Аватар пользователя Виктория Найденова

Mortal Combat. Инструкция по дрессировке тепловиков

Эпопея с подключением ТЭЦ-5 закалила население и сделала его еще более неприхотливым. Поэтому ниже приведенный рассказ может быть отнесен к категории «как журналисты бесятся с жиру и злоупотребляют служебным положением». Но я все-таки расскажу, как лично сражалась с «Харьковскими тепловыми сетями» за собственный комфорт, да и попутно – за комфорт всего своего подъезда.

В принципе, грех было жаловаться: отопление в моем доме по улице Блюхера включили 23-го октября, как и в прошлом году (не 15-го, но когда в последний раз соблюдалась эта норма?). И с тех пор батареи стабильно горячие. Но еще при запуске систем обнаружилось неудобство: в моей квартире от труб отопления шел ровный негромкий гул. У соседей такого не наблюдалось. Сначала квартира гудела ненавязчиво, но на 27-й день этого кошмара, ни я, ни моя мама спать уже не могли в принципе, ходили по квартире с чугунными головами, и вообще плохо воспринимали окружающую реальность. Кому интересно, может полистать любую медицинскую литературу или лекции по гражданской обороне, и узнать в подробностях, как действует на психику монотонный шум. Но добить этих разгильдяев-тепловиков, причем, не заплатив им ни копейки, ни в виде взятки, ни в виде благодарности – было делом чести.

Началось с того, что мы подали на местный участок теплосетей пять заявок, прежде чем к нам пришли в первый раз. До этого к нам четыре раза никто не приезжал, заявки аннулировались, и со мной каждый раз начинали общаться, как в том анекдоте: «И снова здравствуйте!» Когда же, наконец, участок обратил на нас внимание, то поразили пришедшие слесари, точнее, их реплики: «У вас галлюцинации», «Но часы и холодильник вам же не мешают?», «Там нужно перекрывать отопление в четырех подъездах, и полдня ремонтировать», «Это кто-то у себя в квартире перекрыл вентиль, мы же не можем у всех проверять!». Ушли ни с чем - сказали, чтобы мы подавали заявку в вышестоящую инстанцию, и оттуда присылали комиссию. А хотя вру, кое-что все-таки сделали – включили всему подъезду полотенцесушители в ванной, которые в течение двух недель после включения отопления все еще были ледяными. Для этого нужно было всего ничего: открыть краник в подвале и спустить воду. В остальных подъездах моего дома полотенцесушители до сих пор холодные, потому что неофициальное распоряжение – внимание! – включать их только тем, кто требует. На мой же вопрос, почему у нас холодный полотенцесушитель, один из слесарей ответил просто: «Ну и что?» «Как ну и что?! Я плачу в месяц по 200 гривен, чтобы вся квартира была теплая, а полотенцесушитель холодный!» - взвыла я. «Хорошо, сейчас посмотрим…» - и поплелся в подвал. Проблема была решена за пять минут уже описанным способом.

Ситуация же с гудящими трубами осложнилась сразу по нескольким фронтам. Во-первых, на первоначальном участке, где обитают наши «родные» слесари, мастер участка слег с сердечным приступом, его формально замещал один из слесарей, и участок остался практически обезглавленным (правильнее будет сказать «безголовым»…).

Во-вторых, после реформы Михаила Добкина, дай ему Бог здоровья, количество слесарей, отвечающих за отопление и горячую воду, на нашем участке сократилось с шести до двух. Нет, остальных не уволили – их перебросили на холодную воду. В разгар отопительного сезона. Теперь два несчастных мужика не знают, куда им бежать, а остальные слоняются по микрорайону. Где логика, где разум?

В-третьих, в подвале нашего подъезда, где и находятся жизненно важные вентили, обосновался некий вечно пьяный тип, занимающийся сбором металлолома. Он разбивал его под окнами с шести утра до одиннадцати вечера, включая выходные. Однажды в подвале случился пожар, после того, как товарищ там жарил мясо на сковородке. Причем он не бомж, нет – живет в соседнем доме, а здесь оборудовал себе подсобку. Его изгнанием мы занимались параллельно, уже с помощью «Жилкомсервиса». Но пока сей товарищ из подвала не был выселен, слесари вообще отказывались что-либо делать, так как именно он и мог вывести из строя краники.

Хорошо, что накануне в ответ на нашу челобитную с подписями жильцов всего подъезда пришло официальное предписание от «Жилкомсервиса» освободить помещение. И мы вместе с приехавшими наконец-то слесарями вытолкали незаконного обитателя, моя мама пожертвовала на подвальную дверь свой личный навесной замок и отдала ключ в теплосеть.

Ну и в-четвертых, один из слесарей задумал вендетту: однажды обидевшись на то, что не он менял мне в квартире трубы с допотопных на пластиковые, он с тех пор игнорирует по возможности все наши мелкие заявки, аргументируя так: «Пусть те, кто вам ставил, теперь и ремонтируют!». Уже доведенная до кондратия его хамством и топорным враньем, я рявкнула, что сделаю все, чтобы он больше здесь не работал, на что услышала: «А кто ж вам тогда будет все чинить, если меня не будет?». На более высоком уровне после таких заяв обычно обращаются в Антимонопольный комитет, и правильно делают…

Только непонятно, какого рожна все перечисленные нюансы должны играть роль при выполнении заявки жильца, у которого ни разу не было долгов перед теплосетью, насколько бы ни повышались тарифы?

В вышестоящей инстанции наши молитвы были услышаны только через неделю. Действовали господа ровно по той же схеме: обещали заняться проблемой лично, записывали, выслушивали, разговаривали медовыми голосами – и не приезжали. На следующий день от вчерашней заявки не оставалось и следа, и все начиналось по новой. На 27-й день эпопеи я не выдержала и пустилась во все тяжкие, и сделала то, что я терпеть не могу делать, но иногда приходится. Во время очередного разговора с начальником участка сказала, что я журналист, что я дойду до Андреева, до Добкина, до Кернеса, и вас тут всех снимут, и хамить мне тоже не надо, и бросать трубку тоже нежелательно, потому что я все сейчас пишу на диктофон.

У меня не спросили, где именно я работаю, не потребовали принести и показать удостоверение, просто сказали, что бригада уже выехала. Трое слесарей через двадцать минут подъехали на машине (!) к подъезду, вышли с опущенными головами и перепуганными глазами и нырнули в наш подвал. Два часа они вместе с двумя нашими местными слесарями копались в подвальных трубах, не проронив за это время ни слова, потом вышли и так же понуро спросили: «Проверьте - не гудит?». Мы проверили – не гудело. «Что же там было?» - спросила я. Ребята почти хором махнули рукой, попрыгали в машину и уехали.

А я стояла и думала – до каких пор у нас все будет из-под палки? Ведь получается, что не нужен даже блат или статус – в этой системе достаточно сблефовать: правильный тон, правильная риторика, ведь никто и не думал проверять, не самозванка ли я. Достаточно вести себя так, чтобы быть им понятной – называть фамилии и должности, сроки, а еще лучше статьи законов (тут нам господин Гаевский в помощь, как никогда). Но так не хочется всего этого знать и уметь, хотя знаю и умею, так надоело «выкручиваться». Так хочется кардинальной реформы, и чисток, чисток, чисток до самого дна…

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.