MediaPost on-line. Ждет ли завод им. Малышева судьба «Серпа и Молота» (эксклюзивное интервью гендиректора завода)

Осенью завод им. Малышева собирался начать реструктуризацию. Не начал. В ноябре планировал выйти на безубыточный уровень. Не вышел. Кто виноват? Налоговая. Вернее, ее представитель. Так считает гендиректор завода Виталий Немилостивый. Подробнее об этом, о долгах по зарплате и о том, может ли Малышева повторить судьбу «Серпа и Молота» - читайте в интервью Виталия Немилостивого MediaPost on-line.

- Виталий Александрович, перед выборами Ваш завод полностью рассчитался с долгами по зарплате. Сейчас долги опять появились. Почему?
- Перед выборами завод Малышева смог рассчитаться по зарплате, так как «Укрсоцбанк» реализовал одно из зданий, которое было в залоге (оно попало в залог два года назад) и часть денег взял на погашение кредита, а часть - пошла на выплату зарплаты. Дальше, чтобы завод вышел на безубыточную работу, нами была разработана программа реструктуризации предприятия. Она прошла все стадии утверждения. Министерство промышленной политики создало комиссию из 12 человек, в которую входят представители нескольких департаментов министерства промышленной политики, а также Фонда Государственного имущества Украины, Службы безопасности Украины. Кроме того, вхожу я, как руководитель предприятия, председатель профкома завода и представитель налоговой администрации Харьковской области. Комиссия несколько раз собиралась, обсуждала программу, дорабатывала ее и 3 сентября в Киеве, в здании Минпромполитики, состоялось окончательное заседание комиссии. Все члены проголосовали за принятие программы реструктуризации. Но потом начались не совсем понятные вещи. На данный момент только один человек – представитель налоговой администрации в Харьковской области - отказывается ее подписывать. Отказывается подписывать по непонятным причинам, так как все замечания, все предложения, которые вносил этот представитель в процессе формирования программы реструктуризации, были учтены. Позавчера (2,5 месяца прошло после того заседания) пришел официальный ответ от налоговой администрации: они считают невозможным для себя утверждать программу реструктуризации завода. Почему? На данный момент непонятно, мы будем разбираться. Но это не дает возможности утвердить окончательно программу. Если нет подписи одного из членов комиссии, который проголосовал, то министр не может издать приказ о начале реструктуризации, и мы не можем выполнять те антикризисные мероприятия, которые предусмотрены в программе.

- О каких антикризисных мероприятиях идет речь?
- Мы планируем продать излишние основные фонды, которые существуют на заводе в огромных количествах. Сколько мы планируем получить денег от реализации и куда мы обязуемся их потратить - там все расписано постатейно, иначе б никто эту программу не утверждал. В первую очередь необходимо погасить все долги по зарплате, потом - по пенсионному фонду, потом - налоговые платежи, потом - банкам, кредиторскую задолженность. После этого остаются средства для пополнения оборотных средств предприятия, и эти средства планируется направить на увеличение объемов производства. Сейчас на предприятии достаточно заказов, которые позволили бы работать безубыточно, но мы не в состоянии их выполнить, так как у нас дефицит сырья и материалов. Завод Малышева последние годы работал нестабильно и не все заказчики готовы платить предоплату за заказы. Поэтому, чтобы выполнить какой-то заказ, нам нужно сначала вложить собственные средства. Их нет. Новые кредиты нам брать не дают, дабы не повторилась ситуация, которая была на авиазаводе.

- Кстати, сколько сейчас составляет кредитный портфель завода?
- На 1 ноября этого года он составляет 41 миллион, а на 1 декабря прошлого года - был 59 миллионов. Т.е. за 11 месяцев он на 28 миллионов уменьшился. Это все прекрасно, но это и вымывание оборотных средств в том числе. Как я уже сказал, кредиты нам брать не дают. И получается замкнутый круг: мы вышли на определенный уровень объемов производства, этот уровень у нас стабильный, но мы не можем двинуться вперед, так как у нас нет средств. Те средства, которые завод хоть чуть-чуть, но зарабатывает в процессе текущей работы, все идут или на погашение старых кредитов, или на погашение долгов по зарплате и так далее.

- Сколько сейчас завод должен рабочим?
- Речь идет о сумме восемь миллионов. Ко вторнику останется до пяти миллионов.

- За счет чего Вы рассчитаетесь с людьми?
- За счет поступления денег за отгруженную продукцию. Это специфика машиностроительной продукции: не все заказы оплачиваются по моменту отгрузки. Это сложные изделия. Они должны прийти к заказчику, который находится, например, в Китае. Пока туда не придет продукция, пока наши специалисты ее не соберут, не запустят (а на это уходит обычно 2-3 месяца), заказчики окончательно не рассчитываются.

- Я правильно поняла Вас, что долги по зарплате возникли из-за того, что тормозится утверждение программы реструктуризации?
- Долг возник, потому что предприятие работает неэффективно. Оно продолжает работать убыточно. По сравнению с прошлым годом убытки уменьшились примерно на 20 миллионов, динамика к уменьшению убыточности есть. Но это в основном за счет уменьшения расходов завода: мы на всем чем можно сейчас экономим - поэтому убытки уменьшились. Но мы не можем увеличить объемы настолько, чтобы убытков вообще не было. Поэтому и проблемы, потому что предприятие работает убыточно. Программа реструктуризации – это инструмент, который позволит заводу выйти на безубыточную работу. Но этот инструмент мы не можем применить. Его применение из месяца в месяц переносится «на потом», и это длится уже более полугода, откровенно говоря.

- Вы говорили о том, у завода есть заказы, которые позволили ли бы ему работать безубыточно. О каких именно заказах идет речь?
- Это практически 100% гражданская продукция. За 11 месяцев с начала года нет ни одного военного заказа, хотя за это время мы отгрузили много продукции и закрыли все те заказы, которые были до этого.

- Перспективы получения заказов на военную продукцию есть?
- Перспективы есть.

- А поподробнее?
- Давайте мы подпишем сначала заказы.

- Когда они могут быть подписаны?
- Переговоры ведутся каждый день. В том числе и сегодня (16.11. – ред.), через час, здесь будет посол Пакистана. Работа ведется не только с этой страной. Работа ведется со многими партнерами, но это все больше политика, чем экономика, не все зависит от завода.

- Как обстоят дела с заказами на модернизацию танков от Минобороны?
- Мы выполнили предыдущий заказ, который был подписан в 2006-м году. Выполнили с некоторыми трудностями - в связи с тем, что деньги, 99%, были потрачены в прошлом году, а все изделия отгружались в этом. То есть нам пришлось фактически выполнять заказ опять же на внутренних резервах. Мы выполнили его полностью. На данный момент на стадии подписания новый государственный оборонный контракт. Есть все основания полагать, что или в следующую среду или через среду Кабинет Министров его утвердит, и он вступит в силу. Так что тут осталось буквально 5-15 дней подождать и это будет известно.

- О каких объемах идет речь?
- Это все-таки государственный оборонный заказ. Я не уполномочен называть цифры. Но это позволит заводу до конца следующего года в этом направлении работать.

- Виктор Янукович после посещения завода в августе дал поручение создать на базе завода Малышева научно-производственной центр дорожно-строительной и коммунальной техники. На какой стадии этот проект?
- Было проведено три совещания у нас на заводе с участием представителей профильных вузов города Харькова, профильных научных учреждений и разных промышленных предприятий (не только харьковских), которые имеют отношения к этой тематике. Была создана рабочая группа, которая должна определить шаги по созданию этого центра, по механизмам его функционирования, сейчас определяются те виды продукции, которые есть смысл выпускать на базе этого центра. Процесс идет к завершению. Я думаю, что за две недели мы закончим всю работу, передадим материалы и предложения в Минпромполитики, министр (промполитики – Е.Л.) передаст их в Кабинет Министров – а дальше это уже воля Кабинета Министров.

- Не повторится ли с заводом имени Малышева та же история, что и с «Серпом и Молотом»? В одном из интервью Вы говорили, что там Вы выполняли свои обязательства, а государство - нет...

- Давайте уточним по «Серпу и Молоту». Не я выполнял, а инвесторы, которые пришли на завод. А я был представителем этих инвесторов. Инвесторы действительно выполнили свои обязательства, погасили долги по заработной плате - там долги были порядка 17 миллионов. А я как представитель инвесторов выполнил свои обязательства, мы запустили производство (которое до этого три года в принципе не работало) за четыре месяца. Далее. На тот момент действовало постановление Кабинета Министров №906, благодаря которому и пришли инвесторы, рассчитывая на его реализацию. По этому постановлению государство должно было выполнять определенные шаги. Но поменялся Кабинет Министров, поменялся Президент и так сложилось, что видимо были какие-то более важные дела в государстве и это постановление не сработало. В результате получилось то, что получилось. Кстати, если я не ошибаюсь, это постановление не отменили до сегодняшнего дня. На данный момент принята новая государственная программа по развитию дизелестроения, теперь уже на базе завода Малышева. Она уже утверждена. Эта программа не предусматривает таких больших объемов государственного финансирования. Там в основном все рассчитано на инвестресурс, государство берет на себя очень незначительные объемы финансирования. Я высказывал свою точку зрения при обсуждении этой программы и на коллегии в областной администрации, и в министерстве промышленной политики, и с министром экономики Анатолием Кинахом. Эта программа тоже не будет работать, если государство помимо денег не примет определенных законодательных изменений, в том числе и некоторых постановлений Кабинета министров по формированию, по защите внутреннего рынка. У нас сейчас из государственного бюджета по сути происходит дотация на виды техники, большинство комплектующих которой произведено не на Украине. И вот это губит нашу промышленность, нельзя этого допускать! По сути мы своим государственным бюджетом дотируем производство агрегатов, узлов, в том числе и двигателей (а это самые наукоемкий узел в любом изделии), но не в Украине, а в России, например, в Германии или в Беларуси. У нас не так много денег, чтобы создавать рабочие места в других странах.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.