MediaPost on-line. Опавшие розы

Когда осенью 2003-го украинские (позже ставшие оранжевыми) оппозиционные политики с завидной регулярностью начали посещать Грузию, где в президентское кресло после отставки Шеварднадзе и проведенных выборов, сел молодой, прогрессивно настроенный демократ Михаил Сакашвили, в украинский обиход из этого Закавказского государства плавно перекочевали сразу несколько новых выражений: «экспорт революции», «честные выборы», «победа демократии», «свобода слова» - в конце концов.

Есть у революции начало –
Нет у революции конца!

(видоизмененная народная мудрость)

Выражения по большому счету давно известные и в Украине, но после грузинской Революции роз в них реально стали верить простые граждане и в Украине, и в Грузии. Сегодня по прошествии 4-х лет все это воспринимается, как плод больной фантазии. Разочарование и бытовая социальная неустроенность львиной доли населения – и у них, и у нас приводят к перманентному уличному выражению протестов. Теоретически – это нормально...

Нет, разумеется, не сами уличные шествия и митинги – но то, что они в принципе возможны! Это, собственно, и есть – одно из проявлений «демократии на местах». С другой стороны – все это имеет смысл только тогда, когда к людям, вышедшим на улицу, власть прислушивается и пытается что-то исправлять или корректировать. То, что произошло в Тбилиси в течение первой ноябрьской недели 2007-го, ровно через четыре года после Революции роз, – лишь подтвердило старую, как мир мудрость: ...власть она портит, а демократия «по-грузински» - отныне совершено новое явление, заметно отличающееся от общепринятых ( кем, когда :) ), ну там всяких европейских или заатлантических норм.

Впрочем, после первой пятничной акции белых повязок под стенами парламента на проспекте Шота Руставели, когда на площадь из практически всех регионов Грузии съехалось до ста тысяч людей, складывалось впечатление, что все очень быстро «свернется», толком и не развернувшись. Уж как-то очень разрозненно и неподготовлено (ни технически, ни эмоционально) выглядела новая грузинская оппозиция. Ощущался острый дефицит и нормального качественного звука (достаточно было увидеть, как держали двумя руками сразу с десяток микрофонов каждый из ораторов. Впрочем, звука так и не было) и банальных попсово-революционных идолов. Последнее, разумеется, не главное. Но закон технологий не обманешь. Не хватало оппозиции «забойного Гиви» на сцене с перманентным «Даешь!». Хотя...и сцены-то по большому счету тоже не было. А вот «даешь» - через четыре дня подпарламентского стояния появилось... «Миша, уходи»! Это был новый пункт, добавленный к требованиям, ранее озвученным оппозицией.

К утру понедельника 6-го ноября стало совершено очевидно: ни пересматривать дату проведения парламентских выборов, ни менять избирательное законодательство, ни выпускать политзаключенных (коих, по заявлениям власти, вообще нет) – никто не собирается. На ступеньках парламента появились первые палатки. А в них – полтора десятка голодающих. И президент, и премьер продолжали хранить молчание.

Робкие попытки спикера Нино Бурджанадзе предложить «посидеть» за круглым столом для переговоров выглядели неким намеком на раскол во властной команде – но это только казалось. Играть с новоиспеченной оппозицией в серьезные переговорные игры никто не собирался.

«Что-то он (президент – А.М.) скрывает от нас! Почему он не выходит? Мы же – те же люди, которые стояли четыре года назад, да! Которые кричали ему: Миша! Миша!» - абсолютно искренне недоумевала на площади девушка Эмма, одна из тысяч участников митинга.

В заоблачных политических мотивах рядовые участники митинга ориентировались слабо, и между всеми, кто стоял на площади, было одно существенное различие: лидеры объединенной оппозиции желали, прежде всего, уступок политических, а обычные граждане пришли за самым необходимым.

«Вы просто представить себе не можете: пенсия 38 лари! Это даже не 6 Евро! А только за свет нужно платить – самое минимальное 12 лари! У людей нету денег! Бывает, что просто не за что купить хлеб!» - объясняла собственные митинговые настроения зарубежным журналистам юрист Майя.

«Мы хотели вообще диалога, но диалога не получилось. Мы будем бороться. У нас пути назад больше нету», - провозглашал в рупор Георгий Цагореишвили, член Национального Совета объединенной оппозиции.

Вместо Михо утром 7-го ноября на руку оппозиции сыграл Гиви – тбилисский градоначальник. Мэр Угулава примерно в 8 утра выступил по всем местным телеканалам с обращением, в котором заявил: «Тбилиси никогда не превратится в город палаток. Проспект Руставели будет немедленно открыт, а на площади перед Парламентом проведут уборку и дезинфекцию!»

Около тысячи полицейских справились с задачей на «отлично»: самых резвых - побили, тех, кто много «прыгал», - скрутили, большинство – просто разогнали. Троих – в том числе и экс-министра по урегулированию конфликтов, одного из лидеров оппозиции, Георгия Хаиндрава – арестовали и увезли на медицинское освидетельствование в наркологический диспансер.

«То, что сказал мэр города, что Тбилиси никогда не превратится в город палаток – это значит, что в Тбилиси, в Грузии нет демократии. Палатки есть повсюду – и в Брюсселе, и в Вашингтоне и в Киеве. У нас демократия закончилась», - делился с журналистами своими впечатлениями омбудсмен Созар Субари. Не успели уборщики навести блеск, а полиция выстроить плотный заслон вокруг парламента, оппозиционеры начали решающий забег. До тысячи – не больше - активистов прорвали на бегу полицейский кордон и, выстроившись в кольцо на ступеньках Парламента, начали скандировать «Грузия без Президента»!

«Ничем не спровоцированной жестокой акцией против митингующих и голодающих фактически власть подписалась в своем бессилии и дни ее - я считаю – сочтены. Я думаю, что будет действовать уже не оппозиция, а будет действовать народ», - объяснил ближайшие планы оппозиции Ивлиан Хаиндрава, родной брат экс-министра и депутат парламента Грузии.

Толчея за около-парламентскую территорию между оппозицией и «зелеными плащами» (в Тбилиси который день кряду шел проливной дождь и полицейские стояли в специальных накидках ярко-салатного цвета) продолжалась с переменным успехом часа полтора. Пару раз, когда митингующие намеревались вырваться на проезжую часть и перекрыть проспект, стражи порядка применяли дубинки. Появились первые легкораненые с обеих сторон. В какой-то момент показалось, что полиция окончательно победила. Но вдруг… «зеленые плащи» просто развернулись спиной к оппозиции и пошли прочь. Отступили?! Как оказалось буквально через 10 минут, радовались оппозиционеры преждевременно. Власть пустила в ход новые – водяные, слезоточивые и резиновые - аргументы. За дело взялись спецназ и армейские подразделения. Последнюю – окончательную - команду «Вперед!» командир спецназа получил за несколько секунд до первого водяного залпа.

Описывать происходившее на Руставели в течение следующего часа просто не имеет смысла. За считанные минуты грузинский спецназ доказал свою эффективность в противостоянии с безоружными и ничем незащищенными людьми. На проспекте Шота Руставели, под стенами парламента не осталось ни единой души. И никто не хотел уже ни вести диалог, ни штурмовать большое здание.

К концу дня 7 ноября разгон митингующих с проспекта превратился в зачистку столицы от оппозиции. Ни слезоточивых снарядов, ни резиновых пуль защитники действующего режима не жалели. На больничных койках оказалось без малого 600 человек. Пока скорые собирали раненых, центр Тбилиси оккупировали армейские подразделения, а спецназовцы штурмом захватывали телекомпанию «Имеди», - Президент с экранов телевизоров рассказал о шпионах и своим декретом ввел в стране чрезвычайное положение сроком на 15-ть дней. Сторонники Саакашвили негодуют. Дескать, это северный сосед пытается ловить рыбу в мутной закавказской воде.

«Социальные проблемы, конечно, существуют, но это не самое главное. Самое главное здесь, в Грузии, Россия хочет воду замутить! Вот это самое главное! Понимаете? А Саакашвили мешает Путину! В регионах и в Грузии – во всей Грузии - поддерживают очень много человек, очень много людей Саакашвили. Поэтому здесь ничего не случилось», - по полочкам раскладывает геополитический пасьянс сторонник Президента из небольшого городка Зугдиди, что на западе Грузии.

Утром следующего дня на Лондонской фондовой бирже два с половиной процента потеряли акции Ньюз Корпорейшн. Компании мультимиллиардера Руперта Мердока, в состав которой с недавних пор входит и та самая, атакованная грузинским спецназом, «Имеди». Вашингтон с Брюсселем отреагировали моментально: дескать, Саакашвили, без сомнения - друг, но демократия и собственные толстосумы - ближе. Эксперты говорят, что именно давление из-за океана вынудило Президента Грузии объявить досрочные выборы на начало будущего года.

«Довольно тяжелые оценки со стороны Генерального Секретаря НАТО со стороны руководителей ряда стран я полагаю стали тем самым «внешним фактором». И оценка очень тяжелая по отношению к тому, что произошло в связи с телевидением. Это для западных демократий вообще немыслимое явление. Ну и конечно прямой финансовый интерес. Патаркацишвили очень грамотно все рассчитал, передав «Имеди» в управление Мердоку», - считает политолог Рамаз Сакварелидзе.

Перед всем миром моральным адвокатом Президента выступила спикер Бурджанадзе, тем самым сняв все вопросы о возможном – мерещившемся ранее - расколе внутри правящего большинства. «Президент предпринял очень смелый, радикальный и правильный шаг. Он попросил свой народ дать ему мандат после всех тех событий, которые произошли. Я уверена, что народ все правильно поймет и, несмотря на эмоци, сделает абсолютно правильные выводы», - сказала госпожа Бурджанадзе сразу после встречи с Каталикосом Илией.

Тем временем объединенная оппозиция убеждает планету в своей моральной победе над режимом и обещает закрепить и развить успех победой юридической в начале в январе на президентских, а позже - и на парламентских выборах. «Мы точно знаем, какие ответы мы получим. Мы получим ответы: «Нет - Саакашвили. Да – выборам». И на этих выборах оппозиция сможет победить. Это означает, что будет единый кандидат. Это не означает, что у оппозиции будет одна голова», - раскрыл ближайшие планы «объединенных» лидер Республиканской партии Грузии Давид Бердзненишвили.

Эксперты, со своей стороны, настроены не так однозначно. Дескать, Саакашвили - закаленный стратег и не пошел бы на крайние отчаянные шаги, не имея уверенности за плечами. «Фактически я не вижу уступку, - говорит политолог Сакварелидзе. - Так как он назначил выборы с интервалом в месяц в довольно-таки сложных условиях телевидения и так далее – это не уступка, это просто дуэль. Эта политическая дуэль фактически с равными шансами для обеих сторон».

Тем временем, не иначе как чтобы доказать всем, что за последними грузинскими событиями стоят российские спецслужбы да вывести своих «продажных товарищей» на чистую воду Генпрокуратура Грузии возбудила уголовные дела по обвинению в шпионаже против трех лидеров оппозиции: Нателаишвили, Гамсахурдия и Патаркацишвили. Теоретически, каждый из них мог бы стать тем самым «единым» – от оппозиции. Уже в начале этой недели стало известно, что Совет оппозиции выдвинул на соискание титула - 43-хлетнего депутата Левана Гачечиладзе. Кроме того, о своих президентских притязаниях намекнул и стоящий особняком беспартийный Бадри Патаркацишвили. Впрочем, миллиардер обещал потратить все до последнего лари, чтобы избавить Грузию от Саакашвили и обещал снять свою кандидатуру, если появится единый кандидат, которого поддержат все.

Автор: Александр Моторный, Тбилиси-Киев, для MediaPost

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.