталья Князьская рассказала «МедиаПорту». Это первое интервью, которое дала адвокат после того, как ознакомилась с материалами дела.

Наталья Анатольевна, Вы согласны с квалификацией следствия, которое считает происшедшее убийством по неосторожности?

- Хочу уточнить, что следствие предъявило обвинение по двум статьям Уголовного Кодекса: по статье 119-й, часть 1-я (убийство по неосторожности) и статье 263-й, часть 1-я, которая предусматривает ответственность за незаконное хранение оружия. По той следственной версии, которая была предметом досудебного следствия, я как представитель потерпевших, соглашусь и с квалификацией действий обвиняемого, и с теми фактическими обстоятельствами, которые установило следствие. Безусловно, следствие по этому делу проводили профессионалы высокого уровня, и я как адвокат не могу говорить о каких-то грубых нарушениях при его проведении. Если и приостанавливалось производство по делу, то для этого были объективные основания. Завальный Дмитрий Валерьевич, как лицо, которому было предъявлено обвинение, с учетом моральных критериев совершенного им, позволял себе в процессе досудебного следствия обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела и по ст. 119, ч.1, и по ст.263, ч.1 УК Украины. Это его право предусмотрено Уголовно-процессуальным Кодексом Украины, что было объективными основаниями для приостановления следствия по данному делу. Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, при проведении досудебного следствия необходимо всестороннее, полное и объективное изучение всех обстоятельств дела. Я считаю - и это мнение поддерживает мой коллега, который также участвует в этом деле как представитель потерпевшей стороны, - что вопреки требованиям статьи 22 Уголовно-процессуального Кодекса, прокуратура, как орган, который проводил следствие по данному уголовному делу, не приняла всех предусмотренных законом мер для всестороннего полного объективного исследования других обстоятельств смертельного ранения Евгения Петровича Кушнарева, а именно причин, по которым произошел этот выстрел, мотивов действий обвиняемого. Я считаю, что весь круг лиц, причастных к убийству Евгений Петровича Кушнарева, не установлен. Следствие в этом направлении не работало, и каких-либо других причин поведения, мотивов действий Завального органом досудебного следствия не рассматривалось, так же, как и варианты, что он мог передать кому-то свое оружие или оставить его без присмотра. Не была учтена позиция потерпевших, которые считали, что необходимо проверить другие версии, например, версию умышленного убийства, в которой был задействован или технично использован (по тем или иным причинам) Завальный. Следствием они не допускались в принципе, не разрабатывалась и не проверялись. Поэтому говорить о том, что на сегодняшний день мы согласны с квалификацией или не согласны – в принципе неправильно, потому что следствие велось очень узко, в одном направлении. В этом сложность.

Владимир Олевский, адвокат Дмитрия Завального, год назад в интервью «МедиаПорту» заявил о том, что считает оба обвинения, предъявленные его подзащитному – я цитирую – «притянутыми за уши». Вы можете это прокомментировать?

- Я видела его ходатайства, когда знакомилась с материалами дела. Его аргументация, с моей точки зрения, не выдерживает никакой критики. Есть факт и факт очень трагический. Как можно говорить о том, что человек погиб не от выстрела Завального, когда есть заключение экспертов очень уважаемого экспертного учреждения – Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени Бокариуса – о том, что именно из оружия Завального был произведен смертельный выстрел, пуля была выпущена именно из его ружья?! Тем более, что сам Завальный в процессе досудебного следствия не всегда был последовательным в своих показаниях и в своей позиции защиты. Это ставит под сомнение доводы защиты обвиняемого. Но я согласна с этим коллегой в том, что касается круга лиц, причастных к убийству Евгения Петровича Кушнарева, то здесь есть серьезные вопросы. Как я уже сказала, не было проведено полное, всесторонне и объективное исследование в этом направлении. Следствие не работало по проверке других следственных версий, и можно предположить, что не в полном объеме был установлен круг лиц, причастных к гибели Евгения Петровича Кушнарева, не до конца расследована роль каждого участника охоты и не исследовалась причастность к этому преступлению других лиц. В этом я вижу проблему и сложность для нас в дальнейшей работе, потому что этот аспект не исследован.

Вячеслав Стовба, который раньше представлял интересы потерпевших по этому делу, не раз говорил о том, что склонен квалифицировать случившееся как убийство с косвенным умыслом. Кроме того, у него были сомнения в данных следствия о времени и обстоятельствах, при которых был ранен Кушнарев. Поэтому Стовба собирался заявить ходатайство о проведении дополнительных следственных действий, которые, как он говорил, позволят установить «действительные обстоятельства»…

- Мой коллега - очень уважаемый юрист, но эта позиция – позиция теоретика, ее могут обсуждать люди, которые занимаются теоретической юриспруденцией. В практике мы, адвокаты, руководствуемся действующим Уголовным Кодексом. В нем такая квалификация как «убийство с косвенным умыслом» отсутствует.

- Я правильно поняла, что Вы не намерены заявлять никаких ходатайств до суда?

- Позиция защиты потерпевших с ними согласованна, и ее суть такова: все свои ходатайства мы будем заявлять в процессе судебного рассмотрения этого дела. Сейчас, после того, как мы ознакомились с материалами уголовного дела, т.е. с первичными доказательствами, которые легли в основу предъявленного обвинения, мы работаем над проверкой правильности выводов комплексной судебно-криминалистической экспертизы, проведенной в рамках данного уголовного дела, так как ставим под сомнение выводы судебно-баллистической экспертизы о рикошетном характере выстрела, в результате которого был смертельно ранен Евгений Кушнарев. Адвокат не может провести судебную экспертизу, но адвокат может провести экспертное исследование с привлечением соответствующих специалистов. Поэтому мы на договорной основе привлекаем к этому процессу экспертов, специалистов высокого уровня, которым доверяем мы и доверяют наши подзащитные. Если между их выводами и выводами судебно-баллистической экспертизы обнаружатся противоречия, мы пойдем по пути заявления ходатайств о повторных экспертизах в рамках рассмотрения этого уголовного дела в судебном порядке. Вообще, Вы знаете, есть очень много моментов, о которых мне хотелось бы сейчас рассказать, но каждый адвокат связан не только адвокатской этикой, но и тайной досудебного следствия. Я – на данном этапе – не имею права Вам об фактических обстоятельствах этого дела.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.