MediaPost on-line. Голова поэта Горобчука, или Нет никакой разницы

Богдан-Олег Горобчук – молодой и популярный современный украинский поэт. Он поэт необычный. Во-первых, у него два имени :). Во-вторых, у него большая чисто выбритая голова (это важный элемент поэтики, потому прошу не улыбаться). В-третьих, несмотря на то, что он родом из Житомира, Богдан-Олег Горобчук одновременно считается киевским поэтом, что не мешает ему часто бывать в Харькове. Следовательно, если однажды в вечерней маршрутке вы увидите лысого парня, который со знанием дела балясничает о Бодрийяре, это вполне может быть Богдан-Олег Горобчук…

Богдана-Олега Горобчука иногда обвиняют в сконцентрированности на самом себе. И стихи сборника «Немає жодної різниці» (2007), про которую мы с вами и поговорим, это подтверждают. Скажем, вот этот:

Горобчук Богдан прокидається від затяжного сну

його джинси протерті і рвані
його кеди ще рваніші

він думає
про любов
і про те що цей текст ніколи не закінчиться
що ж – в останньому Богдан помиляється
він не Бог – він цілком здатен на помилку
і це чудово

якби я був онаністом
я мастурбував би на Горобчука (с. 64-65)

Как по мне, достаточно игривая аллюзия на бессмертные строки еще одного популярного молодого поэта, который якобы построил себе нерукотворный памятник :).

Таким образом, в сборнике Богдана-Олега Горобчука вы найдете много собственно Богдана-Олега Горобчука (это, кажется, позволяет идентифицировать лирического героя стихотворений с фигурой автора). Подробности из его личной жизни, СМС-переписка с любимой, отрывки из «живого журнала», стихотворения о поэтах и писателях, которые являются значимыми для автора (Артюр Рембо, Беккет, Кафка и Коцюбинский), стихотворения, написанные во время путешествия с друзьями в Москву…

Кстати, друзья Богдана-Олега Горобчука – тоже популярные современные поэты. Хотя могли ими и не быть:

Олег Коцарев працюватиме на заводі «Агробудіндустрія»

Ми з ним будемо в одній бригаді й битимемо «стодвадцяті» блоки – вдвох
по шість на день
Олег Коцарев сильний і тому накидатиме бетон у підготовані й заармовані
мною форми
він розрівнюватиме накидану масу і вмикатиме вібрацію для остаточного
втрамбовування (с. 33),
– утверждает Богдан-Олег Горобчук, декларируя, что объективная реальность является для него не слишком значимой.

Ведь самое интересное происходит вовсе не вокруг нас, не на поверхности, а внутри чего-то – например, в загадочной бритой голове поэта, где даже кот не поскальзывается:) (с. 153) и куда вполне может залететь бабочка:

Метелик
Залізе
В мене
Через рот
Як твій поцілунок (с. 119)

Поэт выстраивает целую философию пустоты, которая становится сквозной метафорой сборника:

порожнини – як і все – пульсують …
порожнини здаються пустками проте це не так – пустка нефункціональна
пустка втім може позначати відверто злу душу або просто відверте
зло – порожнина ж передбачає звільнення або заповнювання… (с. 162)

Очевидно, что голова лирического героя (героини) в данному случае – тоже пустота (редкий случай, когда это обстоятельство не кажется обидным :) ) и акт наполнения в символическом плане становится идентичным таинству любви, которое так важно объяснить обычными словами.

…Я хотів би там бути: в тебе в голові

це моє тіло мені не потрібне: ним неможливо
плавати в щасті

Не народжуватись але вмирати в тобі: в тебе в голові (с. 126), –

признается поэт любимой, именно в заполнении находя смысл жизни и любви:

порожнини любові – основні – бо любов найближча до заповнення собою
порожнин – бо любові так багато що її надважко втримати поза собою (с. 163)
.

Жизнь, таким образом, представляется непрерывным процессом переливания любви из одной полости в другую, временным опустошением и новым наполнением:

любов народжується в голові: я люблю всіх і люблю це повільне спустошення (с. 116)

Оппозиция пустота-пустошь накладывается и на остальные ключевые антитезы сборника, в первую очередь, когда объем противопоставляется плоскости, а непрерывное движение – статичности:

почуваючись малюнком я почуваюся створеним
почуваючись малюнком я почуваюся зафіксованим (с. 134)
.

Окружающий мир воспринимается как плоский и часто пустой:

підземні переходи стають як папір як картон (с. 149)

…недопалки, механізми
що віджили своє
і стають площинними елементами асфальту (с. 148),

а зафиксированность как конечное состояние вообще равно сметри:

прийде час
і я буду малюнком позбавленим паперу і фарби
і тоді Господь погляне на мене і скаже:
о, отак найліпше (с. 136)
.

Но это будет когда-то, а пока существует возможность бегства:

весь світ – безмежно рівновеликі кухні
і ми намагаємось втекти крізь дірку
допоки її не засклили (с. 151)

Сквозь плоский внешний мир графики выглядывает другой, скрытый в полостях (головах):

я живу серед графіки і можу тебе побачити
зима
і навіть на вікнах графіка – так що не продивитись наскрізь(с. 144)

Однако, без сомнения, продивитися, а надто проникнути крізь удается не каждому, хотя попытки достойны награды: они дают возможность увидеть.

спалахи любові всередині очей(с. 144)

Поэтому ключевую роль в поэтике сборника играет прозрачность: лирический герой и героиня сборника появляются перед нами прозрачным мальчиком и маленькой прозрачной девочкой, которые, невзирая на неизбежность смерти, пытаются заполнить полости – наполнить друг друга, других вокруг себя и весь мир частицами своей любви.

Богдан-Олег Горобчук. Немає жодної різниці. – К.: Факт, 2007.

Автор: Татьяна Трофименко
Перевод с украинского языка: Наталия Леонова.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.