Аватар пользователя МедиаПорт

Американская трагедия

Результаты выборов президента США вызвали протесты в американских городах. Победитель гонки Дональд Трамп, впрочем, назвал демонстрантов профессиональными протестующими, подстрекаемыми медиа. Негативное отношение к СМИ Трамп не раз высказывал публично. Это и понятно: ни одно серьёзное издание не выступило в его поддержку. 

А должно было?

Поддержка кандидата (Endorsement) — часть американской традиции. Вот как журналистка Бетси Фишер Мартин объяснила это явление в интервью MуMEDIA: «Это редакционный компонент, который не имеет совершенно ничего общего с журналистским компонентом редакции. Эти две стороны вообще не пересекаются. В американских редакциях есть отдельная редколлегия, которая публикует мнение редакции — редакционные статьи на любые темы. Они же делают то, что называется Endorsement: в редакцию приходит кандидат, общается с коллегией, и после этого газета его поддерживает. Но это никак не относится к журналистскому контенту редакции и никак на него не влияет. Сам факт того, что редакция поддержала Хиллари Клинтон, не означает, что редколлегия диктует журналистам освещать её в более позитивном свете».

Пожалуй, это стоит учитывать при чтении материалов в американских медиа, которые открыто высказали свою позицию относительно кандидатов. «МедиаПорт» публикует перевод послевыборного текста главного редактора журнала The New Yorker Дэвида Ремника, вызвавший прямо противоположные отзывы читателей в соцсетях. 

***

Избрание Дональда Трампа на должность президента США — настоящая трагедия для американской республики, трагедия для конституции, это триумф тех сил — внутри страны и за рубежом, — которые исповедуют нативизм, авторитаризм, мизогинию и расизм. Шокирующая победа Трампа, его восхождение к президентству являются отвратительным событием в истории Соединённых Штатов и либеральной демократии. 20 января 2017 года мы будем прощаться с первым афроамериканским президентом — честным, достойным, великодушным человеком — и станем свидетелями инаугурации мошенника, который не отказался от политической поддержки со стороны ксенофобов и сторонников идеи превосходства белых. Невозможно в такой момент реагировать иначе, как с чувством глубокого отвращения и тревоги. 

Несчастий не избежать: всё более реакционный Верховный Суд; осмелевший правый Конгресс; президент, уже неоднократно показавший своё презрение к женщинам, меньшинствам, гражданским свободам, научным фактам, — не говоря уже об элементарных нормах приличия. Трамп — это безудержная вульгарность, не обременённый знаниями лидер нации, который не только обвалит рынки, но и наполнит страхом сердца незащищенных, слабых и особенно тех разнообразных Иных, которых он уже глубоко оскорбил. Иные афроамериканцы. Иные латиноамериканцы. Иные женщины. Иные евреи и мусульмане. Самый обнадеживающий подход к этому скорбному событию (хотя о надежде тут можно говорить только с натяжкой) — ожидать, что выборы и последующие годы станут испытанием прочности (или хрупкости) американских институтов. Наша серьёзность и решимость подвергнутся испытанию.  

Утром в день выборов опросы общественного мнения давали повод для беспокойства, но сообщения из таких штатов, как Пенсильвания, Мичиган, Северная Каролина и даже Флорида, были для демократов достаточно обнадёживающими и позволяли надеяться, что вскоре можно будет отпраздновать то, о чём мечтали авторы «Декларации убеждений» более ста лет назад: избрание первой женщины-президента. Потенциальные победы в таких штатах, как Джорджия, испарились неделю назад, когда директор ФБР неосмотрительно отправил в Конгресс компрометирующее письмо о возобновлении расследования, и в медиасферу вернулись слова, уже нанесшие вред Клинтон: «электронная почта», «Энтони Вайнер», «пятнадцатилетняя девочка». Но у Хиллари Клинтон ещё были хорошие шансы победить.

Всё это время Трамп был похож на уродливую карикатуру всех гнилых рефлексов правых радикалов. То, что он добился своего, выиграл эти выборы, стало сокрушительным ударом в сердце; это событие может ввергнуть страну в полосу экономической, политической и социальной неопределённости, масштабы которых мы ещё не способны представить. То, что электорат большинством голосов согласился жить в трамповом мире тщеславия, ненависти, дерзости, неправды, безбашенности, типичного для него презрения к демократическим нормам, — этот факт неизбежно приведёт ко всестороннему упадку и страданию в нашей стране.

В ближайшие дни комментаторы будут пытаться нормализовать это событие. Они будут пытаться успокоить своих читателей и зрителей рассуждениями о «врожденной мудрости» и «внутренней порядочности» американского народа. Они будут преуменьшать вирулентность явного национализма, примут жестокое решение превознести человека, летающего в позолоченном авиалайнере, но построившего свою позицию посредством популистской риторики «крови и почвы».

Источник фото: donaldjtrump.com

Источник фото: donaldjtrump.com

Прав был Джордж Оруэлл — самый бесстрашный из комментаторов, — когда заметил, что общественное мнение имеет не более «врожденной мудрости», чем люди имеют «врожденную доброту». Люди могут вести себя неразумно, безрассудно и саморазрушительно, когда они вместе, точно так же, как и в одиночном порядке. Иногда им недостает только хитрого лидера, демагога, который умеет считывать волны негодования и способен оседлать их, чтобы достичь популярности и победы.

«Дело в том, что относительная свобода, которой мы пользуемся, зависит от общественного мнения», — писал Оруэлл в своём эссе «Свобода парка». «И закон от этого не защищает. Правительства принимают законы, но то, исполнятся ли они, то как ведёт себя полиция, зависит от общего настроения в стране. Если большое количество людей заинтересованы в свободе слова — свобода слова будет, даже если закон запрещает её; если общественное мнение лениво, неудобные меньшинства будут подвергаться преследованиям, даже если существуют законы, их защищающие».

Трамп вёл свою кампанию, чувствуя отчуждение и тревогу среди миллионов избирателей — в основном белых избирателей. Многие из этих избирателей (не все, но многие) пошли за Трампом, потому что увидели, как этот скользкий игрок, когда-то бывший политическим нулем, заурядным шутом, который занимался самопиаром в весёлом Нью-Йорке восьмидесятых и девяностых, показал готовность воспринять их разочарование, их ощущение того, что вокруг новый мир, строящий козни против их интересов.

То, что Трамп — миллиардер с плохой репутацией, помешало им не больше, чем цинизм Бориса Джонсона помешал британским сторонникам Брэкзита, и это не единственный пример. Электорат демократов мог бы утешиться тем, что страна по многим параметрам восстановилась (хотя и неравномерно) после Великой рецессии — уровень безработицы снизился до 4,9% — но это ощущение привело их, привело нас, к грубой недооценке реальности. Демократический электорат, кроме того, поверил, что с избранием афроамериканского президента, возрастанием равенства в вопросах брака, наличием других подобных маркеров, культурные войны близки к завершению.

Трамп открыл свою кампанию заявлением, что мексиканские иммигранты — «насильники»; завершил её антисемитской рекламой в стиле «Протоколов Сионских мудрецов»; его собственное поведение унижает женскую честь и насмехается над женским телом. Критику своего поведения Трамп отфутболивает как нормы «политической корректности». Несомненно, такой безжалостный и ретроградный тип мог бы иметь успех в определённых кругах избирателей, но как он мог победить? Несомненно, жуткий конспирологический сайт «Брейтбард Ньюс» не мог стать источником новостей и преобладающих мнений для миллионов читателей.

И тем не менее Трамп, запустивший свою кампанию, возможно, всего лишь с целью укрепить свой бренд, на определенном этапе осознал, что он может стать воплощением тёмных сил, может манипулировать ими. Тот факт, что «традиционные» республиканцы от Джорджа Буша-старшего до Митта Ромни высказались о своей неприязни к Трампу, похоже, только укрепило его эмоциональную поддержку.

Комментаторы в своих попытках нормализовать эту трагедию также найдут способы преуменьшить роль неуклюжих и деструктивных действий ФБР, злонамеренного вмешательства российских спецслужб, бесплатного пропуска для Трампа на кабельное телевидение — многочасовые непрерывные прямые репортажи с его предвыборных митингов, — особенно в первые месяцы кампании. Нас будут увещевать рассчитывать на стабильность американских институтов, на способность даже самых радикальных политиков осадить себя и вести себя более сдержанно после занятия должности. Либералов будут укорять за самодовольство, за непонимание и отрешённость от страданий — как будто многие избиратели, голосующие за демократов, не знают, что такое бедность, лишения, жизненные неудачи.

Не стоит верить этому пустословию. Нет никаких оснований верить в то, что Трамп и группа его единомышленников — Крис Кристи, Рудольф Джулиани, Майк Пенс, и, да, Пол Райан — рассчитывают управлять страной как республиканцы в традиционных рамках приличия. Трамп был избран не на платформе порядочности, справедливости, умеренности, компромисса и верховенства права; он был избран, по большому счету, на платформе недовольства и раздражения. Фашизм — это не наше будущее, такого быть не может; мы не можем этого допустить, — но именно так фашизм может возникнуть.

Хиллари Клинтон не была безупречным кандидатом, но она несгибаемый, умный и грамотный лидер; она, впрочем, не смогла побороть свой имидж среди миллионов избирателей как человек ненадёжный и высокомерный. Отчасти это объясняется её инстинктом чувствовать подозрения, выработанный за долгие годы серии фиктивных «скандалов». И все же каким-то образом, несмотря на её многолетнюю преданную и честную службу в государственных органах, ей доверяли меньше, чем Трампу — жулику, который обманывал клиентов, инвесторов, подрядчиков; мелкому человеку, бесчисленные высказывания и поведение которого выдают в нём отвратительные качества — жадность, лживость, нетерпимость. Эгоизм такого уровня редко встретишь за пределами больницы, как говорится, это клинический случай. 

Восемь лет страна прожила с президентом Бараком Обамой. Слишком часто мы пытались преуменьшить тот расизм и ту ненависть, которые бурлили под кибер-поверхностью. Но замкнутое информационное пространство уже разрушено. На страницах Facebook статьи традиционной прессы, основанные на фактах, выглядят так же, как статьи из источников конспирологических и альтернативных правых взглядов. Спикеры неописуемого теперь имеют доступ к огромным аудиториям. В этом котле при помощи женоненавистнической риторики была дискредитирована и уничтожена Клинтон. Альтернативно-правые СМИ выступали источником постоянной лжи, пропаганды и конспирологии, которыми Трамп, как кислородом, подпитывал свою президентскую кампанию. Стив Бэннон, ключевая фигура онлайн-издания «Брейтбарт Ньюс», был его пропагандистом и руководителем предвыборного штаба.

Всё это создаёт мрачную, унылую картину. Вчера поздно вечером, когда поступали результаты из последних штатов, мне позвонил друг. Он был переполнен печалью и беспокойством, страхом перед возможным конфликтом, возможной войной. Почему бы не уехать из страны? Но отчаяние — не решение проблемы. Бороться с авторитаризмом, разоблачать ложь, бороться честно и ожесточённо во имя американских идеалов — это то, что остаётся делать. Это всё, что нужно делать.

Источник: The New Yorker, An American Tragedy, 9.11.16

Перевод: Геннадий Цупин

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.